0 800 307 555
0 800 307 555

Страсти по Сахалину. Оговорки президентов братских стран. Прошедшие энергосаммиты: из "понтов" трубопровод не проложишь


151-я серия.

Нынешнюю серию начнем с обратной связи. Этот кибернетический и радиотехнический термин некогда вызывавший праведный гнев борцов с порождением американской научной мысли, нанятой тамошней буржуазии, кибернетикой, не столь давно был спроецирован и адаптирован разнообразными СМИ. Иначе говоря, в условиях рыночной экономики (куда ж без нее родимой) редакции регулярно интересуются мнением читателей или зрителей по поводу материалов, излагаемых на страницах или несущихся с телеэкрана. Типа, "Чего изволите?". Сказать по правде, нынче вечером был удивлен относительной благожелательностью российского читателя а также тем, что, как оказалось, у "Сахалинов" появилась аудитория в Балтии. Впрочем, с учетом внимания "сериала" к теме эстонско-российских противостояний а также более ранних и уже получивших свое развитие сюжетов с транзитом российских углеводородов в этом направлении, удивляться не следовало бы. Полагаю, критику российского читателя, упрекающего автора за длинноты, "на ура" восприняли девочки-редакторы, вынужденные ежедневно править дядисашиное "творчество" перед размещением на сайте.

Исходя из последнего, не побрезгуем процитировать Путина (питерские кавээнщики делали это достоточно часто): "Буду кратким". Во всяком случае, постараюсь. Не все от меня зависит, сюжетные линии "Сахалинов" подсказывает сама жизнь, а мы по свей ленности лишь облекаем их в удобную для восприятия форму.

Очевидно, следует подвести итоги двух "углеводородных" саммитов, которые прошли, если смотреть из Днепропетровска, в двух углах карты: в Кракове (в левом верхнем углу) и в Туркменбаши(бывш. Красноводск) на загадочном Востоке, справа внизу. Самое смешное, что по количеству мнений, эта тема, пожалуй, могла поставить своеобразный рекорд плюрализма. Одни считают, что Москва "нагнула" Среднюю Азию, вынудив задекларировать строительство "нужного" для России газопроводу, другие осторожно намекают на то, что "Восток – дело тонкое". В общем, давайте попытаемся разобраться, а уж потом поинтересуемся чем нынче занимается звезда сериала Олег Львович Митволь, который, судя по всему, еще из Белокаменной по-настоящему на природу не выезжал и разнообразные СРП-проекте не инспектировал.

В субботу, как сообщалось "Сахалинами" (см. прошлую серию), в Туркменбаши были подписаны резолюции о строительстве и модернизации двух трубопроводных систем из Туркмении в Россию. Очевидцы считают, что президент Туркмении проявил себя политиком недюжинной смелости, сумев заметно снизить значимость этого "судьбоносного события", не по-азиатски неделикатно намекнув присутствующим о возможности реализации транскаспийского трубопровода в обход России. Кстати, Гурбангулы Бердымухаммедов, открывая подписание трех- и четырехсторонних документов о модернизации и строительстве двух газопроводов из Туркмении в Россию (один через Узбекистан и Казахстан, другой через Казахстан.– А.Д.), превентивно расставил все акценты, которые судя по всему были првильно поняты далеко не всему высокопоставленными гостями.

- Я рад,– сказал президент Туркмении, что здесь, в этом зале, собрались представители великой России и братского Казахстана. Полагаю, все поняли, что для Туркмении Россия великая, а Казахстан братский. Собственно, мы как-то упоминали в "Сахалинах", что новоиспеченный президент Туркмении начал свою карьеру, ориентируясь на своего более «опытного» соседа Казахстан.

– Мы, со своей стороны, гарантируем поставку туркменского газа,– продолжил господин Бердымухаммедов.– Туркменистан приглашает к сотрудничеству компании ваших государств на туркменском участке шельфа (Каспийского моря.– А.Д.). Вложения здесь, по нашему мнению, быстро окупятся.

Иначе говоря, у присутсвующих возникло подозрение, что что он еще и уговаривал Владимира Путина и Нурсултана Назарбаева привлечь компании их стран к разработке шельфа. Кроме того, президент Туркмении предложил подумать и о железной дороге, параллельной прикаспийскому газопроводу, и о паромной переправе Туркменбаши–Актау–Астрахань. В этом тоже весьма значительный для дальнейшего понимания прикаспийских «сюжетов» «нюанс» характера президента Туркмении. Кстати, накануне он даже не предупредил коллег, что скажет об этом. И от этого они тоже теперь не могли бы отказаться при всем желании, если бы оно у кого-нибудь из них даже и возникло.

– Туризм здесь будем развивать,– не спеша говорил президент Туркмении.– Мы предлагаем только со своей стороны вложить в это дело около одного миллиарда долларов.

Гостиница, в которой развивались эти события, грозящие стать эпохальными для экономик большого количества стран, была, видимо, сама по себе уже частью будущего туристического рая. В голой степи стоял этот пятизвездный отель, в баре которого и пятизвездочный коньяк, и чашка чаю, и кока-кола стоили 1 (один) доллар, и никакая другая валюта была здесь не в ходу.

Из аэропорта туди участники события а также сопровождавшие их акулы пера и свита ехали около часа, и за это время встретили только терпящий, судя по всему многолетнюю гуманитарную катастрофу военный городок и несколько пятиэтажек, про которые очевидцы с уверенностью сказали бы, что их незадолго до приезда высоких гостей взорвали (чтобы сердце при взгляде на них не разрывалось от жалости к их жителям). Однако, как потом автору с упоением рассказал очевидец и участник поездки, московский журналист, ему поведали, что никто эти строения не взрывал, а это всего лишь банальная и естественная амортизация жилого фонда, но жить в нем еще можно долго и даже счастливо, если есть уверенность в завтрашнем дне. Натурально, эта самая уверенность, судя по всему у жителей Туркмении никуда, по идее пропасть не должна, потому что на смену одному прогрессивному лидеру и отцу нации пришел другой прогрессивный лидер, по некоторым данным, даже сын.

Самое интересное, что европеец Путин во время этой речи решал какие-то вдруг, видимо, возникшие у российской делегации проблемы. Вначале с ним шепотом напряженно поговорил сидевший по левую руку министр промышленности и энергетики России Виктор Христенко. Затем президент РФ поманил к себе сидевшего через несколько стульев от него А. Миллера, главу Газпрома и сам уже начал говорить ему в самое ухо что-то взволнованное. Между тем президент Туркмении сказал, что с удовольствием передает слово президенту братского Казахстана. Натурально, Нурсултан Назарбаев открыл рот, но его опередил более молождой и обладающий более быстрыми рефлексами дзюдоста и профессионального шпиона Владимир Путин. Он, услышав только, что слово уже передается, мгновенно оторвался от Алексея Миллера, кивнул Гурбангулы Бердымухаммедову и успел поблагодарить "президента Туркменистана за возможность собраться здесь, в этом месте", прежде чем понял, что он не президент Казахстана.

– Пожалуйста-пожалуйста,– приободрил, с восточным великодушием его господин Бердымухаммедов, и Нурсултан Назарбаев великодушным жестом тоже предложил Владимиру Путину продолжить, но тот уже качал головой: Нет-нет...

