Газовые выборы: украинскую ГТС тянут в разные стороны


Газовые выборы: украинскую ГТС тянут в разные стороны

Украина вновь бросилась рассуждать о судьбе собственной газотранспортной системы (ГТС). Не исключено, что вместо прежнего «железобетонного» варианта с передачей трубы в аренду, сети могут перейти в совместное управление международным консорциумом с участием Германии.

До сих пор предполагалось, что вся ГТС или ее географические линейные части к 2019 году отдадут в одни руки – корпорациям-победителям конкурса на право аренды либо концессии.

Консорциум – диаметрально противоположная по своей сути идея. В отличии от аренды, она предполагает, что средства на модернизацию сети будут привлекаться не из одного источника, а от кооперативной структуры. В случае толлинга или концессии государству как владельцу трубы отводится роль наблюдателя. Тогда как в консорциуме инвестиции ищут все участники сообща.

А найти нужно немало. По данным Укртрансгаза, на модернизацию в 2018-26 годы необходимо привлечь порядка $2,8 млрд. Большая часть их них пойдет на увеличение экономичности газокомпрессорных станций. $300 млн нужно пустить на строительство новых газоизмерительных станций на границе с РФ.

Последние чрезвычайно важны для дальнейшего стойкого развития газовой промышленности. Фактически, они не позволят России блокировать транзит по малейшему поводу. Ведь европейцы смогут платить за российский газ не на границе ЕС и Закарпатья, а непосредственно на восточных и северных кордонах нашей страны. Проще говоря, все спорные транзитные вопросы с россиянами решать станут коллективно. А не будут отправлять разбираться с РФ одних только представителей Украины. Но без запуска процесса аренды или создания консорциума найти деньги для этих газовых строек Киеву будет очень тяжело.

Оружие против России

Об инициативе создания консорциума 18 июня заявил украинский Президент Петр Порошенко. По его словам, проект консорциума не что иное, как орудие борьбы с европейским газопроводом «Северный поток-2».

Логика гаранта проста: ежегодный транзитный бюджет Украины составляет $3 млрд. Примерно столько же страна тратит в год на оборонные нужды. Следовательно, рассуждает Порошенко, истинная цель второго Северного потока – оставить Украину без денег на армию. Более того, он убежден, что в 2014 году именно страх потери $30 млрд газовых доходов от поставок в Европу остановил наступление российских военных. А значит, введение в эксплуатацию трубы в обход Украины автоматически снимет российскую армию с предохранителя.

«Условием участия Германии в международном консорциуме по управлению ГТС является остановка «Северного потока-2». Давайте говорить о том, что наши партнеры из США тоже решительно настроены. И никто против санкций США не пойдет», – написал Порошенко в своей колонке на Medium.

Упомянутые санкции против компаний ЕС правительство США пока еще не приняло, но американо-европейская торговая война стремительно набирает обороты. Так что принять решительные меры Вашингтон может в любой момент.

К примеру, в мае Госдеп предупредил, что европейские акционеры «Северного потока-2» (то есть компания Nord Stream 2 AG) будут наказаны так же, как уже был наказан российский «Газпром». Которому обрезали доступ к дешевым и длинным валютным займам.

Кроме того, под санкции могут угодить европейские акционеры уже действующего основного Северного Потока – германская E. ON и французская Engie. Вместе с австрийской государственной компанией OMV они предоставили гарантии выкупа части капитала «Северного потока-2».

Газовый план Маршалла

Для европейских компаний американские санкции могут обернуться финансовым крахом. Но они рассчитывают, что сумеют избежать американского возмездия благодаря переходу имущественных прав от Москвы к Киеву по нашумевшему Стокгольмскому арбитражу. В частности, по его решению Украина в начале июня начала процедуру ареста активов «Газпрома» в Нидерландах и Швейцарии на общую сумму $2,6 млрд.

В Москве твердо намерены предложить Киеву оплату решения Стокгольма деньгами. Но, как свидетельствует нынешнее заявление Порошенко, Украина заинтересована прежде всего в срыве российской газовой экспансии в Европу. А для этих целей нужно не столько выбивать долги, сколько арестовывать и блокировать российские активы.

Европейские компании, после успешного для Украины завершения этих арестов, смогут переиграть США. Во-первых, они утратят статус партнера российской монополии в более чем 70-ти ее европейских СП, таких как Nord Stream 2 AG. Вместо «Газпрома» соучредителем этих СП станет «Нафтогаз Украины» или ее доверенные лица из числа более крупных газовых компаний Европы. Которые, к слову, могут неплохо нажиться, перекупив у Украины арестованные российские активы. А США лишится формального повода вводить санкции.

Во-вторых, европейские газовые гиганты сохранят свой ключевой интерес – останутся партнерами «Газпрома» по наиболее прибыльным долгосрочным газовым контрактам. Тем самым, по которым у Москвы есть многомиллиардные гарантии на 25-30 лет вперед.

