Юрий Федорив: плохие активы банков. Проблема VS возможность  


Юрий Федорив: плохие активы банков. Проблема VS возможность  

С августа по декабрь 2017 года доля плохих кредитов в банковской системе снизилась чуть больше, чем на 3% – до 54,9%.

И хотя банковский сектор показывает восстановление после кризиса, проблемные кредиты могут стать одним из факторов сдерживания его роста и достижения показателей, заложенных НБУ в стратегии развития банков.

По итогам 2017 года и первого квартала 2018-го как в коммерческих, так и государственных банках мы видим стабилизацию ситуации. У финучреждений есть хорошая ликвидность и ресурсы для наращивания объемов кредитования.

Однако такие направления как ритейл и корпоративный бизнес в сегменте МСБ все еще остаются недокредитованными. 
 
В целом, доля кредитов в розничном сегменте в ВВП Украины составляет 3%. Тогда как, например, в Польше, 35%.

Это означает, что банковская система имеет огромный потенциал для роста и при благоприятной конъюнктуре рынка может достичь прогнозных показателей, которые заложены в стратегии развития банковского сектора Украины до 2022 года. Но высокая доля проблемной задолженности, в особенности, в доминирующих на рынке госбанках, остается серьезной проблемой для банковского сектора.
 
Девальвация негативно повлияла на доходы клиентов банков, особенно для тех, кто привлекал кредиты в валюте, что и привело к увеличению необслуживаемых кредитов (NPL).

Для банковского сектора, который еще не восстановился полностью после кризиса 2008 года, это стало одним из значимых негативных факторов.

Помимо девальвации на увеличение доли проблемных активов в банках повлияли такие факторы как аннексия Крыма, конфликт на Востоке Украины, закрытие рынка России, спад экономической активности и, соответственно, спад потребительской способности.

Оптимальным решением этой проблемы могло бы стать развитие вторичного рынка покупки проблемных кредитов, а для государственных банков - создание так называемого Bad bank, то есть отдельного  банка, которому госбанки банки будут передавать в управление проблемные активы, или компаний по управлению такими активами с аналогичными функциями.

Это международная практика. Такой подход уже не первый год обсуждается в правительстве, однако буксует из-за отсутствия соответствующей инфраструктуры.

Для создания института  Bad bank  необходимо принятие соответствующего законодательного регулирования, создание механизма перевода плохих активов в этот банк и т. д.

Кроме того, помимо активов банки должны будут передавать еще и пассивы. Однако четкого понимания какие это должны быть пассивы и кто их должен финансировать – государственные банки или бюджет – нет ни у банков, ни у регулятора.
 
Альтернативой может стать полная передача полномочий по разрешению кейсов с плохими активами непосредственно самим банкам, а также определение топ-менеджментом банков четких целей (KPI) по уменьшению доли таких активов в портфеле.

Однако в этом случае кроме политической воли, должны присутствовать инструменты, помогающие менеджменту принимать решения как по реструктуризации, так и по реализации проблемных активов.
 
Стоит отметить, что закон о финансовой реструктуризации не дал того эффекта, который от него ожидали.

Он не применим к Приватбанку, где более 90% проблемной задолженности - это кредиты связанных лиц. Соответственно, этот вопрос является больше политическим. 

В Укргазбанке доля проблемных кредитов не столь велика, учреждение и так успешно справляется с превышением плохих кредитов в портфеле.

Единственный банк, который осуществляет реструктуризацию по упомянутому выше закону – это Ощадбанк.  В 2017 году финучреждение реструктуризировало задолженность на 4 млрд грн, и можно надеяться, что в этом году сможет реструктуризировать еще больше плохих кредитов.

Это говорит о том, что в украинских реалиях, этот закон не может быть универсальным и массово применимым к банкам, но он все же может частично уменьшить долю плохих активов в банках.
 
Важным этапом для преодоления проблемы неработающих кредитов в украинской банковской системе является также изменение традиций судебной практики.

В Украине зачастую при попытке банков взыскать долг с клиента суды становятся на сторону компаний, а банки терпят убытки.
 
Одним из важных факторов развития вторичного рынка проблемных активов является создание на них спроса со стороны локальных игроков, а также приход на этот рынок крупных международных игроков.

Известно, что сейчас такой интерес есть у ряда зарубежных компаний. Но для них важными условиями работы на рынке является прозрачность и отчетливое понимание процессов взыскания, управления и дальнейшей реализации активов.

Урегулирование этих факторов станет залогом для успешного функционирования вторичного рынка проблемных активов.

Юрий Федорив, директор отдела инвестиций и рынков капитала KPMG в Украине

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

  • !

    Колонка отражает исключительно точку зрения автора и может не совпадать с мнением редакции. Публикация колонок осуществляется согласно Правил, а Finance.ua выполняет лишь роль носителя. Копировать эти авторские материалы можно только при наличии ссылки на автора и Finance.ua.

Также по этой теме: Кредит&Депозит
Смотри также
Весь рынок:Кредит&Депозит
Архивы:2018 2017 2016 2015
В Контексте Finance.ua