- Здесь, в городе Туркменбаши, мы подписываем документ по созданию транскаспийского трубопровода,– произнес Нурсултан Назарбаев и в отличие от Путина вовремя не спохватился… В подобных местах голливудских кинофильмов должен раздасться вопль «Вау!!!». Поскольку оговорка была не по-азиатски демонстративной.

Полагаю, говоря о прикаспийском трубопроводе, президент Казахстана и в самом деле все время держал в уме транскаспийский, тот самый, по дну моря, в обход России. Да и все тут говорили об одном, а подразумевали что-то все-таки другое. – Мы воспринимаем предложение Туркменистана о работе наших компаний на шельфе очень серьезно,– продолжил господин Назарбаев,– и готовы идти в этой работе и вместе с российскими компаниями, и отдельно.

Вот это, похоже, было уже лишним. По мнению переговорщиков РФ, вопрос стоял по-другому: российские компании могли привлечь для этой работы казахских коллег, а могли и думать. Но президент Казахстана, видимо, с самого начала намерен был дать понять, что он видит ситуацию по-другому. И у него в кармане уже было мнение по этому поводу президента Туркмении, высказанное вслух.

Президенту России наконец-то удалось поблагодарить господина Бердымухаммедова за возможность собраться в городе Туркменбаши. После этого Владимир Путин неожиданно заговорил о роли России в мировой энергетической системе и сразу вспомнил о прошлогодней санкт-петербургской "восьмерке" и об энергетической безопасности тоже.

Он, похоже, не мог отказать себе в удовольствии не вспомнить обо всем этом. Европа, грезящая диверсификацией поставок туркменского газа, теперь ее получит: она сможет получать туркменский газ либо через модернизированный трубопровод Средняя Азия–Центр-3 (САЦ-3) по территории Узбекистана, либо через построенный САЦ-4, то есть собственно прикаспийский. И в обоих случаях многострадальная Европа, хочет она этого или нет, на выходе вынуждена будет иметь с надежным и стабильным поставщиком энергоресурсов Владимиром Владимировичем Путиным, президентом страны с названьем кратким Русь.

А на транскаспийский трубопровод у Туркмении, даже если когда-нибудь решится вопрос о разделе Каспия и страны–участницы проекта закроют глаза на технологические риски, связанные с прокладкой трубы по дну Каспия, газа, по общему мнению, все равно не останется. В этом смысле две подписываемые на глазах очевидцев декларации и в самом деле ставили крест на транскаспийском трубопроводе.

Владимир Путин заявил, что уже 1 июля этого года будет подготовлено ТЭО проекта(автор на этом месте изрядно удивился, услышав эту дату. Накануне мне называли 1 сентября, и я подумал, что за один день срок сдвинулся на два месяца, а значит, президент России делает все возможное или, вернее, невозможное, чтобы форсировать этот проект, опасаясь, очевидно, что если и удержит его в руках сам, то не факт, что с этим справится его преемник. Это вообще-то значит, что для реализации такого уровня геополитических проектов президенту России понадобится сменщик с более чем твердой рукой и холодным сердцем.

– Я, наверное, предлагаю подписать...– неуверенно произнес президент Туркмении.– Нет возражений?

– Нет,– очень быстро сказал президент Казахстана.

Президенту России удалось промолчать.

– Ну тогда слово протоколу,– вздохнул господин Бердымухаммедов.

– Уважаемые! – звонко по-русски сказал в микрофон откуда из-за спин журналистов сотрудник туркменского протокола.

Президенты, которые не привыкли к обращению, с которым трамвайные хулиганы пристают к случайным пассажирам в темное время суток, не среагировали. Зато сразу обернулись все журналисты.

– Уважаемые главы государств! – повторил сотрудник туркменского протокола.– Подписывается четырехсторонняя декларация с участием президента Узбекистана. Президент Узбекистана подписал декларацию 09 мая...

Это была одна из самых серьезных интриг этого саммита. Белый рояль в кустах саксаула. Для модернизации САЦ-3 необходима была, разумеется, подпись президента Узбекистана. И это была большая проблема. По нашим данным, за несколько дней до встречи Владимир Путин позвонил Исламу Каримову и предложил ему приехать в Туркменбаши. Господин Каримов сразу сказал, что приехать при всем желании не сможет, но мысленно, как говорится, вместе.

Тогда в Узбекистан срочно улетел Виктор Христенко с командой своих переговорщиков, которые привезли в Ташкент текст декларации. Было два варианта: либо Ислам Каримов поставит свою подпись первым, заочно, либо последним, тоже, впрочем, заочно. Первый вариант был рискованным для президента Узбекистана, второй для трех остальных президентов. Если бы они подписали декларацию, а он потом начал бы размышлять или вносить в нее уточнения, а потом решил бы подумать еще пару дней... Нет, второй вариант, этот кошмарный сон для двух великих народов и одного братского, был исключен.

На первый вариант предстояло решиться Исламу Каримову. Декларация состояла из одной страницы. И он, наверное, тоже думал о том, что будет, если он ее подпишет, а думать начнут они. У него был риск оказаться в унизительном положении. Два дня российские переговорщики в Ташкенте работали не покладая рук. Они уговорили Ислама Каримова пойти на беспрецедентный шаг в технологии подписания такого рода документов. То, что они сделали, претендует на подвиг во имя страны (а то и двух или трех стран). То есть никто из знающих эту историю людей, на мой взгляд, не удивится, если узнает, что по ее итогам переговорщики получили госнаграды. Ну и нельзя не учитывать того, что Исламу Каримову все-таки, видимо, очень хотелось подписать эту декларацию. Он-то лучше других понимает, что если газопровод не модернизировать сейчас, то через пару-тройку лет его можно будет уже не модернизировать, а смело закрывать.

Модернизированный газопровод, наоборот, даст возможность Исламу Каримову контролировать вентиль на территории Узбекистана. Он и раньше не отказывал себе в удовольствии время от времени перекрывать его (кстати, и по этой причине возникла идея трубопровода в обход Узбекистана).

Кстати, единственное, чего от него так и не смогли добиться христенковские переговорщики,– подписать соглашение, по которому диспетчерские функции на узбекском участке модернизированного трубопровода отойдут к Газпрому.

При этом в субботу, 12-го по нашим данным, аналогичное диспетчерское соглашение Газпрому удалось подписать с Туркменией. Впрочем, впереди еще адская работа по подписанию нескольких межправительственных соглашений в прикаспийском проекте. До сих пор непонятно, какие условия в этих переговорах выставят туркменские переговорщики. Автор почти уверен, что эти условия легкими для России не будут.

Строго говоря, откладывать строительство прикаспийского трубопровода в условиях полной неопределенности с транскаспийским Туркмения не могла. Уже в 2008 году на туркменском участке каспийского шельфа начнет добывать газ малайзийская компания "Петроназ", мощность этого проекта – 10 млрд куб. м в год. Вот для этого газа и нужна труба. В общем, президент Туркмении был прав, когда сказал, завершая церемонию: – Эти соглашения принесут только позитивные плоды на благо... как говорится... наших народов и государств.

