Пардон, МВФ. Может ли Фонд "простить" Украину


Пардон, МВФ. Может ли Фонд "простить" Украину

Украинская власть теряет доверие главного кредитора. Может ли остановиться нынешняя программа финансирования и сможет ли Украина прожить 2018 год без МВФ.

Четыре из восьми. Именно столько “маяков” действующей программы МВФ Украина выполнила с момента последнего ее пересмотра.

Обычное дело для Киева. За годы сотрудничества с Фондом Украина выполнила разве что первую программу МВФ — еще в 1994-1995 годах. Тогда правительство получило два транша на сумму 763,1 млн долларов. После этого ни одна из программ не была выполнена на 100%.

Правда, в этот раз Украина не только не выполнила требования для получения следующего транша, а отказалась выполнять одно из требований, которое стало ключевым для получения последнего, четвертого транша объемом 1 млрд долларов.

Остановка на половине пути и невыполнение подписанных договоренностей может не только поставить на длительную паузу дальнейшее сотрудничество с кредитором, но и вынести на повестку дня вопрос о возвращении Украиной последнего транша.

Так, срыв сотрудничества с МВФ Нацбанк называет главным макрофинансовым риском 2018 года и призывает правительство начинать переговоры о новой программе.

ЭП выяснила, чего ждать дальше и может ли Украина рассчитывать сейчас на новую программу сотрудничества с главным кредитором.

Пообещать — не значит выполнить

Текущую четырехлетнюю программу — “Механизм Расширенного Финансирования” (Extended Fund Facility) МВФ принял в марте 2015 года. По его условиям Украина уже получила четыре транша на сумму 8,7 млрд долларов из 17,5 млрд долларов.

Последний, четвертый транш Украина получила с большой задержкой и сложностями в апреле этого года. В целом в 2017 году Киев больше вернул Фонду, чем получил — 1,26 млрд против 1 млрд.

Подобная ситуация не устраивает ни Министерство финансов, ни Нацбанк, которые часто акцентируют внимание на продолжении сотрудничества с кредитором. Их заявления о будущих траншах напоминают риторику “кто больше?”.

“Мы знаем на 100%, что до конца года транш мы не получим. Но в 2018 году мы рассчитываем получить два транша на общую сумму 3,5 млрд долл”, — заявил недавно заместитель главы НБУ Олег Чурий.

“Нацбанк ожидает два транша, но я надеюсь, что мы получим больше. Это абсолютно реалистично. Почти все ключевые условия уже выполнены, а те, которые не выполнены — вполне возможно выполнить в следующем году. Мы в принципе ориентируемся на Нацбанк, но я не вижу, почему мы не можем получить больше траншей в следующем году”, — добавил министр финансов Александр Данилюк.

Однако надежды Минфина и НБУ могут оказаться напрасными. Украина не выполнила все условия для получения нового транша, и — что хуже — решила не выполнять одно из обязательств, под которые уже был выделен последний, четвертый, транш.

Напомним, в течение года приоритетность “маяков” по программе МВФ изменилась. Так, Фонд отложил требование о земельной реформе и “заменил” ее приватизацией. Свое решение кредитор пояснил так: земельная реформа важна, но может подождать до конца года. Правда, под этой отсрочкой Фонд не имел в виду продление моратория еще на год.

Выполнение условия о пенсионной реформе тоже не обошлось без осложнений.

МВФ не удовлетворен поправками, которые депутаты внесли между первым и вторым чтением. Поправки узаконили право пенсионеров без необходимого страхового стажа получать помощь от государства. Глазами МВФ — это риск разбалансировки бюджета Пенсионного фонда.

Однако наибольшие преграды, которые стоят между Украиной и очередным траншем МВФ, касаются другого. Их три: первая — затягивание с принятием закона об Антикоррупционном Суде, вторая — затягивание с принятием новой редакции закона о приватизации госимущества, третья — отказ правительства пересчитать цену на газ для населения с учетом изменения импортной цены.

ЭП уже ранее писала, что цену на голубое топливо правительство должно было пересчитать с октября этого года, однако не сделало этого, опасаясь негативной реакции населения на повышение коммунальных тарифов. Сейчас ожидается, что цена на газ должна измениться весной — до конца отопительного сезона.

Правда, может оказаться, что такой отсрочкой правительство загонит себя в тупик. Так, по расчетам НАК “Нафтогаз Украины”, в октябре цену нужно было повышать на 19%, а весной этот показатель может еще больше вырасти.

