Аляска меняет амплуа с военно-экологического заповедника на нефтяной рай


Владимир ЦХВЕДИАНИ

На минувшей неделе стало известно, что палата представителей США одобрила законопроект, санкционирующий начало нефтедобычи в национальном арктическом заповеднике на Аляске. Этот шаг уже назван стартом нефтяного проекта века, который может существенно изменить ситуацию глобального энергообеспечения.

По мнению аналитиков, в случае разработки данных месторождений Аляска может стать для США "вторым Техасом". И значение этой нефти для мировой экономики намного больше, чем пресловутой каспийской, вокруг которой нагородили уже массу прожектов и даже успели построить малорентабельный пока и приносящий в основном головную боль нефтепровод Одесса—Броды. Более того, вполне возможно, что снижение спроса на каспийскую нефть в связи с появлением ее североамериканской конкурентки даст толчок к новым, более тщательным исследованиям на Каспии. А ведь уже сегодня есть оценки экспертов, которые утверждают, что запасы нефти на каспийском шельфе были сильно преувеличены.

Для США преимущества собственной нефти с Аляски по сравнению с импортной очевидны. Во-первых, можно проложить прямые нефтепроводы через территорию Канады и возить черное золото танкерами в Калифорнию — получается гораздо ближе и дешевле, чем из стран Ближнего Востока или Индонезии. Во-вторых, американцы на своем полуострове контролируют политическую ситуацию, и можно совершенно не опасаться, что нефтяные месторождения окажутся в эпицентре конфликта.

Эти очевидные выгоды должны перевесить слабые (с точки зрения экономического обоснования) доводы экологов, которые напоминают, что добыча нефти на Аляске была запрещена еще в 1980 году именно из соображений экологической безопасности. С тех пор в пределах заповедника (север Аляски) утекло немало воды в экологически чистых реках. Мир изменился. Нефть успела резко подорожать. И колоссальные доходы от разработки месторождений в пределах территории Соединенных Штатов заставляют забыть табу на словосочетание "аляскинская нефть".

Нефтетрейдеры всего мира с напряжением ждут, чем закончатся законодательные баталии вокруг революционной идеи, подсчитывая возможные затраты, прибыли и риски, а также вынюхивая, кому из транснациональных компаний достанутся подряды и концессии. Действительно, значение старта добычи нефти на Аляске трудно переоценить для будущего нефтерынка по многим причинам. На сегодняшний день США являются крупнейшим государством — импортером сырой нефти, и поэтому цены на нее зависят от ситуации в странах, откуда в Америку поставляется нефть: то есть на Ближнем Востоке, в Венесуэле и Нигерии. Эти регионы Штаты в последнее время практически не контролируют: подобное "удовольствие" обходится чрезвычайно дорого, а основные ресурсы оттянул на себя Ирак.

Поэтому любая "заварушка", а тем более конфликт или война в регионе моментально сказываются на нефтяных ценах, причем не всегда так, как нужно США. Однако как только нефтяные месторождения на Аляске будут запущены на полную мощность (а это может произойти в ближайшие год-два), у американцев появится альтернативный источник нефти, взамен ближневосточной, и они смогут более активно влиять на мировое ценообразование.

При этом не обязательно цены на нефть быстро упадут. Сегодня на стоимость энергоносителей влияет слишком много факторов: начиная с темпов экономического подъема в Китае и заканчивая политической ситуацией в России. Но даже если цены на нефть останутся высокими, доходы нефтяных компаний, близких к республиканской администрации Белого дома, резко возрастут, поскольку понятно, что к добыче нефти на Аляске будут допущены корпорации, так или иначе дружественные правящей семье Бушей.

"Черное золото" Аляски является существенным фактором и внутриполитической ситуации в США. Поскольку нефтяные компании на выборах традиционно поддерживают республиканцев, резко возрастает вероятность переизбрания кандидата-республиканца на следующих президентских выборах. Неслучайно напор экономистов и ожесточенное сопротивление, которое оказывают идее возобновления добычи нефти на Аляске экологи, называют последней решающей схваткой республиканцев и демократов. Последние, не имея в своем резерве поддержки нефтяных корпораций, не испытывают желания помочь усилению своих политических противников.