Новому президенту Туркмении пока еще трудно, видимо, выговорить такие высокопарные слова без стеснительного уточнения "как говорится". После этого возник очень деликатный момент. Президент России хотел подойти к журналистам. Он стоял в компании двух коллег и на предложение своего пресс-секретаря отлучиться на несколько минут среагировал положительно. Но проблема была в том, что неожиданно положительно на него среагировали и два других президента. Они вряд ли были позарез необходимы Владимиру Путину в этот момент, так как могли сказать что-то, что испортило бы ему этот праздник жизни.

И все-таки они подошли втроем, и мой московский приятель-журналист признался, что именно тогда подумал, что происходящее является настоящим событием в жизни трудолюбивого туркменского народа. Дело не в том, что президент Туркмении уже второй день разговаривал с коллегами как простой смертный, это показывали по телевизору в его стране. Главное, что Гурбангулы Бердымухаммедов сейчас мог даже без подготовки ответить на какой-нибудь журналистский вопрос, и вот это стало бы настоящим прорывом и, может быть, даже началом какого-нибудь необратимого демократического процесса, первой жертвой которого рискует стать, если не возглавит его, сам Гурбангулы Бердымухаммедов. И он ответил на этот вопрос.

Но сначала президент России поправился, сказав, что он ошибся, проинформировав, что поручения правительствам должны быть готовы к июлю 2007 года. Они должны быть готовы все-таки к 1 сентября.

– Как вы считаете,– тут-то и спросил журналист телеканала "Россия" президента Туркмении, надежно, казалось, укрывшегося за спиной Владимира Путина,– действительно ли теперь стоит забыть о транскаспийском трубопроводе?

Президент Туркмении, как оказалось, имел реакцию и способность к дипломатии не хуже, чем у Путина. Он, казалось, не задумался ни на секунду, со вздохом, впрочем, выдвинувшись к микрофону.

– Во всем мире идет диверсификация,– пожал он плечами.– И у нас еще, может быть, будут на рассмотрении эти проекты.

– То есть не стоит списывать? – уточнил кто-то.

– Не стоит,– повторил президент Туркмении.

– И запасов газа хватит?

– Хватит,– улыбнулся господин Бердымухаммедов.

Владимир Путин на этих словах счел необходимым не только улыбнуться, но и засмеяться. Но что-то слабо верилось в искренность этого смеха.

Впечатление от триумфальной церемонии было, таким образом, все-таки смазано. Члены российской делегации потом в кулуарах долго комментировали эти слова и все время подчеркивали, как после десяти лет обещаний первого президента Туркмении, что транскаспийский трубопровод будет построен, второй президент Туркмении не мог отречься от слов предшественника, а значит, и от него самого и сказать, что не будет. И как на самом деле всем очевидно, что тема транскаспийского трубопровода закрыта сегодня раз и навсегда.

Но было смазано впечатление, было.

Президент Казахстана поделился деталями проекта, словно пытаясь утопить в них это впечатление. Он ответил на один из главных вопросов: как именно будет строиться прикаспийский трубопровод. Либо каждая страна построит свой участок, либо консорциум займется строительством трубы в целом.

– Я думаю, по территории Казахстана мы будем строить, а по территории Туркмении – Туркмения,– сказал он.– А потом, например, вклиниваемся в газопровод Бухара–Урал.

Под конец слово взял Владимир Путин, до этого, казалось, не имевший желания кого-нибудь дополнить. Но после слов президента Туркмении такое желание, похоже, появилось.

– Мы открыли переговоры по новому маршруту по просьбе туркменской стороны,– подчеркнул он, и стало окончательно понятно, что это его реакция на слова туркменского коллеги.

Президент Туркмении на этот раз ограничился многозначительным молчанием.

Между тем Украина, Польша, Литва, Грузия и Азербайджан договорились создать совместное энергетическое предприятие. Об этом сообщил на пресс-конференции Президент Литвы Валдас Адамкус после энергетического саммита в Кракове, ссылаясь на принятое на саммите коммюнике.

По его словам, СП будет заниматься разработкой энергетических проектов, в том числе развитием нефтепровода "Одесса-Броды".

"Результатом нашей работы стала поддержка создания СП", - сказал Президент Польши Лех Качиньский.

По словам Ющенко, создание компании пока является политическим решением, которое означает поддержку необходимости достройки "Одесса-Броды" со стороны Азербайджана, Грузии и Литвы.

"Диалог по этому поводу ведется уже много лет. Убежден, что ему не хватало глубокого политического решения. Сегодня это решение принято", - сказал Ющенко.

Данное предложение не поддержал Казахстан.

В то же время детали статуса будущего СП и его функции будет разрабатывать межгосударственная рабочая группа на уровне министров топлива и энергетики всех стран-участниц саммита, включая Казахстан.

Качиньский сказал, что СП будет иметь государственную форму собственности, но не исключил, что в нем смогут принять участие и частные компании.

Ющенко считает, что будущее предприятие может сдать нефтепровод «Одесса-Броды» в концессию либо полностью, либо тот участок, который будет достраиваться.

"Одна из версий - консорциуму передать в концессию, ту часть трубы, которая будет достроена, или ту, которая уже построена, но окончательное решение в экономическом формате еще не принято", - сказал Ющенко.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев дал понять, что его страна готова предоставить для будущего нефтепровода необходимые объемы нефти.

"Кончено, "Баку-Тбилиси-Джейхан" может расширить (объемы поставок), но мы понимаем необходимость диверсификации", - сказал Алиев.

По его словам, в 2008 году Азербайджан увеличит добычу нефти до 1 млн баррелей в день.

Как сообщалось ранее, Польша хотела получить согласие Казахстана, Азербайджана и Грузии для реализации проекта по достройке нефтепровода «Одесса-Броды» до польского Плоцка. Именно для его получения и был организован энергетический саммит 11 мая.

Состоявшийся в конце прошлой недели в Кракове энергетический саммит шести стран – Польши, Украины, Казахстана, Азербайджана, Грузии и Литвы – завершился реанимацией проекта достройки нефтепровода Одесса–Броды–Гданьск. Как с удовлетворением заявил по окончании саммита президент Украины Виктор Ющенко, "политики сделали свое дело", и обсуждавшийся много лет проект получил наконец "глубокое и ответственное политическое решение". В свою очередь, его польский коллега Лех Качиньский отметил, что "саммит закончился большим успехом, чем мы ожидали", и нефтепровод из Одессы в балтийский порт Гданьск может заработать уже к 2012 году. По расчетам участников краковского саммита, польско-украинская труба должна стать альтернативой российскому маршруту, который состоит из нефтепроводов Тенгиз–Новороссийск, Бургас–Александруполис и танкерной переправы между ними по Черному морю.

Правда, пока труба Одесса–Броды служит не столько альтернативой, сколько примером ошибочных экономических и политических решений. Построенный еще в 2001 году нефтепровод фактически простаивает, так как ни Казахстан, ни Азербайджан пока не дали гарантий его заполнения ни в ближайшем, ни в отдаленном будущем. Из-за этого Киев был вынужден согласиться на его использование в реверсном направлении для прокачки российской нефти к порту Южный под Одессой. Между тем дополнительные объемы каспийской нефти, которые могли бы заполнить ржавеющий украинский нефтепровод, могут появиться только после согласия Москвы на увеличение мощности Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) (Тенгиз–Новороссийск). Не случайно президент Казахстана предпочел лично не участвовать в краковском форуме и направил в Польшу своего спецпредставителя – замминистра энергетики и природных ресурсов Ляззата Киинова. В марте этого года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил о заинтересованности в проекте Одесса–Броды–Гданьск при условии "обязательного приглашения соответствующих российских структур".

