Джон Харди: Шеф, все пропало? О последних событиях на фондовом рынке США


Джон Харди: Шеф, все пропало? О последних событиях на фондовом рынке США

Поговорим о том слоне, который проник в посудную лавку глобальных рынков, а именно об обвале фондового рынка – прежде всего, в США вчера вечером и ночью.

Основной движущей силой на этом этапе является классическая проблема «отрицательной выпуклости», которая возникает в тех случаях, когда на рынках слишком долго наблюдается затишье, а затем начинается рост волатильности. Предполагаемый риск внезапно вырастает в пять раз, а потом в десять – и возникает отрицательная выпуклость.

Затем появляются маржевые требования и нехватка ликвидности – по мере того, как эти субъекты пытаются выдавить друг друга с рынка.

В этих обстоятельствах непосредственной движущей силой или инициирующим событием чаще всего становится «нагрузочное тестирование» рыночных предположений по поводу Федерального резерва (медленное и стабильное повышение) и по поводу корреляции (при распродаже акций облигации в определенной мере компенсируют этот обвал значительным повышением курса). Пятничный доклад о рынке труда в США изменил информационную картину, сообщив о мощном всплеске заработков и доходности, который одновременно привел и к продаже акций.

Что любопытно – это привело к очень ограниченному «заражению» в других классах активов, особенно – в иностранной валюте.

Курс JPY вырос, но соотношение USD/JPY еще не достигло новой рекордно низкой отметки, а валюты развивающихся стран просто укрепились на немного более низком уровне – всё в порядке вещей.

Это дает некоторую надежду на то, что нынешняя ситуация представляет собой просто крах рыночных субъектов с наибольшей долей заемных средств в пространстве волатильности и некоторое нагромождение алгоритмов в условиях серьезного ущемления ликвидности. Но сегодня мы проходим контрольное испытание, так как продажи должны остановиться – если мы не хотим, чтобы нынешний эпизод из «волны-монстра» превратился в настоящее цунами.

Впрочем, я в любом случае убежден в том, что нынешние события уже изменили ситуацию и вывели из условий низкой волатильности – даже несмотря на вероятное полное восстановление по мере корректировки моделей с учетом всех факторов.

Сейчас стоит два вопроса. Во-первых, самый общий: всё уже кончилось? И во-вторых, вопрос для торговцев валютой: каков риск того, что «заражение» перекинется и на валютный рынок? На первый из этих вопросов я уже попытался ответить выше – некоторые обнадеживающие признаки указывают на то, что всё уже закончилось, но поспешных предположений, конечно, делать не стоит.

Основные барометры риска: По моему мнению, решающим показателем для ответа на вопрос, перерастут ли нынешние события в нечто худшее, является скользящее среднее значение индекса S&P 500 за 200 дней. Откат начался на уровне примерно в 2530. Это критическая черта.

На валютном рынке: Низкий курс в паре USD/JPY, составляющий 107,50 или по факту 107,32 выглядит как фактор вероятного распространения «заражения» на валютный рынок и на макро-уровень в целом.

Защита/хеджирование:

Если – и это очень важное «если» – сегодняшняя продажа активов продолжится, валютному рынку едва ли удастся избежать подобного эффекта, поскольку валютные позиции обязательно подвергнутся воздействию нынешнего сокращения долговой нагрузки на портфели в целом.

В подобном случае «главным подозреваемым» является рост курса JPY, а опционы с существенным убытком по паре USD/JPY вполне могут привести к значительному хеджированию рисков.

Кроме того, в качестве защитного механизма могут быть использованы пут-опционы по паре EUR/JPY, при условии значительных длинных позиций для европейской валюты.

Убыточные двух- и пятилетние фьючерсы американского казначейства также следует рассматривать как еще один эпизод волатильности, который вполне может привести к более глубокому и широкому сокращению долговой нагрузки.

При этом огромный рынок краткосрочных обязательств, консенсусная торговля и неожиданное установление цен, выходящих за рамки повышения ставок Федерального резерва, – всё это также может запустить масштабное закрытие позиций в условиях изменения прогнозов.

Джон Харди, главный валютный стратег Saxo Bank

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

  • !

    Колонка отражает исключительно точку зрения автора и может не совпадать с мнением редакции. Публикация колонок осуществляется согласно Правил, а Finance.ua выполняет лишь роль носителя. Копировать эти авторские материалы можно только при наличии ссылки на автора и Finance.ua.

Смотри также
Весь рынок:Фондовый рынок
Архивы:2018 2017 2016 2015
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua