0 800 307 555
0 800 307 555

Станислав Луговой: новые правила финансового мониторинга


Станислав Луговой: новые правила финансового мониторинга

Текущий год отметился не только неожиданными «форс-мажорами», но и запланированными революциями на рынке. Одним из ключевых изменений, почти незаметно прошедших на фоне других событий, без сомнения было вступление в силу Закона №361-ІХ 28 апреля этого года, изменения в котором отразились в новых положениях НБУ “О проведении банками финансового мониторинга”.

Что принесли изменения. Взгляд в масштабе

Основные новшества – это еще один существенный шаг украинского законодательства и практики работы банковской системы с теми правилами и практикой, которые применяются в мире и Европе.

Законодатель тщательно изучил и принял главные подходы к вопросам AML (anti money laundering – противодействие отмыванию средств) и в целом compliance (“соответствие” – аналог нашего понятия финансового мониторинга), которые получили распространение в мировой практике.

Долгие годы наша страна и ее резиденты считались “высокорисковыми” при взаимодействии с финансовыми институтами других стран. И едва ли не главной причиной этому был именно значительный пробел в профильном законодательстве Украины. “Источник происхождения средств”, “установление конечного бенефициара”, “политика “знай своего клиента (KYC)” стали повседневной реальностью европейских банков 6-8 лет назад.

Но в Украине были известны разве что отдельным лицам, проводившим внешние платежи для коммерческой или инвестиционной деятельности и сталкивавшимся с “плотиной” требований банков-получателей по раскрытию информации и подготовке документов на пути их средств.

Рано говорить об оттепели и изменении отношения иностранных банков к нашим резидентам и финансовому сектору. Но, очевидно, синхронизация нашего законодательства с международным уже стала существенным шагом к большей прозрачности и возможности вести международную экономическую деятельность.

Как банки реализуют новые положения на практике?

Новые подходы не следует рассматривать как “закручивание гаек”, как может показаться на первый взгляд и работникам банков, и клиентам. Однако, бизнес уже столкнулся с необычной для них требовательностью при открытии новых счетов, пополнении уставного капитала, проведении платежей.

Например, применение политики KYC в наших реалиях порой заканчивается сюрпризами. Идея этого подхода в том, чтобы клиент, которого банк знает и которого давно обслуживает, не подвергался чрезмерным требованиям по его мониторингу. Другими словами, в начале отношений банк-клиент финансовое учреждение проводит максимально тщательное изучение операций бизнеса, знакомясь с ним. И чем дальше, тем более лояльным может быть отношение банков к клиентам, которые работают в рамках привычной для себя деятельности.

В теории это выглядит перспективно. И на практике приводит к значительному усложнению при открытии новых счетов в банках. Уже нередки случаи, когда компаниям отказывали в открытии («де-рискинг») даже при условии предоставления всех документов ввиду отсутствия существенной информации.

Проблемой становится и требование об установлении конечных бенефициарных владельцев бизнеса. Отечественный бизнес-менталитет полностью не готов к подобным вызовам. Доныне колонка конечного бенефициара в ЕГР была лишь еще одним декларативным параметром при регистрации компании. Новые правила возложили на банк обязанность не использовать прямо информацию из реестра, но проводить свой собственный поиск, в том числе из открытых источников и других реестров. На практике это значит, как минимум, вбить запрос на информацию в поисковую онлайн систему (общую или специализированную) и исследовать результаты поиска.

Кто уже сталкивался с ситуацией, знает, сколько «грязного белья» и черного пиара можно найти таким путем в отношении любого бизнеса в Украине. Логическим становится нетривиальный вопрос: что делать менеджеру банка с этой информацией? Закрыть глаза и не учитывать найденной информации – подвергает рискам ответственность и репутацию. Обращаться к клиентам за опровержением часто заказных глупостей о принадлежности активов тому или иному лицу обычно приводит к ухудшению отношений с клиентом.

Часто информацию, которая встречается, опровергнуть или подтвердить просто невозможно документально. К тому же, подобная практика добавляет пространства для маневров неконкурентного давления на бизнес из-за размещения ложной негативной информации. Пока по инерции банки, как правило, не углубляются в эти вопросы очень придирчиво. Но понятно, что это только до первого громкого кейса ответственности за такие нарушения, а они непременно произойдут.

Переход на новый уровень – ожидаемые перспективы

Новая практика применения финансового мониторинга имеет и взаимные преимущества. Дополнительной выгодой для банков является незаметная сейчас, но со временем все более ощутимая обратная лояльность клиентов.

Сама логика подсказывает, что при таких барьерах для открытия новых счетов, появившихся в соответствии с законом, корпоративным пользователям банковских услуг становится крайне выгодным развивать отношения с текущим обслуживающим банком, не относясь в дальнейшем к нему как к месту, где ему “все должны”.

Лояльность клиента будет вознаграждена более простым отношением к нему по вопросам финмониторинга, а соответственно, вполне закономерным упрощением документооборота и ускорением прохождения платежей.

Следующим, если бы не логика изложения информации, то наверное первым лучшим позитивом нового регулирования является введение правил дистанционной идентификации. Отныне банки могут проводить идентификацию новых клиентов дистанционно, по видеосвязи с применением полной или упрощенной модели.

Не вдаваясь глубоко в техническую сторону вопроса, следует отметить практические преимущества этой, на самом деле, революционной, как для страны, которая недавно была едва ли не лидером бюрократизма и необходимости “занимать живую очередь”. Эта новая практика позволяет банкам упростить привлечение новых клиентов за счет предельной простоты для, собственно потенциального клиента, стать реальным.

Отсутствие необходимости тратить время на поездку в отделение для идентификации и решения других вопросов позволяет гражданам и компаниям выбирать банк по потребностям, а не по принципу ближайшего отделения.

Для банков это обернется сокращением расходов за счет меньшей потребности в содержании отделений.

Для клиентов – не только удобством в пользовании услугами, но и улучшением обслуживания из-за роста конкуренции банков. Не следует забывать и о карантине – для требований по социальной изоляции новые правила – это возможность продолжать привычные процессы в новых реалиях.

Вместо заключения. Понятным остается одно – развитие требует новых подходов. Банкам и клиентам приходится пересматривать свои подходы к работе, чтобы соответствовать новейшим требованиям. И на этом пути еще возникнет немало проблемных вопросов, требующих практического ответа.

Станислав Луговой, партнер адвокатского объединения «Юнимайндс»

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

  • !

    Колонка отражает исключительно точку зрения автора и может не совпадать с мнением редакции. Публикация колонок осуществляется согласно Правил, а Finance.ua выполняет лишь роль носителя. Копировать эти авторские материалы можно только при наличии ссылки на автора и Finance.ua.

Также по этой теме: Кредит&Депозит
Смотри также
Опросы
В Контексте Finance.ua