"Удвоение добычи нефти к 2012–2015 годам заставляет нас искать новые маршруты экспорта, и поэтому проект Одесса–Броды–Гданьск является хорошей альтернативой", – заявил Назарбаев в Астане в ходе переговоров с Лехом Качиньским. При этом Назарбаев пояснил, что "транспортировка излишней нефти из Казахстана будет осуществляться через Россию".

Однако участники краковского саммита не хотят связывать проект Одесса–Броды–Гданьск с российским решением о расширении КТК и поэтому надеются на альтернативные пути доставки каспийской нефти в порты Черного моря. Именно поэтому в Кракове речь шла о строительстве двух железных дорог: Баку–Тбилиси–Поти – паромная переправа Керчь и Ахалкалаки–Тбилиси–Баку. При этом опыт строительства экономически слабо обоснованного нефтепровода Одесса–Броды за счет украинского бюджета показывает, что прокладка новых транскавказских маршрутов вполне возможна. Впрочем, слишком хитроумные пути обхода России при транзите каспийской нефти вызывают сомнения аналитиков в их экономической целесообразности.

"За лояльность Москве Астана может получить согласие России на расширение мощностей КТК, и не исключено, что такие гарантии Назарбаевым уже получены", – считает эксперт нефтегазового сектора НКГ "2К Аудит – Деловые консультации" Владимир Лесков. По его словам, с началом строительства трубопровода Бургас–Александруполис дополнительные объемы нефти из Казахстана не будут нуждаться в украинском нефтепроводе, и их направят в Европу через Болгарию. Кроме того, Казахстан рассчитывает увеличить объем транзита нефти по трубопроводу Атерау–Самара.

"Главным поставщиком нефти в Гданьск должен был стать Казахстан, однако Назарбаев проигнорировал этот саммит, предпочтя встретиться со своим российским коллегой и обсудить с ним возможности увеличения поставок в Европу через Россию, – поясняет Лесков. – Пока о срыве саммита в Польше не говорят, однако без Назарбаева обсуждение трубопровода Одесса–Гданьск становится бессмысленным".

"Для России хороший знак, что сам Назарбаев не поехал на саммит в Польшу, но нельзя забывать, что поехал замминистра энергетики и природных ресурсов, а это значит, что вопрос об альтернативной трубе с повестки дня не снят", – предупреждает аналитик "Тройки Диалога" Валерий Нестеров. Впрочем, по его мнению, многократная перевалка каспийской нефти на пути в Европу существенно осложняет реализацию этого проекта.

Итак, бизнес-итоги двух саммитов прошлой недели – в Туркмении и Польше – оказались гораздо скромнее политических. В Кракове президентам пяти стран удалось договориться о старте проекта трубопровода Одесса–Гданьск, но не удалось гарантировать объемы прокачки нефти. В Туркменбаши Владимир Путин убедил казахских и туркменских партнеров начать работу над прикаспийским газопроводом, но не убедил отказаться от транскаспийского. Война труб продолжится как минимум до новых саммитов – в Туркмении в сентябре и в Литве в октябре.

Политический результат работы двух альтернативных энергосаммитов конца прошлой недели будет окончательно понятен после еще одного саммита – ЕС–Россия 17-18 мая в Самаре: там Евросоюз поддержит тот или иной вариант энергополитики в регионе.

Но переговоры имели и коммерческую составляющую, и здесь саммиты были в основном неудачными.

В бизнес-повестке дня саммита в Средней Азии (сначала в Казахстане, затем в Туркмении) было три вопроса, относящихся к трубопроводам,– о прикаспийском и транскаспийском трубопроводах, а также о расширении мощности Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). Из них Владимиру Путину, Нурсултану Назарбаеву и Гурбангулы Бердымухаммедову удалось сдвинуть с мертвой точки лишь один.

В итоговых документах встречи зафиксировано, что к сентябрю 2007 года стороны на новом саммите в Туркмении подготовят проект межправительственного соглашения и коммерческих соглашений о создании консорциума по проекту прикаспийского трубопровода. На деле, по разъяснениям главы Минпромэнерго РФ Виктора Христенко, к сентябрю стороны будут готовить документы по более масштабному проекту. Прикаспийский трубопровод (сейчас газопровод Средняя Азия–Центр-4) в течение пяти–семи лет предполагается расширить с нынешней мощности 1-2 млрд куб. м прокачки газа в год до 10 млрд куб. м, а существующую ветку газопровода Средняя Азия–Центр-3 (САЦ-3), проходящую из Туркмении через Узбекистан и Казахстан в Россию, расширить на 20 млрд куб. м в год. К 2014 году Россия может рассчитывать на рост потока газа из Средней Азии в Россию с 60 млрд до 90 млрд куб. м в год.

Впрочем, ни одна из сторон пока не комментирует, как и кто будет продавать дополнительные 30 млрд куб. м газа производства Туркмении, Казахстана и Узбекистана (повторимся, президент Узбекистана Ислам Каримов подписал декларацию саммита в Туркменбаши заранее, 9 мая, на встрече с Христенко). Газпрому этот объем не гарантирован. Напомним, на первой встрече саммита, между Владимиром Путиным и Нурсултаном Назарбаевым, договорились, что 15 млрд куб. м газа в год, который будет вырабатываться на Оренбургском газоперерабатывающем заводе из газоконденсата Карачаганакского месторождения в Казахстане, будет продавать в Европе СП Газпрома и "Казмунайгаза" – "Казросгаз".

Возможно, на сентябрьской встрече в Туркмении господа Бердымухаммедов и Назарбаев потребуют от Владимира Путина создания совместной компании-оператора новой трубы. Что же касается расширения САЦ-3, Газпрому удалось лишь вновь подтвердить планы реконструкции системы газопроводов Средней Азии.

Напомним, в 2004 году такой проект уже подписывался и Туркменией, и Узбекистаном, и Казахстаном, но из-за проблем с Туркменией и Узбекистаном реализовывался вяло. Партнеры России в сентябре явно будут требовать от Газпрома уступок, размывающих его монополию на экспорт газа в Евросоюз.

При этом Владимиру Путину не удалось убедить партнеров отказаться от проекта транскаспийского трубопровода – президенты Туркмении и Казахстана в субботу четко заявили, что проект, против которого яростно протестует Газпром (этот трубопровод в обход России и может стать частью проекта ЕС Nabucco, выводящего газ Азербайджана, а в перспективе Туркмении и Ирана в ЕС вне контроля России), все же будет обсуждаться. При этом и туркменский, и казахский участки прикаспийского трубопровода вполне в будущем могут стать частью транскаспийского трубопровода.

