Андрей Зинченко: будут ли украинцы чаще ездить на заработки в связи с «безвизом»?


Андрей Зинченко: будут ли украинцы чаще ездить на заработки в связи с «безвизом»?

Экономические факторы последних десятилетий в соединении с географическими особенностями Украины способствовали возникновению трудовой миграции.

Результатом такого положения дел в числе прочего оказалось формирование устойчивого входящего потока иностранной валюты, достигшего своего пика в 2013 году.

Тогда в страну поступило по разным оценкам до эквивалента 7 млрд долл. США и этот поток оказался чуть ли не основным источником притока иностранной валюты.

Последующие события оказали прямое влияние на перечисляемые разными каналами объемы. С трудом балансировавший ситуацию НБУ не исключал данный источник из своего инструментария выхода из кризиса и все же обратился к нему, приняв постановление о выдаче системных переводов в национальной валюте.

Результатом такого подхода стало практически полное прекращение переводов в страну. Стороны заняли выжидательную позицию. Трудовые мигранты не желали нести убытки по курсовым разницам и стали вспоминать давно забытые схемы передачи денег. НБУ же рассчитывал привлечь валюту в оборот. В итоге мигранты пересидели НБУ и решение было отменено через несколько недель. Очевидно, что приток валюты на рынок, где она хоть как-то будет двигаться через банки, оказался лучше полного прекращения ее пересылки.

Вместе с этим работающие за пределами страны стали перечислять больше средств в Украину – за 2016 год в страну поступило свыше $5,4 млрд, что на 5,3% больше, чем в 2015-ым. Эта сумма сопоставима с 20% доходов госбюджета прошлого года и составляет 7% ВВП.

Стоит ли ожидать рост количества выехавших на заработки за рубеж с “безвизом”?

Это достаточно тонкий вопрос ввиду политико-экономического контекста, но вероятнее всего, что взрывного роста выехавших не будет и этому есть ряд причин.

Во-первых: основное число тех, кто хотел выехать – уже выехали. Здесь важно отметить, что проблемы выезда в последние годы не существовало.

Трудовых мигрантов условно можно разделить на 2 категории по критерию квалификации труда: высококвалифицированные ценные работники (как интеллектуального так и физического труда) и работники низкоквалифицированного труда, часто нелегалы. Первые проблем с выездом в общем случае не имели. Работодатель часто был заинтересован оформить рабочую визу.

В качестве примера тут можно привести огромное количество корабелов, подготовленных системой профессионально-технического и высшего образования. Несмотря на то, что европейские верфи вчистую проиграли битву за рынок азиатам, часть инновационного судостроения до сих пор производится в Европе и здесь наши мигранты долго были крайне ценными кадрами. Сейчас ситуация несколько изменилась, но пример в целом показательный. Квалифицированный сварщик с опытом и стажем в Германии сегодня может заработать около 2500 евро и пользуется спросом как специалист.

Вторые представляют из себя армию работников менее квалифицированного труда, которые часто работали нелегально. В свою очередь они тоже делились на 2 большие группы – те, кто возвращаться до планируемой легализации не планировал (в т.ч. и скрывающиеся от правосудия и долгов, — авт.) и те, кто хотел периодически возвращаться домой.

С первыми все просто – через несколько лет нелегального проживания и работы в той же Испании собиралась сумма миграционному адвокату и он легализовал человека.

Вторые же сталкивались с проблемой срока пребывания. И она вполне неплохо решалась. В приграничной области туроператоры сотнями отправляли автобусы на 3-дневные туры. Группам почти гарантированно открывались визы. А после 2-4 поездки в руках материализовался паспорт с «мультишенгеном» года на 3, а то и 5. Это назвалось «наезжать» паспорт.

Одной из организационных форм занятости, которая была порождена такими документальными особенностями, стали семьи, которые вахтами работали нелегально в Европе в одном месте, меняя состав работающих по срокам пребывания. Пересечение границы в этом случае было внешне законным, ведь тот факт, что едут на работу, никто не афишировал.

Таким образом те, кто реально хотел выехать на работу, проблем с реализацией такой задумки особых не имел, а у многих еще не закончился «мультишенген» в небиометрических паспортах.

Также стоит помнить, что безвизовый режим не предполагает рабочие поездки.

Это отдельная тема, но если уполномоченные пограничные органы проверят ряд тех, кто выезжал, к примеру, на рабочие конференции под видом туриста, то формально им могут отказать в посещении в дальнейшем, а таких немало.

Для официального трудоустройства по-прежнему нужна соответствующая виза.

Конечно безвизовый режим существенно облегчает возможность предварительно оценить обстановку с будущей работой на месте. Кто-то таким образом, как и раньше, останется с надеждой на дальнейшую легализацию, но в части нелегалов в Европе сегодня несколько ужесточилась конкуренция.

