Операция "Ва-банк!". Экономических причин для банковского кризиса в России не было


События, происшедшие в первой половине июля в банковской системе Российской Федерации, явно претендуют на победу в номинации "Потрясение года". Ажиотаж, местами перераставший в массовый психоз, отвлек многих россиян от предотпускных хлопот, выстроив их стройными рядами в очереди к банкоматам и кассам финучреждений. Теперь, когда первые страсти улеглись, попробуем спокойно проанализировать причины и последствия финансового кризиса в России, а также ответить на вопрос: почему его симптомы пока не отразились на украинском рынке и отразятся ли в дальнейшем? В конце концов, у нас появилась уникальная возможность поучиться московским технологиям превращения избранных банков в жертвы и их уничтожения "под заказ" еще до того, как они стали использоваться в Украине. Однако обо всем по порядку…

Первые предупреждения о грядущем кризисе стали появляться в российских средствах массовой информации еще в конце мая. Отдельные не лишенные чувства юмора граждане шутили, что данные слухи распространяются с единственной целью — отвлечь внимание широкой общественности от прогнозируемого провального выступления сборной России на предстоящем тогда чемпионате Европы. Российские футболисты уверенно завоевали последнее место в группе. Но почему-то это не спасло банковскую систему от потрясений.

Впрочем, шутки шутками, а определенный повод для волнения появился еще в конце мая, когда произошла крупная неприятность с довольно заметным, по российским меркам, банком — "Содбизнесбанком". В рамках столь популярной борьбы со "стиркой грязных денег" Центробанк Российской Федерации отозвал банковскую лицензию у вышеназванной финансовой структуры, обвинив ее в содействии легализации преступных капиталов. Похоже, основания для этого имелись — результаты проверки выявили более 500 подозрительных сделок.

При этом на банк "повесили" неслабое обвинение: якобы при его непосредственном участии было "отмыто" $900 млн. Не обошлось и без "эффекта домино". Крупнейший партнер "Содбизнесбанка" на рынке межбанковского кредитования (МБК), валютном и ценно-бумажном рынках банк "Кредиттраст" не по собственной воле "приказал долго жить".

Тесное партнерство двух названных банков привело к тому, что коллеги закрыли лимиты на предоставление МБК "Кредиттрасту". Естественно, это не могло пройти мимо внимания пытливой общественности, которая в течение нескольких дней изъяла с депозитных вкладов более $7 млн. Обращаю внимание читателей на данный факт: он стал первым примером массового психоза, умело спровоцированного заинтересованными лицами. Скажу больше, фактическое банкротство "Содбизнесбанка" и "Кредиттраста", скорее всего, было лишь "превью" к основным событиям. Да, очень похоже, что первый из вышеназванных банков был причастен к сомнительным операциям, но отнюдь не его ликвидация являлась главной целью заинтересованных сил. Просто для паники среди вкладчиков нужен был толчок, и его умело организовали, "включив" так называемый "психологический фактор". Однако не только этот вполне объяснимый фактор (разве вы не побежали бы снимать деньги со счета в банке, о котором ходят нехорошие слухи?) спровоцировал кризис доверия к российским банкам. Действия главного регулирующего органа — Центрального банка Российской Федерации — являли собой образец того, как не стоит вести себя в подобных ситуациях.

Не берусь судить, по какой причине это произошло: в силу некомпетентности, психологической неустойчивости либо потому, что руководители ЦБ оказались замешанными в какую-то игру, так и не ставшую понятной широкой общественности. А произошло следующее: якобы от имени Центробанка в различных средствах массовой информации стали распространяться так называемые "черные списки", в число которых входили и очень авторитетные финансовые учреждения.

Вместо того, чтобы успокоить общественность, утвердительно заявив, что нет причин для паники, ЦБ РФ не предпринимал никаких действий и не пытался прояснить ситуацию, решив занять положение "над схваткой". Фактически Центробанк не опровергал и не подтверждал циркулирующие по рынку (отнюдь не продовольственному и даже — не вещевому) слухи. Роль стороннего наблюдателя, с одной стороны, не прибавила руководству ЦБ симпатиков среди экспертов и политиков, а с другой (и это гораздо хуже) — подтолкнула простых россиян к давно известной мысли о том, что нет дыма без огня. С точки зрения автора, если в ближайшее время последует отставка главы Центробанка Сергея Игнатьева, то в свете неуклюжих действий главного финансового учреждения России она будет более чем уместна. Если же руководство Центробанка останется при своих должностях, то с высокой степенью вероятности можно будет предположить, что ЦБ молчал умышленно. Но это так, к слову, а пока вернемся к хронологии событий.

