Не наша труба


Не наша труба

Начало строительства нефтепровода Самсун-Джейхан может "до нуля" свести возможность Украины стать транзитером каспийской нефти в Европу.

Не самые приятные новости пришли вчера в Украину из Турции: там началось строительство нефтепровода Самсун-Джейхан, соединяющего порты на черноморском и средиземноморском побережье страны. Этот проект может "до нуля" свести перспективы Украины в ее участии в транзите нефти из Каспийского бассейна в Европу.

Нефтепровод Самсун-Джейхан призван обеспечить поставки нефти в Европу и на Ближний Восток в обход черноморских проливов. Напомним, что ранее в рамках диверсификации транзитных путей поставок нефти в Европу с Каспия и с целью снижения роли России в данном процессе рассматривалось два варианта маршрута: морской и сухопутный.

Сухопутный вариант (при поддержке США) был реализован в проекте Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД). Морской - предполагал использование черноморских портов Грузии для дальнейшей поставки нефти танкерами. При этом Украина рассматривала возможность участия в этом маршруте с использованием нефтепровода Одесса-Броды и с продолжением до Гданська.

Несколько позже этот проект был поставлен под вопрос после активизации переговоров о строительстве нефтепровода Бургас-Александропулис. Он задумывался как совместный проект России, Болгарии и Греции еще до вступления Софии и Бухареста в Европейский Союз. После интеграции Болгарии в Евросоюз ее энтузиазм в плане реализации проекта пошел на убыль, хотя официально от проекта София не отказалась. Что касается Греции, то эта страна, большое влияние в нефтехимической отрасли которой имеет российский «ЛУКойл», в гораздо меньшей степени сопротивлялась проекту.

Вчерашний старт строительства нефтепровода Самсун-Джейхан должен замкнуть все поставки нефти в Европу на Турции. "Реализация проекта строительства нефтепровода Самсун-Джейхан будет способствовать реализации планов превращения Турции в международный центр транспортировки нефти и газа", - цитирует турецкого министра энергетики Хильми Гюлера местное телевидение.

При успешной реализации проекта Анкара получит возможность взять под свой контроль не только стратегический БТД, но и Самсун-Джейхан. Это в полной мере отвечает американской стратегии, которая заключается в ставке на транзитный потенциал Турции. Еще в марте 2007 года заместитель госсекретаря США по странам Европы и Евразии Дэниэл Фрид заявил о планах Белого Дома противопоставить российской экспортной энергетической системе нефтегазотранспортную инфраструктуру Турции.

Нефтепровод, который планируется проложить от черноморского порта Самсун к нефтяному терминалу Джейхан на средиземноморском побережье Турции, рассчитан на транспортировку 60-70 миллионов тонн нефти в год. Если к этому добавить мощность нефтепровода БТД в 50 миллионов тонн нефти в год, то общая мощность турецкой инфраструктуры составит порядка 110-120 миллионов тонн в год. Если же верить прогнозам Президента Азербайджана Ильхама Алиева, то к 2008 году в нефтепроводе БТД не будет свободных мощностей для транспортировки нефти, помимо азербайджанской.

"К 2008 году экспорт азербайджанской нефти достигнет 50 млн. тонн, то есть ровно столько, сколько способен транспортировать сегодня БТД. Поэтому с учетом наших собственных возможностей по добыче нефти к 2008 году трубопровод будет полностью загружен", - заявил он на пресс-конференции по итогам 9-го саммита глав государств и правительств стран - участниц Организации экономического сотрудничества, состоявшейся в мае 2006 года.

Таким образом, к 2011 году, когда планируется сдать в эксплуатацию Самсун-Джейхан, этот проект будет ориентирован на прокачку не столько азербайджанской, сколько казахской нефти. Это означает, что теоретически к 2012 году Турция может монополизировать транзитные пути поставок нефти из каспийского региона.

Пока Европейский Союз поддерживает стратегическую концепцию Вашингтона по усилению транзитного значения Турции. Об этом, помимо прочего, свидетельствует участие в проекте итальянской компании ENI. К тому же, Брюссель уже давно высказывал недовольство практически монопольным положением России на европейском энергетическом рынке.

Ситуация вокруг нефтепровода Самсун-Джейхан свидетельствует о том, что, несмотря на имеющиеся риски, Вашингтон и Брюссель решили складывать яйца в одну корзину. Ведь фактическое усиление Турции в качестве крупнейшего транзитного центра повышает риски для потребителей, в отношении которых Анкара может со временем применить российскую тактику "энергетического шантажа".

Для Киева же создание и поддержка любого проекта по транспортировке каспийской нефти в Европу в обход Украины снижает вероятность реализации проекта Одесса-Броды в аверсном направлении и сводит до нуля возможность страны стать транзитером каспийской нефти в Европу.

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Энергетика
В Контексте Finance.ua
Опросы