Справедливости ради стоит заметить, что «традиционно украинские сектора» в этом плане страдают не сильно.

Еще одним важным моментом является вопрос получения образования в Европе. И хотя многие университеты хотят видеть своих выпускников выехавшими домой по окончанию обучения, тем не менее цели самых студентов обычно прямо противоположные. Они стараются остаться. А учитывая особенности эволюции пенсионного законодательства последнего времени, будет ли у них мотивация возвращаться?

Отдельно необходимо уделить внимание вопросам внутриукраинского трудоустройства. События последних лет несколько усугубили ситуацию с рабочими местами на системных предприятиях.

Существует мнение, что избыток трудового потенциала сможет поглотить внешний рынок труда. Но в внутри Европы существуют свои проблемы с трудоустройством в первую очередь молодежи и увеличение сроков выхода не пенсию усугубляет эту проблему. Продленные сроки получения образования в статистике эту проблему несколько сглаживают, но она тем не менее существует. Также важное значение имеет ситуация с упомянутым выше миграционным кризисом.

Можно предположить, что количество выехавших на заработки, скорее всего изменится в сторону увеличения, но далеко не так лавинообразно, как это видится некоторым аналитикам.

Каким образом это отобразится на количестве “народных” валютных поступлений?

Вопрос поступлений от «заробитчан» прямо коррелирует с количеством выехавших (рассмотрен выше), а также квалификацией, целями выезда и наличием семьи на месте.

Среднестатистический «заробитчанин» – это человек из произвольного места на карте и произвольной же квалификации с семьей на родине. Причина банальна – жизнь в Украине пока еще дешевле, а легализация и перевоз семьи не такое простое и дешевое мероприятие. Полноценный переезд потребует значительных организационных на старом и финансово-организационных затрат на новом месте.

Также нельзя сбрасывать со счетов медицину, которая здесь существенно дешевле в общем случае.

Размещение профицита заработанных средств так же находится не на последнем месте, хотя в последнее время получение пассивных доходов и инвестиционная привлекательность недвижимости сильно изменились.

В любом случае для возвращения объемов поступлений на уровни 5-летней давности необходима в первую очередь либерализация возможности передавать заработанное семьям.

Надо помнить, что формально любой перевод из-за границы домой является для получателя налогооблагаемой прибылью и подлежит обложению НДФЛ.

Если системные переводы ГФС пока еще не видит как “явное”, то принимая перевод, например, через Приватбанк, он будет зачислен на карточный счет и оставит о себе вполне осязаемую связь с идентификационным номером со сроком исковой давности 3 года. Это же касается любого SWIFT перевода.

Тот факт, что сегодня эта тема не является титульной, не должен вводить получателей в заблуждение и вопрос контроля в этой сфере – это вопрос технологий и времени, возможно не близкого, учитывая последствия решения НБУ о выдаче переводов национальной валютой. Правовая же база существует давно.

С учетом того, что европейский рынок труда по секторам является относительно устоявшимся повышение притока валюты стоит ожидать в основном при увеличении количества выехавший на работу, чего по причинам, описанным выше, скорее всего ждать не приходится. Количество рабочих мест и фонд оплаты труда в Европе растет несколько более медленными темпами, чем число желающих в Украине разделить его.

***

Подводя итог, необходимо отметить, что значительного роста числа выехавших на заработки в Европу в связи с введением безвизового режима, ожидать не стоит.

Особенно учитывая, что Европа далеко не единственное направление трудовой миграции, имеет ряд барьеров для трудоустройства и конкуренцию, обусловленную последствиями миграционных особенностей последнего периода и собственно трудовым кризисом в самой Европе.

В связи с этим также не стоит ожидать в краткосрочном периоде существенных увеличений поступлений валюты. Ориентиром здесь в первую очередь должен быть предыдущий пик поступлений, который сегодня еще не достигнут и при оптимистическом сценарии будет достигнут в среднесрочном периоде.

Превышение же объемов поступлений докризисного пика будет обусловлено с одной стороны количеством выехавших, число которых вероятнее всего сильно не увеличится, а с другой – социально-экономическим и инвестиционным климатом на родине, включая юридическое и организационное благоприятствование государства самому факту перечислений.

Андрей Зинченко, доктор философии в области экономики, доцент кафедры финансов Национального университета судостроения, магистр государственного управления (МРА)

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

  • !

    Колонка отражает исключительно точку зрения автора и может не совпадать с мнением редакции. Публикация колонок осуществляется согласно Правил, а Finance.ua выполняет лишь роль носителя. Копировать эти авторские материалы можно только при наличии ссылки на автора и Finance.ua.

Также по этой теме: Казна и Политика
Смотри также
В Контексте Finance.ua
Опросы