Наконец, туркменский саммит не смог решить вопрос, будет ли расширяться с нынешних 31 млн т мощности перекачки до 67 млн т трубопровод КТК. Напомним, Нурсултан Назарбаев предложил поддержать расширение России, владеющей 24% акций консорциума, ответ Владимира Путина был уклончивым. При этом Казахстан де-факто поставил одобрение проекта условием своего участия в российском нефтепроводе Бургас–Александруполис, в противном случае казахская нефть потечет через трубопровод Одесса–Гданьск в Польшу в обход России.

Итоги краковского саммита для большинства его участников также почти отсутствуют. Азербайджан и Казахстан в Кракове согласились участвовать лишь в рабочей группе по достройке существующей трубы Одесса–Броды из Украины до польского НПЗ в Плоцке и далее до завода Rafineria Gganska. Но консорциум по проекту Одесса–Гданьск будет создан не ранее октября 2007 года – не ранее, чем его обсудит новый саммит в Вильнюсе. До этого Казахстан и Азербайджан могут обещать нефть нефтепроводам Баку–Тбилиси–Джейхан, и Бургас–Александруполис, и Одесса–Броды, и КТК. Вхождение этих стран в проект Одесса–Гданьск по-прежнему не гарантируется.

Впрочем, во встречах в конце прошлой недели в Ашхабаде, Астане, Кракове и Туркменбаши, в которых так или иначе приняли участие президенты девяти стран, все же есть победители. Переговоры о том, какие проекты поддержат транснациональные нефтяные компании, будут вестись в основном с Азербайджаном, Казахстаном и Туркменией. В отличие от Владимира Путина, Ислама Каримова и четырех из пяти участников «краковской пятерки», которые лишь удержали позиции, у господ Назарбаева и Бердымухаммедова появилось больше вариантов для торга с Chevron, Exxon Mobil, BP, Eni, которые, собственно, будут добывать нефть и газ на Каспии.

Вояж Владимира Путина по Средней Азии еще раз подтвердил, что у Москвы мало эффективных рычагов воздействия на соседей. Одной из важнейших целей поездки президента в Туркмению и Казахстан был срыв проекта Транскаспийского газопровода (ТКГ), однако, несмотря на беспрецедентные уступки Астане и Ашхабаду, Путину удалось в лучшем случае отсрочить его реализацию. В субботу Гурбангулы Бердымухаммедов дал понять, что газопровод все равно будет построен.

Как сообщали "Сахалины", проект ТКГ с 1996 года упорно лоббируют США, а в последнее время — ЕС и страны ГУАМ. Он должен соединить по дну восточный и западный берега Каспия и ежегодно поставлять 30 млрд куб. м туркменского, казахского и узбекского газа в уже действующую систему Баку — Тбилиси — Эрзурум. Через Турцию, где к системе планируется подключить газопроводы из Ирана и с Ближнего Востока, газ пойдет на Балканы, в Австрию и Венгрию. Эта сеть под названием Nabucco грозит подорвать зависимость ЕС от России и превратить ее газопровод "Голубой поток" в ничто. Уже сейчас, несмотря на отчаянный демпинг Москвы (российский газ поступает в Турцию по 74 долл. за 1 тыс. куб. м), Анкара блокирует его достройку до Балкан. В свою очередь, Хельсинки и Таллин блокируют Северо-Европейский газопровод в Финском заливе, а транзит через Украину и Польшу уязвим политически. Таким образом, ТКГ может поставить крест на "энергетической империи", о которой в Кремле уже не говорят, но все еще строят. Равно как и на идее "газовой ОПЕК".

ТКГ может ударить и непосредственно по Газпрому. Сегодня почти весь свой газ Туркмения, Казахстан и Узбекистан экспортируют через Россию по советской системе газопроводов Средняя Азия — Центр (САЦ). Закупая его по $100 за 1 тыс. куб. м, Газпром не только восполняет на внутреннем рынке дефицит российского газа, поставляемого в Европу по 300 долл., но и помогает Кремлю субсидировать мнимую лояльность Украины (схема "РосУкр­Энерго").

Долговременные контракты с Туркменией до 2028 года позволяют «Газпрому» получать до 90 млрд куб. м газа в год, однако такие же объемы Ашхабад обещает Китаю, а хватит ли у него запасов — неизвестно. Кроме того, изношенная САЦ не справляется с растущей добычей, и для «азиатской тройки» это дополнительный аргумент в пользу новых маршрутов. Основной же аргумент — недовольство транзитной политикой Москвы, которая либо выкупает газ по дешевке, либо задирает тариф на его прокачку. Тем временем США обещают, что по Транскаспийскому газопроводу центральноазиатские страны смогут продавать газ в обход России по 250—300 долл. Учитывая, что дома новые месторождения Газпром почти не разрабатывает, а на уголь и мазут Россия перейдет нескоро, ТКГ может помешать компании выполнить растущие обязательства перед Европой.

Чтобы помешать строительству ТКГ и добиться согласия Казахстана и Туркмении на прокладку нового Прикаспийского газопровода в Россию, Москва пошла на значительные уступки. Россия обязалась инвестировать в газодобычу Туркмении, от чего ранее воздерживалась. Казахстан сможет продавать часть своего газа по европейским ценам через создаваемое СП "КазРосГаз" похожие схемы обсуждаются с Туркменией. Уступки сделаны и в других сферах. В пятницу Владимир Путин дал долгожданное согласие на расширение Каспийского трубопроводного консорциума (КТК). Это выглядело ответом на обещание Назарбаева прокачивать через РФ "поч­ти всю, если не всю" нефть и присоединиться к нефтепроводу Бургас — Александруполис.

"Однако известно, что Астана наращивает поставки нефти в систему Баку — Джейхан и строит вторую ветку нефтепровода Атасу — Алашанькоу в Китай", — напоминает директор алма-атинской Группы оценки рисков Досым Сатпаев. По мнению экспертов, КТК могут расширить больше, чем на 17 млн т нефти в год, необходимых для Бургаса, причем излишки уйдут в конкурирующий нефтепровод Одесса — Броды — Гданьск.

Урановые соглашения тоже выгодны больше Астане. "Казахстан допускает нас к добыче своего урана, чтобы обогащать его на СП в Ангарске, — пояснил "Сахалинам" эксперт Российского института стратегических исследований Аждар Куртов. — Но месторождения Заречное и Буденовское, которые они нам выделяют, хуже отданных Франции и Японии".

Неясно также, сможет ли Россия пользоваться продукцией СП. "К 2020 году на АЭС в России планируется вырабатывать 23% электроэнергии, — продолжает г-н Куртов. — Пока у нас много складского и оружейного урана, но его хватит до 2015 года. Тогда ангарский уран нам пригодится, однако мировые цены на него растут, и с 2013 года Казахстан намерен продавать продукцию СП на внешних рынках".

Итоги турне Владимира Путина неоднозначны. Альтернативный саммит в Кракове он, безусловно, сорвал. Более того, президент Казахстана подписал с коллегами из России и Туркмении Декларацию о развитии газотранспортных мощностей в Центральной Азии. Новый Прикаспийский газопровод мощностью 30 млрд куб. м начнут строить во второй половине 2008 года. Кроме того, стороны договорились расширить до 12 млрд куб. м в год две старые ветки газопровода Средняя Азия — Центр: прикаспий­скую САЦ-3 и узбекскую САЦ-4. Весь газ по этим трубам пойдет в Россию.