Например, немецкая корпорация Е. ON в обмен на выданные в свое время такие гарантии, сейчас имеет 100% контроль над всеми крупными ТЭС российского Урала, а итальянская Enel полностью контролирует выработку электроэнергии на российском Кузбассе.

Германский кандидат

Главным немецким претендентом на капиталовложения в украинскую ГТС традиционно считается корпорация E.ON из финансовой группы Deutche Bank. Опираясь на ее обещания, 15 лет назад Украина под патронатом тогдашнего главы «Нафтогаза Украины» Юрия Бойко уже создавала ООО «Международный Консорциум по управлению и модернизации магистральных газопроводов».

Чтобы уравновесить персону Бойко, предприятие возглавлял вице-премьер Олег Дубина, но из этой системы рычагов и противовесов ничего путного не вышло. Созданный консорциум должен был дополнить успешно заработавший тогда малый консорциум ЗАО «Газтранзит». Однако детище Бойко так и не начало работу над расширением транзита в ЕС через Карпаты. Тогда как малый консорциум хоть и расширил достаточно успешно транзитные мощности в южном направлении – на Балканы и в Турцию, – к фактической перекачке так и не приступил.

Формально, вина за провал идеи большого консорциума лежала на Франции, которая вывела из проекта государственную газовую компанию GDF, позднее переименованную в Engie. Изначальная схема создания синдиката предполагала участие членов по формуле «2+2»: для Франции и Германии 49%, для Украины и РФ – 51%.

Однако после выхода французов консорциум пришлось создавать по формуле 1+2 с привлечением в 35% капитала прямых инвестиций единственного инвестора – германской E.ON Rhurgas. Остальные 70% ключевых частей украинской ГТС предполагалось разделить между «Нафтогазом», «Газпромом», его дилером Дмитрием Фирташем, а также Мистобанком – доверенным финучреждением администрации тогдашнего президента Украины.

Судя по тому, что этот банк и его покровитель Сергей Левочкин выкупили для операций в Украине франшизу французского гиганта коммунального бизнеса Veolia, во время тогдашней попытки создать консорциум киевские политики крепко разошлись в интересах. А проект консорциума лопнул. Впрочем, едва ли и сейчас кто-нибудь возьмется гарантировать, что подобный казус не повторится.

Дело за малым

И все же сложившаяся к началу лета в Германии и Украине управленческая конъюнктура как нельзя лучше подходит для второй попытки создания газового консорциума. В частности, в Германии в середине июня разразился весьма полезный для Украины правительственный кризис. Из-за миграционной проблемы глава МВД из партии ХСС пригрозил Ангеле Меркель своим увольнением. Так что у той появился реальный шанс вовлечь в коалицию Партию зеленых. Такая смена колоды поможет ей потеснить коалиционную фракцию поклонников Герхарда Шредера, бывшего главы партии СДПГ и нынешнего главы Nord Stream AG.

А сам кризис может существенно облегчить диалог Берлина с Киевом вокруг проекта консорциума.

Не менее благоприятной выглядит и управленческая обстановка в Киеве. Тут, как и в Германии, разворачивается подозрительно похожий кризис вокруг главы МВД и его креатур в руководстве НАК «Нафтогаз Украины», которые назначены по коалиционной квоте партии НФ.

Ноги здесь, как и всегда, растут из раздела полномочий. В конце прошлого года НАК провела конкурс на подбор международных консультантов для проекта по привлечению кандидатов на аренду всей или части ГТС. Тот самый, который выиграл банк Rothschild из Франции. Тогда же основными кандидатами на участие в конкурсе были названы прочные клиенты этого банка -корпорации Engie и итальянская Snam.

Потенциальный конфликт

Вопрос лишь в том, что ни Кабмин, ни МЭРТ, которому подчинена НАК, никаких брокеров-консультантов не привлекал. По крайней мере до настоящего времени. В этом и кроется причина потенциального кризиса.

Выходит так, что менеджеров «Нафтогаза Украины» в вопросах аренды украинской ГТС уже вовсю консультируют французские банкиры, причем с прицелом на Францию и Италию. А вот премьер-министр сидит без консультантов. Да еще и получает от главы государства указание переориентироваться с аренды на консорциум с ориентиром на Германию.

Все это поразительно напоминает первую попытку создания консорциума в 2001-2004 годах и тогдашние раздоры. Впрочем, при более детальном рассмотрении становится очевидно, что нынешняя конъюнктура по целому ряду причин куда лучше подходит для идеи консорциума.

Главная из них – это наличие своеобразного «газового Плана Маршалла» для Украины. В рамках которого деньги на модернизацию своей ГТС она получит путем залога своим партнерам в Европе активов, арестованных у «Газпрома».

Андрей Старостин

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Энергетика
Смотри также
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua
Опросы