Особого внимания заслуживает вопрос, почему американцы приостановили добычу нефти на Аляске в 1980 г.? По официальной версии, причиной стали опасения, что разработка нефти нанесет колоссальный ущерб уникальной тамошней природе. В том, что экологический ущерб будет огромен, можно не сомневаться. Достаточно посмотреть на экологические последствия разработки газа в аналогичных условиях на Ямале: известно, что экосистема тундры с трудом "переваривает" техногенное вторжение. Впрочем, на Западе давно научились минимизировать экологический ущерб при разработках месторождений. К тому же огромные доходы, которые сулит продажа нефти, позволяет "закрыть рот" самым неподкупным активистам "Гринписа". Поэтому в случае с Аляской "экология восторжествовала" далеко не случайно: решение было продиктовано не столько экологическими мотивами, сколько проблемами банальной военной безопасности.

Дело в том, что Аляска вплотную примыкает к территории России, и в случае любого более или менее серьезного конфликта советские войска могли довольно быстро установить контроль над этой территорией, попутно полностью уничтожив всю хозяйственную инфраструктуру. Создавать же оборонный щит для полуострова в условиях северного климата было достаточно дорогим удовольствием. Тем более что у американцев были куда более важные территории, которые нужно было защищать от социалистической сверхдержавы (в частности, за пределами США — в Европе, где и происходило основное противостояние сверхдержав).

Поэтому добыча нефти на Аляске была законсервирована вовсе не из экологических соображений, а для того, чтобы не ставить экономику США в зависимость от месторождений, которые в случае конфликта первыми попадут в руки вероятного противника — СССР. Есть еще одна причина, которая многие годы не разглашалась, а сегодня уже не является тайной за семью печатями: широко разрекламированный заповедник на Аляске был скорее военным объектом, чем природоохранной территорией. Дело в том, что во времена противостояния СССР и США Аляска (и особенно ее Арктическое побережье, к которому могли беспрепятственно подходить советские подводные лодки, а в случае необходимости и корабли) была нашпигована военными объектами. А СССР совершенно не случайно держал в Северном Ледовитом океане больше ледоколов, чем все другие государства вместе взятые. То есть режим заповедника был необходим в те времена, чтобы ограничить доступ посторонних лиц (в том числе и фирм) на стратегически важную территорию. Если бы на Аляске началась нефтедобыча, секретность военных объектов была бы моментально нарушена, что нанесло бы удар по национальной безопасности Штатов. А на этой теме они, как известно, серьезно зациклены.

Сейчас наступила другая эпоха, и Россия более не является реальной угрозой безопасности Штатов. Но американское руководство на время "забыло" об Аляске, избрав в качестве объекта повышенного внимания другой нефтеносный регион — Ирак. Затем к власти вновь пришли демократы, которые уже по своим соображениям не особо желали, чтобы нефтяные компании, традиционно поддерживающие республиканцев, обогащались не только на техасской нефти, но и на аляскинской. К тому же администрация Билла Клинтона сознательно не допускала эскалации конфликтов на Ближнем Востоке, надеясь сохранить цены на нефть на низком уровне.

Между тем ситуация продолжала меняться не в пользу сохранения военно-экологического заповедника на Аляске: ввиду развала Советского Союза сверхсекретные объекты на Арктическом побережье потихоньку демонтируют — с технологической точки зрения они морально устарели, и тратить деньги на их поддержание не имеет смысла. Таким образом, ушли в прошлое последние объективные доводы из разряда соображений национальной безопасности, которые сдерживали разработку месторождений нефти.

К слову, администрация Джорджа Буша-младшего собиралась начать разработку месторождений на Аляске сразу после своего прихода в Белый дом. Но проект века отодвинули на второй план другие исторические события, прямо или косвенно связанные с нефтью. В частности, трагедия 11 сентября, вторжение в Афганистан, продвижение в Среднюю Азию, операция против Ирака. Затянувшаяся иракская кампания навела администрацию Белого дома на мысль, что зависимость американской экономики от событий в основных нефтедобывающих регионах мира стала чересчур сильной, и ее необходимо срочно уменьшить. Поэтому и решено было возобновить нефтедобычу на Аляске.

Тем более что запасы нефти могут быть гораздо более существенными, чем цифры, которые назывались ранее. Американцы сознательно приуменьшают объемы разведанных месторождений, чтобы не порождать ажиотаж среди потенциальных добытчиков. Вместе с тем многие ученые сходятся во мнении, что Аляска в перспективе может соперничать с залежами в Западной Сибири. Таким образом, можно констатировать, что с выходом на полную мощность месторождений на севере США цены на нефть существенно снизятся — со всеми вытекающими для мировой экономики последствиями.

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
В Контексте Finance.ua