Однако все это не отменяет проект Транскаспийского газопровода. Как заявил в субботу президент Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов, он по-прежнему рассматривается, потому что "во всем мире идет диверсификация маршрутов распределения газа". Глава Минпромэнерго Виктор Христенко заметил, что технические, правовые и экологические риски отпугнут инвесторов от ТКГ, но тут же оговорился: "Если это не политический проект".

Автор уверен: вера современных государств в эффективность собственной пропаганды играет с ними порой дурные шутки. Беспрецедентный дипломатический «ожитвляж» на постсоветском пространстве в конце прошлой недели сопровождалось таким количеством саморекламы со стороны ее участников, что, неискушенному обывателю могло показаться, что прошедшие пятницу и субботу президенты России, Украины, Казахстана, Польши, Грузии, Узбекистана, Туркмении, Литвы и Азербайджана специально выделили под то, чтобы за день, максимум за два, разрешить большую часть накапливавшихся не один месяц проблем в области энергетики. Перелеты президентов и посланников из Москвы в Ташкент, из Тбилиси в Краков, из Астаны в Ашхабад, сопровождавшиеся постоянными телефонными звонками друг другу (так, президенту США Джорджу Бушу пришлось ловить Владимира Путина для срочного разговора в столице Казахстана), не оставляли сомнений: на этот раз происходит что-то грандиозное.

Автор с нескрываемым злорадством признается, что все выходные провел у приятеля на даче под Запорожьем, реанимируя утраченную за зиму форму трудом по усовершеннствованию ландшафта участка и не отказывая себе в холодном пиве и солнечных ваннах.

Как оказалось потом, именно такой вариант времяпрепровождения был самым оптимальным, а гробить глаза у телеэкрана или монитора компьютера могли только "зеленые" "акулята пера".

Так вот, под конец пятницы, когда все сверхсекретные, просто секретные и полуоткрытые переговоры, касающиеся "широкого спектра энергетических проблем", запутались в большой политико-экономический клубок, число толстых намеков, сделанных причастными к энергетическим саммитам в Туркмении и Польше чиновниками и транслированных СМИ десятков стран, стало уже неприличным. Утро, если сводить воедино все сказанное, шепнутое, обещанное и вытянутое клещами, сулило едва ли не полную перекройку планов по строительству всех новых трубопроводных систем на постсоветском пространстве.

И утро оправдало надежды.

Президенты четырех стран во главе с Россией подписали в городе Туркменбаши соглашение, с одной стороны, разбивающее все планы США и его сателлитов в прикаспийском регионе относительно газовых ресурсов Туркмении и Казахстана, придающее устойчивое направление (в стороны Москвы) вектора региональной экономической кооперации, а с другой стороны, обещающее Евросоюзу гарантированное увеличение поставок Газпромом в ближайшие пять-семь лет дефицитного газа среднеазиатского розлива.

Президенты пяти стран в городе Кракове подписали не менее важное политическое коммюнике, согласно которому, особенно если читать между строк, государства, хотя бы в какой-то мере страдающие от энергетического шовинизма России, решили объединить усилия друг с другом и наконец противопоставить на постсоветском пространстве энергетической сверхдержаве новую энергетическую политику. Ну а заодно и построить наконец нефтепровод, который соединит прикаспийские нефтедобывающие страны с восточноевропейскими нефтеперекачивающими и нефтепотребляющими, а также договориться о строительстве такого же рода газопровода. Основные характеристики будущих нефтепровода и газопровода: его трасса должна проходить где угодно, лишь бы не на территории России. Казахстан сумел присоединиться сразу к двум соглашениям, хотя физически президент страны все же остался верен Владимиру Путину, а президент Узбекистана Ислам Каримов подписал пророссийское соглашение, что называется, не глядя – за несколько дней до того, как главы России, Туркмении и Казахстана его окончательно обсудили.

В результате получилось замечательное батальное медиаполотно, заставившего автора панорамы "Оборона Севастополя" маэстро Рубо перевернутсья в гробу и демонстрирующее все противоречия энергетической политики в экс-СССР.

На новой неделе разбираться с тем, что же такое грандиозное случилось на более чем одной шестой части суши, в Москву прилетает госсекретарь США Кондолиза Райс, а через несколько дней оценивать новые реалии баланса сил в энергетике предстоит в Самаре первым лицам Евросоюза на саммите ЕС – Россия. Но пропаганда пропагандой, а чем же все закончилось на самом деле?

Если судить по победным заявлениям десятка президентов – от Гурбангулы Бердымухаммедова до Валдиса Адамкуса – победу одержали абсолютно все страны, вовлеченные в переговоры, причем победу эпохального значения, даром что друг над другом.

Если судить по договоренностям о чем-то более конкретном, нежели взаимная поддержка риторики друг друга: не произошло ровным счетом ничего. Напомню основной вопрос, который решался в ходе президентских перемещений. Есть регион Каспийского моря, в котором в последнее десятилетие добывается все больше и больше нефти и газа. Нефть и газ из Каспия основному потребителю, Европе, доставляется по трубопроводам. Трубопровод может идти как по территории России, так и вне ее территории. Основная задача нового пророссийского блока (Россия, Казахстан, Туркмения, Узбекистан) – направить нефть и газ по российской территории. Основная задача антироссийского блока (Азербайджан, Грузия, Украина, тот же Казахстан, Польша и не очень понятно какое отношение имеющая ко всему этому Литва) – обратная.

Саммит в Кракове вроде бы решил задачу в свою пользу в нефтяном секторе. Существующий трубопровод Одесса – Броды договорились достроить не только до польского НПЗ в Плоцке, но и до более крупного и стратегически важного НПЗ в Гданьске – оттуда полученные нефтепродукты можно будет транспортировать морем по всему миру. Саммиты в Средней Азии, в свою очередь, решили вопрос в пользу России о газе. Вместо строительства Транскаспийского трубопровода из Туркменистана и Казахстана по дну Каспия в сторону Азербайджана и далее по территории Турции в сторону Европы (проект Nabucco) страны договорились построить Прикаспийский газопровод – в сторону России, которая потом уже сама решит, кому и как в Европе продавать новый газ.

Думаю, если бы вопросы строительства транспортных мощностей в энергетике действительно решались в администрациях президентов, так бы оно и было.

Но самый главный "нюанс", весь фокус в том, что на деле не произошло решительно ничего нового. Например, пристально всматриваясь в то, о чем говорилось в Туркменбаши, "не тронутый" пропагандой наблюдатель увидит: на самом деле речь шла о том же, что и в 2004 году, когда Среднюю Азию посетил с блистательным визитом глава Газпрома Алексей Миллер. Напомню, именно тогда вся Средняя Азия поддержала на словах его призывы инвестировать в постепенно разрушающуюся систему газопроводов "Средняя Азия – Центр" и допустить российскую газовую монополию к ее управлению. С тех пор прошло три года, но задача осталась той же – поднять пропускную мощность трубы с нынешних 55 млрд куб м в год до 90 млрд. Саммит в Туркмении всего лишь вновь подтвердил, что такой проект существует и имеет политическую поддержку. А строительство Прикаспийского газопровода (во времена СССР он назывался четвертой веткой трубы "Средняя Азия – Центр") – всего лишь способ пустить часть газа из Туркмении в обход Узбекистана, в газовом хозяйстве которого наблюдается вульгарный волюнтаризм Керимова, из которого проитсекает, извините, бардак.

