Глобальная энергетическая революция: ЕС и Украина бегут от будущего в разные стороны


Глобальная энергетическая революция: ЕС и Украина бегут от будущего в разные стороны

Общемировое увлечение альтернативной энергетикой, вопреки ожиданиям, не способствует снижению спроса на нефть и газ. Напротив, побочный эффект от реализации громких проектов, вроде немецкого Energiewende, обернется лишь увеличением спроса на углеводороды. Украина, очутившаяся на обочине энергетического процесса, вполне может извлечь выгоду из западных энергоавантюр. Правда, окно возможностей для нашей страны в этом контексте не столь велико. Да и конкурентов у нас хватает.

Экологический вопрос

Прогнозируя темпы научно-технической революции на 2018 год и далее, подавляющее большинство исследовательских центров продолжают делать главный акцент на экологических рисках. Последние уже вовсю меняют структуру экономики наиболее развитых промышленных государств.

Например, один только проект отказа от АЭС в Германии к 2022 году обойдется этой стране до 2030 года в сумму 1,7 трлн евро. Это более 65% годового ВВП этой страны. В немецкой прессе постоянно публикуются расчеты того, что эти огромные «зеленые» энергорасходы планируется снизить до 1,4 трлн. евро за счет налоговых льгот для корпораций-потребителей природного газа.

Но такая политика работает на российский Газпром, который доминирует на рынках Центральной Европы. Конечно, немецкие льготы для владельцев газовых ТЭС выгодны не только Москве. Новая энергетическая политика Германии по душе и ведущим транзитерам газа, таким как Украина и Турция. Чтобы заменять закрывающиеся АЭС, немецкие энергокомпании будут вынуждены строить больше парогазовых электростанций в соседних странах ЕС. Соответственно, транзит и потребление газа в Европе будет расти вопреки ныне доминирующим «зеленым» прогнозам.

Безальтернативная энергетика

Нефтескептики утверждают, что ветряная и солнечная энергетика будут постепенно сокращать потребление углеводородов, но как свидетельствуют планы Германии, в реальности все выходит наоборот. Чем больше будет вырабатывается альтернативной электроэнергии, тем больше нужно базовых мощностей ТЭС и ГЭС для балансирования суточных перепадов в энергоснабжении. И тем больше нужно газа и мазута для регулирующих электростанций.

Ночью солнечные электростанции не работают, да и выработка энергии «ветряками» далека от равномерной. Выходом могли бы стать промышленные аккумуляторные батареи или маховики-накопители. Они вполне способны выровнять перекосы подачи энергии с ветряных и солнечных электростанций. Но аккумуляторы и накопители с каждым годом будут стоить все дороже.

Причина кроется в глобальном дефиците цветных и редких металлов, которые используются при их производстве. Рост индустрии солнечных батарей и развитие электроники привели к тому, что спрос на них растет все быстрее, а новых рудников открывается все меньше. Ситуацию использует Китай, который фактически установил мировую монополию на целый ряд редких металлов. Так что дешеветь материалы для промышленных аккумуляторов не будут точно.

А значит, полагаться на них, как на спасение, не выйдет. Остается лишь рассчитывать на относительный рост альтернативной энергетики в наиболее развитых странах Европы. Который в свою очередь выльется в увеличение спроса на углеводороды со стороны менее экономически развитых европейских государств и ассоциированных членов ЕС.

Как немецкий «Энергоповорот» подминает под себя всю Европу

Новая идеология технологического рывка Германии получила официальное название «Энергетический поворот» (Energiewende). По своим масштабам он выглядит, как классический механизм внешней экспансии немецкого государства. Ведь чем больше будет в ФРГ производителей альтернативной электроэнергии и ориентированных на нее мини-энергосетей (SmartGrid), – тем больший натиск будут чинить на соседние страны газовые и энергетические корпорации Германии и РФ. Energiewende уже с 2018 года претендует на весьма амбициозную роль. Она намерена стать таким же гигантским явлением мировой экономики, как китайская идеология «Большого Шелкового пути» или сланцевая революция в США.

Расходы на все эти процессы в мировой экономике будут стоить несколько триллионов долларов. Часть из них могла бы перепасть и Украине: для этого нужно развивать необходимые Германии и ЕС новые проекты в транспортной и энергетической инфраструктуре. Например, самые короткие трубопроводные соединения Европы со Средней Азией. Ключевую роль в них играют газо- и нефтепроводы в восточных областях Украины, которые сейчас не достроены либо остановлены. Если они заработают, ЕС сможет экономить большие деньги на доставке нефти из Казахстана и азиатского газа.

Последние сейчас поступают в Европу окольным путем, через РФ. Испугавшись появления новой транспортной и энергетической инфраструктуры ЕС, Москва приложила массу сил, чтобы сохранить старый транзит из Азии и окутать восточные приграничные районы Украины войной. Но ввиду того, что спрос на газ и нефть вопреки прогнозам не падает, а наоборот растет, такая ситуация не сможет длиться долго. Европейцам придется все чаще ставить РФ на место, и уделять все больше внимания проходящим через Украину транзитным путям.

Украина и новый «Энергетический Рейх»

Рано или поздно эти пути закупки газа и нефти из Азии заработают, оказывая положительное влияние на переработку углеводородов в Украине и на всю ее промышленность. А пока этого не произошло, степень участия Украины в германской идеологии Energiewende выглядит слишком мелкой – это строительство двух новых энергоблоков ХАЭС и развитие экспорта украинской электроэнергии в страны Центральной Европы.

С учетом того, что нефте- и газопроводы на Востоке Украины простаивают из-за войны и непомерной коррупции, развитие экспорта украинской электроэнергии в ЕС может стать едва ли не единственной ощутимой точкой, связывающей нашу страну с технологической революцией в энергетике Европы. Которая вслед за Германией охватывает всю энергетику ЕС, формируя своеобразный пояс.

Ряд не входящих в ЕС стран, вроде Украины, Турции и Марокко, давно ведут конкурентную борьбу за право занять достойное место в этом поясе. У украинской промышленности в этой битве есть весьма ощутимые шансы. И они явно не ограничиваются строительством всего нескольких новых атомных реакторов. Украинские масштабы могут быть больше. Ведь в конце концов Япония, пережившая катастрофу на АЭС Фукусима, и не думает отказываться от атомной энергетики.

Что касается немцев, то они, судя по всему, под видом Пятой промышленной революции, изобрели еще одну форму экономического давления на своих европейских соседей.

Андрей Старостин

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
В Контексте Finance.ua