Готова ли Украина к «валютному безвизу»?


7-го февраля был введен в действие новый закон Украины «О валюте и валютных операциях».

Данный закон, без преувеличения, является одним из наиболее ожидаемых для представителей украинского бизнеса в 2019-м году: Национальный банк Украины ведет с рынком регулярный и прозрачный диалог, форумы и семинары на тему нового валютного регулирования собирают аншлаги, а банки и юристы активно готовятся к сопровождению новых операций для своих клиентов.

В начале января НБУ опубликовал новые нормативные акты, которые придут на смену текущему, во многом устаревшему, регулированию. Изменения не будут настолько радикальными, как ожидали некоторые эксперты, что вызвало очередной шквал критики в сторону регулятора. Тем не менее, для бизнеса появляется много новых возможностей, а о некоторых ограничениях, к которым сам НБУ уже несколько лет относился с нескрываемой досадой, наконец-то можно будет забыть.
Среди наиболее значимых упрощений можно выделить следующие:
• Отменяется требование получать индивидуальные лицензии на осуществление определенных валютных операций (в частности, на инвестирование за рубеж и размещение средств на счетах за рубежом). Бюрократизм и непрозрачная процедура получения таких лицензий у многих отбивали желание осуществлять прямые инвестиции из Украины, а также ряд других операций, являющихся распространенной практикой за рубежом;

• Отменяется процедура регистрации внешнеэкономических договоров займа, сложность и длительность которой вызывала искреннее недоумение иностранных инвесторов;

• Операции на сумму до 150 тысяч гривен («незначительные операции») больше не подпадают под валютный надзор (кроме случаев «дробления» операций);

• Срок для расчетов по экспортно-импортным операциям увеличен до одного года (ранее составлял 180 дней);

• Процент обязательной конвертации в национальную валюту валютной выручки из-за рубежа уменьшается с 50% до 30% (с 1 марта 2019-го года).
Такие улучшения воспринимаются бизнесом с осторожным оптимизмом и являются позитивным сигналом для иностранных инвесторов. В то же время регулятор оставил в силе некоторые механизмы и ограничения, призванные препятствовать неконтролируемому оттоку валюты из Украины, которые можно условно поделить на две категории.
К первой категории относятся непосредственно лимиты и ограничения как временные меры защиты на валютном рынке, в частности:

• Бизнес по-прежнему не имеет возможности покупать и хранить валюту для минимизации валютных рисков при отсутствии конкретных оснований/обязательств;

• Выплата дивидендов и возврат инвестиций иностранным инвесторам по-прежнему ограничены ежемесячными лимитами (7 и 5 миллионов евро в течение календарного месяца соответственно);

• Операции, которые ранее требовали получения индивидуальных лицензий, можно осуществлять лишь в пределах установленных электронных лимитов – 50 тысяч евро для физических лиц и 2 миллиона евро для юридических лиц/ФОПов в течение календарного года.

Примечательно, что все лимиты теперь будут привязаны к евро, а не к долларам США – евроинтеграция дает о себе знать даже в таких мелочах.
НБУ обещает постепенно снимать указанные ограничения. Однако их полная отмена невозможна до принятия некоторых законопроектов, основным из которым является законопроект о противодействии BEPS (размыванию налогооблагаемой базы и выведению прибыли из-под налогообложения). Первые шаги в этом направлении уже были сделаны – НБУ вместе с Министерством финансов Украины опубликовали соответствующий законопроект.

Ко второй категории относятся механизмы валютного надзора (финансового мониторинга), которые должны осуществляться банками и другими агентами валютного надзора на постоянной основе. Основой такого механизма является «риск-ориентированный» подход, согласно которому банки обязаны знать своих клиентов и источники происхождения их средств, а также анализировать «сомнительные» финансовые операции исходя, в первую очередь, из сути, а не из формы таких операций.

С одной стороны, данный подход является шагом вперед, поддерживающим тенденцию распространения принципа превалирования сути операций над формой («substance-over-form» – англ.) в правовой системе Украины. С другой стороны, банки обеспокоены тем, что такой подход создает на них дополнительное давление. Так, абсолютно ожидаемы конфликтные ситуации, в которых позиции представителей банка и регулятора касательно «сомнительных» финансовых операций могут отличаться, исходя из субъективного подхода. Такие ситуации, скорее всего, будут создавать дополнительные трудности именно банкам, учитывая значительные размеры потенциальных штрафов. Весьма ожидаемым будет то, что обслуживающие банки, вероятно, займут позицию минимального риска и не будут проводить операции, которые потенциально могут вызвать вопросы у регулятора.
В зарубежной литературе такой подход называется де-рискинг («de-risking» – англ.) – феномен, когда финансовые учреждения прекращают или ограничивают деловые отношения с клиентами во избежание рисков, а не для управления ими. Де-рискинг создает существенные препятствия для доступа украинских банков на международный рынок и осуществления платежей в иностранной валюте.

При такой конъюнктуре на украинском рынке все большей востребованностью будут пользоваться те банки, которые не будут бояться брать на себя дополнительные риски и которые смогут воплотить эффективный «риск-ориентированный» подход в валютном надзоре. Уровень квалификации и профессионализма сотрудников банков, которые будут готовы четко аргументировать и отстаивать свою позицию в случае возникновения спора с НБУ, будут ключевыми в построении такого подхода.

Не стоит также забывать и о тех клиентах, которые зачастую оформляют операции по форме, которая противоречит сути. Например, вряд ли кого-то можно удивить договорами о предоставлении услуг, скрывающие совершенно другие операции с целью упрощения валютного контроля/надзора или минимизации налоговых затрат. Бизнес, не прибегающий к таким уловкам с целью получения сиюминутных налоговых или других преференций, вызовет больше доверия как у банков, так и у контролирующих органов. Для таких компаний, дорожащих своей репутацией и понимающих важность прозрачного и этичного ведения бизнеса, валютный надзор не должен создавать существенных трудностей.

Хочется верить, что все заинтересованные субъекты валютного рынка – регулятор, обслуживающие банки и сам бизнес – выступят, в меру своих возможностей, «драйверами» дальнейшей валютной либерализации. Будут ли возникать недопонимания между клиентами и банками? Вероятно, что будут. Будут ли банки склонны к осторожности, а НБУ – к карательным мерам по отношению к банкам? Вероятнее всего, таких ситуаций не избежать. Должны ли регулятор и банки на регулярной основе поддерживать и повышать должную квалификацию своих специалистов? Ответ очевиден.

Регулярный диалог между НБУ, банками и их клиентами будет также играть значительную роль в дальнейшей либерализации. В результате, все вовлеченные стороны должны иметь четкое понимание процессов проведения валютных операций, а также связанные с ними ограничения.

Таким образом, несмотря на то, что НБУ все еще сохраняет довольно строгие правила валютного регулирования, тенденция на дальнейшую либерализацию является очевидной. Полная же либерализация будет зависеть от общей макроэкономической ситуации в стране и утверждения Верховной Радой необходимого законодательства. Немаловажную роль в либерализации будет играть сам бизнес, прозрачность и этичность ведения которого также становится актуальной тенденцией в Украине.

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Весь рынок:Валюта
Все, что мы знаем про:PwC Legal Украина
В Контексте Finance.ua
Опросы