То есть, позволив обходить Узбекистан по берегу Каспия, Газпром своими руками будет строить инфраструктуру, которая в будущем может использоваться для того же Nabucco, которого российская газовая монополия боится, как черт ладана.

Что же касается краковского саммита, то там все еще смешнее. Запуск на полную мощность трубопровода Одесса – Броды является голубой мечтой украинской государственности едва ли не со времени ее основания. Идея достройки трубы до Польши – здравая, если суметь договориться, с одной стороны, с поляками об инвестициях, с другой – с Азербайджаном или Казахстаном о поставках в Одессу нефти. Исходно в Кракове главы Украины и Польши пытались решить вопрос именно о том, кто и как будет владеть трубой на двоих. Но приехавшие на саммит еще три президента и посланник Казахстана потребовали в новом проекте Одесса – Броды – Плоцк – Гданьск свою долю. По итогам пятичасовых переговоров было решено создать рабочую группу министров для раздела капитала будущей трубы уже на шесть госчастей. Увеличение числа переговорных сторон до шести, несомненно, является важным достижением – проблема лишь в том, что ни Казахстан, ни Азербайджан, на территории которых добывается нефть, несмотря на это, все равно не гарантировали, что закачают в эту трубу хоть что-то. Мало того, они не гарантируют этого ни российскому трубопроводу Бургас – Александропулос, ни дублирующему его турецкому проекту, ни проекту Самсун – Джейхан. Проблема банальна: с Каспия в Черное море, откуда нефть может попасть в эти трубы, должна доставляться либо загруженным по полной нефтепроводом КТК, либо не менее загруженным трубопроводом «Транснефти», либо через Кавказ и грузинские черноморские порты. Расширение КТК блокирует Россия, участие "Транснефти" в проектах с приставкой «в обход России» маловероятно, а инвестиции в грузинский транзит хотя и осуществляются, но всех проблем не решат.

Но разве все эти "реальные" обстоятельства могут помешать главам доброго десятка государств творить энергетическую политику и реализовывать концепции энергобезопасности на глазах всего мира?

Для большинства участников это не только полезно с точки зрения собственных рейтингов, но и практически бесплатно.

А теперь немного "соцреализма".

На деле большую часть инвестиций и в добычу, и в транспортировку каспийской нефти будут осуществлять вовсе не минэнергетики стран – участниц саммитов, а частные нефтегазовые компании. Например, значительную часть туркменского газа будет добывать малайзийская Petronas, а значительную часть азербайджанской нефти – BP и Eni в консорциумах с десятком других мировых нефтегазовых гигантов. С точки зрения пропаганды это может показаться не столь важным. Но с точки зрения экономики определять маршруты будут в основном те, кого на саммитах не было, – президенты первой десятки нефтегазовых компаний мира. Перелетные президенты могут заблокировать их решения. Но сами решения – тратить или не тратить деньги на тот или иной маршрут – будут приниматься не в канцеляриях высоких договаривающихся сторон, а в соответствующих департаментах инвестбанков и нефтяных компаний.

При этом особенно неудобна ситуация для России. В отличие от президентов Казахстана и Азербайджана, рискующих в политических играх в основном интересами Chevron, Exxon Mobil, Citigroup и Merrill Lynch в той мере, в которой они могут ими рисковать, Владимир Путин играет деньгами Газпрома и Транснефти – компаниями в общем-то государственными. Но чего не сделаешь для воплощения в жизнь своей кандидатской диссертации, а заодно почему бы не попытаться в очередной раз "экспансировать" чисто российскую национальную неоидею "госкапитализм по-русски"?

Натурально, геополитические победы на нефтяной карте выглядят в медиа высокими достижениями внешней политики. Но все-таки автор рекомендует не слишком верить в нарисованную своим же карандашом картинку: в конце концов, трубопроводы стоят изрядных денег – кому-кому, а автору, живущему в Днепропетровоске, где трубопрокатных заводов "на душу населения" побольше, чем в Москве или Туркменбаши, об этом очень хорошо известно сколько стоит тонна приличной трубы для магистрального трубопровода.

Ну а теперь, наконец-то обещанный Митволь.

В субботу мэр Москвы Юрий Лужков и замглавы Росприроднадзора Олег Митволь нагрянули с проверкой в поселок "Речник" на берегу Москвы-реки в Крылатской пойме. Чиновники объявили о намерении снести все 400 домов в поселке, так как их строительство не было согласовано с городом, а сам «Речник» находится в природоохранной зоне. Жители поселка уверены, что их выселяют в интересах "крупных застройщиков": по их данным, на месте «Речника» уже планируется построить гольф-клуб.

Юрия Лужкова и Олега Митволя жители "Речника", который располагается по соседству с Серебряным бором, ждали с нетерпением. Под проливным дождем они устроили митинг.

"Нас хотят снести, чтобы построить себе", "SOS! Нас атакуют рейдеры – правительство Москвы", "Будем стоять до победы!", было написано на растяжках.

Лужков и Митволь осмотрели "Речник" с высоты, поднявшись на лифте на одну из опор моста строящегося Краснопресненского проспекта, и вскоре уехали. Жителей к чиновникам милиция не пустила, а одного из манифестантов даже задержала.

Информация к размышлению.

Садовое товарищество "Речник" работников канала имени Москвы было основано в 1956 году в районе Крылатской поймы. Участок площадью около 30 га были выделены под "коллективные яблоневые сады" с запретом капитальной застройки. В 1998 году территория "Речника" отошла к природоохранной зоне Москворецкого парка.

Запрет строительства и стал причиной скандала. В начале 2006 года господин Митволь обратился в прокуратуру Москвы с требованием проверить поселок на предмет законности возведенных строений – сейчас на его территории построено 400 дач, в которых живет около 3 тыс. человек. При этом Олег Митволь грозился даже затопить поселок, открыв шлюзы канала, если жители добровольно не покинут дома. Природоохранная прокуратура подала в суды восемь исков о сносе дач, причем по одному из них уже принято решение о сносе, которое до сих пор не исполнено. А в апреле 2007 года господин Митволь попросил разобраться с «Речником» Юрия Лужкова. В минувшую пятницу прокуратура Москвы направила в суды еще семь исков с требованием снести дома в поселке.

Господин Митволь жалуется, что судебные разбирательства тормозят "состоятельные люди", которым принадлежат дачи в «Речнике». Однако назвать их имена отказывается.

"Раньше там жил один из высокопоставленных сотрудников Генпрокуратуры, который после скандала был уволен и продал свой участок,– заявил он "Сахалинам".– Еще там живут известные металлурги".

"Дачи давно могли быть узаконены, если бы на то имелись правовые основания: там живут далеко не бедные люди с мощным административным, финансовым ресурсом, который мог быть для этого использован",– поддержал его пресс-секретарь мэра Сергей Цой.