Настоящий гром грянул 6 июля, когда стало известно, что серьезные проблемы с ликвидностью испытывает "Гута-банк", который входил на тот момент в число 20 крупнейших банков России. Тогда же он полностью приостановил клиентские платежи. Не прошло и нескольких дней, как все отделения этого отнюдь не слабого финансового учреждения были закрыты. Сначала декларировались технические причины закрытия. Немногим позже стали известны истинные — оказывается, за июнь из "Гута-банка" были выведены около 10 млрд. руб. (около $345 млн.!), что составляло почти третью часть его чистых активов. По имеющейся информации, банк стал жертвой конкурентной борьбы, но не на финансовом рынке: истинным объектом атаки были учредители банка — группа "Гута".

Украинским банкирам следует внимательнейшим образом изучить технологию разорения банка "под заказ", использованную в данном случае. По большому счету, сценарий незамысловат: конкуренты открывают счета подконтрольных фирм в соответствующем банке-жертве, держат солидные остатки на текущих счетах длительное время, банк начинает вкладывать имеющиеся средства в активные операции, а вот после этого происходит крупный отток вышеупомянутых "клиентских" денег. Резко падает ресурсная база, информация об этом "по секрету" становится достоянием банковской общественности, которая не рискует предоставлять межбанковские кредиты, в результате чего банк становится неликвидным.

После крушения "Гута-банка" "подсуетились" и международные рейтинговые агентства, которые начали процесс пересмотра кредитных рейтингов 18 из 23 крупных российских банков, имеющих эти рейтинги. При этом, скажем, представители Moody's Investors Service отмечали, что доверие к банкам начинает постепенно восстанавливаться, но от плана пересмотра рейтинга они не отказываются (вопрос: что это — осторожность или непоследовательность?). На поведение рейтинговых агентств отреагировали иностранные банки, временно приостановившие предоставление кредитных линий российским банкам. Рынок внутреннего межбанковского кредитования практически не работал по причине взаимного недоверия.

И вот 9 июля начались, с моей точки зрения, самые интересные события: были "засвечены" истинные цели и жертвы. В этот день достоянием гласности стала информация о том, что за неделю клиенты "Альфа-банка" — физические лица — сняли со своих счетов около $200 млн. Предполагаю, что мы стали свидетелями жесткой конкурентной борьбы, напрямую завязанной на политику. Дело в том, что группа "Альфа" достаточно близка к старой кремлевской группировке. А Россия, как известно, переживает процесс смены элиты — питерцы все успешнее теснят москвичей. Это, в частности, особенно сильно проявляется в конкуренции на рынке мобильных телекоммуникаций, где ожесточенную борьбу ведут входящий в сферу интересов группы "Альфа" "Мегафон" и небезразличный "питерской команде" "Вымпелком". Совершенно не исключено, что каким-то образом в эту ситуацию вмешалась и подконтрольная мэру Москвы Юрию Лужкову через АФК "СИСТЕМА" компания МТС. Есть основания предполагать, что именно посредством ослабления (или уничтожения) "Альфа-банка" пытались ослабить рыночные позиции "Мегафона". Кстати, в связи с этим вспоминается иск ФГИ Украины к МТС по поводу незаконности приобретения ею UMC. Но это так, к слову…

После того как положение "Альфа-банка" стало тревожить общественность, Центробанк и Госдума обеспокоились до крайней степени. Так, в Госдуме с довольно пространным, но малопонятным заявлением выступил глава ЦБ РФ Сергей Игнатьев. А сама Дума приняла закон, в соответствии с которым система обязательного страхования вкладов граждан стала распространяться на все банки.

