Будет ли дефолт без МВФ: Украина копит на долги, но может растерять валютный запас


Будет ли дефолт без МВФ: Украина копит на долги, но может растерять валютный запас

Громкое заявление главы украинского правительства Владимира Гройсмана об отставке в случае непринятия Верховной Радой законопроекта об Антикоррупционном суде породило новую волну обсуждения риска дефолта. Сможет или не сможет Украина справиться с грузом долговых выплат без поддержки МВФ и других иностранных кредиторов. Как известно, закон об Антикорсуде — одно из ключевых условий получения очередного транша от Международного валютного фонда в размере $2 млрд.

Журналисты разбирались, сколько денег нужно, чтобы решить проблемы выплат в текущем году и где можно раздобыть средства, если все-таки мы не дождемся нового транша.

Что должны

Совокупно за 2018 год Украина должна выплатить внешним кредиторам $4,58 млрд. Это без учета внутренних облигаций внутреннего госзайма, с ними — немногим более $7 млрд.

«По нашим подсчетам, всего в этом году правительству необходимо заплатить $3,3 млрд по внешним долгам, и НБУ — около одного миллиарда. Эти суммы включают платежи по кредитам МВФ. На данный момент Минфин и НБУ оплатили примерно половину своих платежей, и до конца года необходимо заплатить еще около $2,2 млрд, в том числе около половины в пользу МВФ», — рассказал старший финансовый аналитик ICU Тарас Котович.

По словам эксперта, если от МВФ все-таки поступит около $2 млрд транша, а следом и одобренный недавно миллиард помощи от Евросоюза, то это превысит объем оставшихся в этом году выплат. Но тем не менее, бюджет будет больше нуждаться в дополнительном финансировании, так как транш Фонда, скорее всего, не будет разделяться между НБУ и бюджетом. И полностью уйдет в золотовалютные резервы Нацбанка. Поэтому без выхода на рынки еврооблигаций, скорее всего, не обойтись. Так как для нас критически важно, чтобы золотовалютные резервы не опускались ниже уровня трех месяцев импорта. Пока нацбанковцам удается держать планку, и даже чуть перевыполнять этот показатель — 3,2 месяца будущего импорта на 1 июня даже при небольшом сокращении объема за май: на 1,6%, до $18,1 млрд. — из-за выплат по госдолгу. При этом в НБУ лелеют мечту за 2018-2020 гг. нарастить свой запас до 3,7 месяца импорта — до $21,6 млрд.

«Несложно подсчитать, что критический уровень в месяцах импорта — это $17,5 млрд на конец 2018 года и $18,2 млрд. на конец первого квартала 2019-го», — объяснил ситуацию руководитель аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий.

Не резервы, а карточный домик

Но штука в том, что в прогнозе НБУ по валютному резерву заложены кредиты от МВФ, Мирового Банка и ЕС на общую сумму в $3,4 млрд. в третьем квартале 2018 года. То есть, без помощи МВФ эти $3,4 млрд. придется отнять. И тогда на конец года это будет $18,2 млрд., а под закрытие 2019-го — $17,2 млрд., т.е. ниже критического уровня.

«Золотовалютные резервы ниже безопасного уровня — это плохой сигнал. Это понижение рейтингов Украины (на ожиданиях падения, это может произойти уже летом), и автоматически рост ставок по новым госбумагам», — объяснил последствия Паращий.

Второй момент: в прогнозе НБУ также учтено привлечение $2,5 млрд в 2018 году путем выпуска правительственных евробондов. Хотя Паращий заметил, что не до конца понятно, полностью ли этот выпуск заложен в сумму резервов, или может только часть, так как часть привлеченных денег может пойти на выкуп существующих бумаг. Вот с этим выпуском после снижения рейтингов может и не сложиться. То есть резервы могут быстро растаять уже к концу 2018 года.

По словам гендиректора Dragon Capital Томаша Фиалы, за последние два месяца еврооблигации Украины существенно упали в цене. Например, в сентябре бумаги размещались с доходностью 7,375% годовых, тогда как нынешняя их цена соответствует доходности 8,35% годовых или 92% от номинала.

«Теоретически, можно найти компенсаторы евробондам и международным кредитам — выпускать больше валютных ОВГЗ (что Минфин и делает в последние недели). Но маловероятно, что спрос на такие бумаги закроет проблему», — полагает Александр Паращий.

Что в лучшем случае

Если же удастся договориться с МВФ, то, по словам Тараса Котовича, может появиться возможность осуществить выпуск по ставке ниже 8%, а может и дешевле чем в прошлом году.

«Наиболее актуальным может стать повторение операции прошлого года. Когда держателям еврооблигаций 2019-2020 годов погашений будет предложено осуществить выкуп их облигаций с одновременным выпуском нового инструмента, которым может быть довыпуск Украина-32», — допустил Котович.

Что касается возможности покупки ОВГЗ, то, по словам эксперта, на данный момент иностранные инвесторы составляют незначительную долю в объеме внутренних гособлигаций, и уже частично сократили свои вложения. При этом около 64% их портфеля — это вложения через кредитные ноты, 70% которых — погашаются в 2020-2023 годах.

«Поэтому, если и будет значительная конвертация выплат в валюту, то это будут преимущественно локальные инвесторы. В мае небанковские учреждения сокращали вложения в гривневые гособлигации, а банки вкладывались в валютные. Именно эти две группы инвесторов являются крупнейшими, и они будут более существенно влиять на ситуацию с рефинансированием выплат по другим ОВГЗ, чем нерезиденты или физлица», — считает Котович.

НБУ уже заявил, что может идти речь об ужесточении монетарной политики – повышения учетной ставки и введения валютных ограничений. Тогда нерезиденты скупали бы наши внутренние гособлигации с возросшей доходностью, как это было нынешней зимой. Кстати, эти ОВГЗ в основном были выпущены на полгода, а значит летом есть риск, что нерезиденты создадут дополнительный спрос на валюту, желая вывести этот гривневый доход за границу. Их можно заинтересовать только новыми бумагами с высокой доходностью.

Кроме того, могут продлить обязательное требование продажи 50% валютной выручки, действие которого заканчивается в середине июня.

Константин Симоненко

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
В Контексте Finance.ua
Опросы