"Это вымыслы господина Митволя, богатых людей там единицы, в основном это люди невысокого достатка,– сообщил "Сахалинам" вице-президент горнолыжного клуба "Новая лига" Дмитрий Свищев, владеющий в "Речнике" участком в 20 соток.– Для большинства участок – единственная возможность разбогатеть: если бы пришел инвестор и предложил выкупить землю, это бы был другой разговор. Сейчас же все делается с помощью административного ресурса".

Господин Свищев признался нам, что многие дачи в поселке действительно возведены незаконно. "Но существует дачная амнистия, по которой мы имеем право легализоваться, все документы для этого у нас есть,– заявил он.– Кроме того, мы соблюдаем все требования проживания в природоохранной зоне, у нас чище, чем в заповеднике". По его словам, земля стала интересна "крупным застройщикам, связанным с городскими властями".

"Место ведь "козырное", рядом Москва-река, недалеко центр Москвы",– добавил он. По данным риэлтерской компании "Кутузовский проспект", сотка здесь стоит до 40 тыс. долл., а дом в этом районе – не меньше 0,5 млн долл.

"Насколько я знаю, правительство Москвы хочет построить на месте поселка гольф-клуб",– заявил "Сахалинам" Свищев. "Что там будет построено, я не могу сказать,– заявил Сергей Цой.– У нас существует генеральный план развития Москвы, и все строительство проходит в соответствии с законодательством и через общественное обсуждение".

А тем временем Коптевский суд отложил на 23 мая слушания по иску губернатора Московской области Бориса Громова к замглавы Росприроднадзора Олегу Митволю о защите чести, достоинства и взыскании с него 50 млн рублей. Процесс перенесен по ходатайству представителей Митволя, которым понадобилось время для ознакомления с уточненными исковыми требованиями. Суд этот очередной этап длительной личной вражды - подмосковный губернатор и усердно надзирающий за природой чиновник регулярно обмениваются взаимными исками и оскорблениями. Кто выиграет не важно, но любопытно.

Дочка ТНК-ВР компания Русиа Петролеум подала иск в арбитражный суд Иркутской области и требует признать недействительным предписание комиссии «Роснедр» о возможном отзыве лицензии на Ковыктинское газовое месторождение. Как сообщают очевидцы, суд в качестве обеспечительной меры запретил ведомству выполнять собственное предписание.

Истец пытается доказать, что трактовка лицензионного соглашения со стороны Роснедр некорректна. По расчетам Русиа Петролеум, реальные потребности Иркутской области в газе гораздо меньше, заявленных в лицензионном соглашении, 9 млрд. куб. м газа.

Между тем ведомству Семена Вайнштока, "озадаченному" предстоящим расширением КТК обещанным Путиным Назарбаеву, катастрофически не хватает денег для амбициозного проекта "Восточная Сибирь - Тихий Океан".

ОАО «АК «Транснефть» объявила о проведении открытого конкурса по выбору кредитной организации для предоставления рамочной возобновляемой кредитной линии в размере не менее 10 млрд рублей на срок не менее пяти лет для финансирования расходов по проектам строительства трубопровода «Восточная Сибирь - Тихий Океан», а также расходов по проектам строительства других трубопроводных систем, одобренных правительством России, в том числе на предоставление и погашение займов третьих лиц. Об этом говорится в сообщении компании. Срок оказания услуг - 5-7 лет.

Вернувшийся из азиатского турне Путин ударился в деревообработку, словно пытается на исходе своего второго президентского срока выстрогать подобно папе Крло своего преемника-Буратино из отечественной древесины.

Владимир Путин считает необходимым создать условия для привлечения европейских инвесторов в российскую сферу деревообрабатывающей промышленности. "Нужно создать условия, чтобы убедить их в целесообразности работать на нашей территории", - сказал президент России в понедельник на совещании с членами правительства.

Россия не удовлетворена структурой товарооборота с Китаем. Об этом заявил сегодня председатель Госдумы Борис Грызлов на открытии заседания российско-китайской парламентской комиссии. По его словам, в товарной структуре российского экспорта «не только преобладает, но и продолжает усиливаться удельный вес сырьевых товаров и продуктов первичного передела, таких, как сырая нефть, круглый лес, рыба, химические товары, цветные металлы».

Грызлов также подчеркнул, что "в последнее время наблюдается снижение поставок из России по товарной группе "машины и оборудование", в прошлом году это уменьшение произошло на 33,9%".

Председатель Госдумы считает, что на этом фоне "увеличивается импорт из Китая в Россию по широкой номенклатуре товаров. Это товары по группе "машины и оборудование", транспортные средства, бытовая электротехника и электроника, оборудование для связи". Российская сторона, продолжил он, "стремится повысить конкурентоспособность продукции, выпускаемой российской перерабатывающей промышленностью".

Между тем, как стало известнов понедельник, несмотря на положительную динамику развития экономики РФ, существенных сдвигов в повышении благосостояния населения не произошло, отмечает Счетная палата РФ в сообщении по отчету Министерства финансов РФ об исполнении федерального бюджета за 2006г.

Данные Счетной палаты несколько расходятся с информацией, озвученной министром экономического развития и торговли Германом Грефом. Ранее глава МЭРТ сообщал, что в целом в 2006г. наблюдался уверенный рост благосостояния граждан.

По данным Г.Грефа, реальные располагаемые денежные доходы населения выросли на 10,2%, а заработная плата в среднем - на 13,4%. Кроме того, рост оборота розничной торговли составил 13%, объема платных услуг - 7,9%.

Между тем Г.Греф указывал на другую проблему, стоящую сегодня перед правительством. На одном из мартовских заседаний кабинета министров глава МЭРТ признал, что разница в доходах между высокодоходными и низкодоходными категориями граждан в 2006г. увеличилась с 14,9 до 15,3 раза.

"Это очень высокий показатель", - вынужден был признать министр. При этом он подчеркнул, что продолжается и увеличение разрыва в оплате труда работников бюджетной сферы и граждан, занятых в реальном секторе экономики.

озвращаясь к оценке бюджетных показателей, проведенной Счетной палатой, отметим, что в минувшем году не исполнены в полном объеме законодательно установленные бюджетные назначения по ряду налоговых и неналоговых доходов. Отмечается рост остатков средств на счетах по учету средств федерального бюджета. Не выполнены в полном объеме расходы федерального бюджета по 10 из 11 разделов функциональной классификации расходов.

В рамках реализации приоритетных национальных проектов не освоено свыше 29 млрд руб. Введено в эксплуатацию 462 стройки и объекта из 1234, предусмотренных к вводу в 2006г., или 37,4%. Также СП отмечает, что в 2006г. не произошло существенных сдвигов в сокращении различий в социально-экономическом развитии регионов.

Исходя из того, что нацпроекты в РФ курирует вице-премьер и кандидат в преемники Медведев, наше предположение, что Путин таки выстругает своего Буратино из дерева кажется не таким уже и фантастическим. Была бы заветная дверца за нарисованным очагом да золотой ключик.

В процессе подготовки настоящего материала использовалась информация со следующих сайтов:
washingtonpost.com, www.thisismoney.co.uk/, www.ft.com/, www.observer.co.uk/, www.opec.ru/, www.ej.ru/, www.shender.ru, gazeta.ru.

Александр Дмитренко (aka дядя Саша)

Пообщаться в Форуме с Автором
  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме
Опросы
В Контексте Finance.ua