Однако не зря говорят, что "спасение утопающих — дело рук самих утопающих". Сориентировавшись, руководство "Альфа-банка" ввело 10-процентный тариф, который удерживался с желающих досрочно востребовать вклад. В конечном итоге правом досрочного расторжения воспользовались около 20% вкладчиков, что не так уж и много, а в абсолютном выражении банк к концу "кризиса" потерял $240 млн. Грамотно действовали учредители банка, изыскавшие возможность увеличить уставный фонд банка на $1 млрд. По утверждениям топ-менеджеров "Альфы", ни один из крупных клиентов не покинул банк. И уже 19 июля "Альфа-банк" отменил введенную комиссию за досрочное требование вклада и вновь начал работать в нормальном режиме. Кризис как будто миновал, его стали активно анализировать. Мнения по поводу причин расходятся.

Определенная часть аналитиков считают, что происшедшее стало следствием неразвитости российской банковской системы. При этом отмечалось, что ситуация, когда в России действует около 1300 коммерческих банков, не является нормальной. Пожалуй, с этим мнением стоит согласиться. Другие аналитики утверждают, что ажиотаж был искусно "срежиссирован": сначала создали атмосферу подозрительности в банковской сфере (крах "Содбизнесбанка" и "Кредиттраста"), потом убедили народ в том, что от неразрешимых проблем не застрахованы даже очень большие банки (неликивидность и неплатежеспособность "Гута-банка"). И только после этого на сцену был выведен главный объект атаки — "Альфа-банк". В подтверждение этой версии можно привести и тот аргумент, что в Лондоне слухи о неприятностях "Альфа-банка" распространялись за две недели до действительного начала событий.

О чем можно говорить с уверенностью, так это о том, что абсолютно никаких фундаментальных экономических причин для кризиса не было. Также смею утверждать, что главной движущей силой происшедших событий (прошу не путать с причиной) была нервозность клиентов, умело спровоцированная специалистами. Массовый психоз вкладчиков очень быстро передался и самим банкирам, которые начали закрывать взаимные лимиты, стимулируя тем самым эскалацию дефицита ликвидности.

Кто пострадал от кризиса — знают все. Несколько слов о тех, кто оказался в выигрыше. К их числу стоит отнести государственные и иностранные банки. Происшедшие события привели к серьезному перетоку средств вкладчиков из коммерческих банков в государственные. Так, к примеру, Сбербанк РФ только за вторую неделю июля пополнил свою ресурсную базу на 10 млрд. руб., которые были привлечены от частных лиц. А Внешторгбанк РФ, воспользовавшись ситуацией, приобрел 85,8% акций "Гута-банка" за совершенно символическую, если не сказать смешную, цену — около $35 тыс. Поскольку государственные и иностранные банки получили чистый приток фондов, то восстановление уровня доверия к банковской системе, скорее всего, будет идти довольно быстрыми темпами и может привести к дальнейшему перераспределению частных вкладов. Об этом же свидетельствует и тот факт, что системообразующие банки устояли.

И, конечно же, было бы странным, если бы мы не попытались экстраполировать бурные события в российском банковском сообществе на украинскую действительность. Безусловно, ряд выводов можно сделать.

Самый главный вывод состоит в том, что любой, даже самый крупный и мощный, банк, имеющий солидных акционеров, может стать объектом атаки со стороны конкурентов по финансовому рынку либо со стороны структур, конкурирующих с его учредителями. То есть ситуация, подобная российской, совершенно спокойно может быть спроецирована и на нас, если появятся заказчики, которых не испугает "цена вопроса". Что же касается исполнителей, то конкуренты российских технологов "виртуальных кризисов" у нас могут появиться очень быстро.

Второй вывод касается собственно главного финансового учреждения страны. Даже с учетом определенных серьезных нареканий в адрес НБУ смею предполагать, что ему хватило бы в подобной ситуации (не дай Бог, конечно) решительности вмешаться в процесс. К тому же стоит отметить, что Нацбанк осуществляет надзор над коммерческими банками по более жестким правилам. Но, пожалуй, самое главное состоит в том, что панические настроения в России не отразились на украинской общественности. Происшедшие события говорят еще и о том, что банковские системы Украины и России больше практически не взаимосвязаны.

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Сервис подбора кредитов
  • Отправьте заявку
  • Узнайте решение банка
  • Подтвердите заявку и получите деньги
грн
Заказать кредит онлайн
В Контексте Finance.ua