“С момента последнего повышения — в мае 2016 года — цены на газовых хабах в Европе резко выросли, цена на нефть повысилась с 35-40 до 60-65 долларов за баррель, ослабился курс гривны к евро и доллару. Все эти факторы влияют на цену на газ”, — говорит эксперт Стратегической группы советников по поддержке реформ (SAGSUR) Карел Хирман.

По его словам, сегодня мы имеем ситуацию, когда цена на газ для промышленности на свободном рынке уже значительно превышает цену на голубое топливо для населения. “Такого нет в странах Европы даже с большой долей внутренней добычи — в Румынии, Дании, Голландии”, — отмечает Хирман.

По данным SAGSUR, цена для промышленности сегодня соответствует цене газа на границе Украины с ЕС (минус расходы на транспорт в Украине), то есть соответствует импортным ценам.

Эксперт отмечает, что требование о пересчете цен касается не столько вопроса нового транша, сколько свидетельствует о невыполнении договоренностей, под которые кредитор уже выделил финансирование. Если его не выполнить, есть угроза, отмечает Хирман, что встанет вопрос о возврате последнего транша.

Перспективы сотрудничества

ЭП предлагает посмотреть на отношения Украины с МВФ в краткосрочной и долгосрочной перспективе. В обоих случаях будет непросто.

Краткосрочная предусматривает продолжение сотрудничества с кредитором по текущей программе EFF.

Пятый транш по текущей программе нужно получить. Будет алогично, если мы этого не сделаем. Украина выполнила наиболее болезненное требование — приняла пенсионную реформу. Выполнить осталось не так уж и много — принять закон о создании Антикоррупционного суда и пересмотреть цену на газ”, — считает руководитель аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий.

Напомним, очередной транш ожидается в первом квартале 2018 года. Однако вряд ли удастся выполнить условия из в соответствующий срок. Во-первых, газовый вопрос завязан на завершении отопительного сезона, а это уже апрель. Во-вторых, до сих пор нет уверенности, что есть политическая воля для принятия закона об Антикоррупционном суде.

И в третьих, с недавних пор у МВФ появился еще один повод для недовольства — недавно принятый бюджет 2018. Несмотря на официальные заявления Министерства финансов о том, что бюджет сбалансирован, а показатели доходов полностью реалистичны, кредитор заявил о рисках как по доходам, так и по расходам бюджета на следующий год.

На вопрос о том, в чем именно заключаются риски, министр финансов Александр Данилюк ответил так: “У МВФ были вопросы относительно макропрогноза и пенсионной реформы, которые мы в ближайшее время снимем. Важно, что мы вышли на сбалансированный бюджет и показатель дефицита, который соответствует программе МВФ”.

По информации ЭП, “вопросы к макропрогнозу на следующий год касаются пересмотра накануне принятия госбюджета показателей инфляции и номинального ВВП. Собственно, пересмотр номинального ВВП с более высоким дефлятором ВВП — 11,8% — и разрешил правительству убить “двух зайцев” одним выстрелом: расширить расходы бюджета и выполнить параметры дефицита МВФ.

Также, отмечают собеседники ЭП в министерстве, есть вопросы к расходам на возмещение НДС (МВФ считает, что они занижены – Ред.) и способа распоряжения “спецконфискатом” (перечисленные в бюджет средства Януковича”). Фонд настаивал на их направлении на погашение дефицита, а не на расходы.

Как пояснил в комментарии постоянный представитель МВФ в Украине Йоста Люнгман, важно, чтобы налогово-бюджетная политика Украины руководствовалась достижением трех целей.

Первая — сокращение долга путем удержания фискальных дефицитов на низком уровне. Вторая — контроль текущих расходов, например, фонда заработной платы, пенсий и трансфертов предприятиям и домохозяйствам, чтобы было достаточно ресурсов на инвестиции в инфраструктуру и другие приоритетные отрасли. Третья — проведение реформ для улучшения налоговой системы и качества государственных услуг.

“Риски, которые мы видим, заключаются в слишком быстром росте текущих расходов, темп роста которых существенно превышает номинальный рост экономики, и в существенном замедлении некоторых реформ. В совокупности это будет вредить конкурентоспособности Украины, а в конце концов будет угрожать ее долговой устойчивости”, — отметил Люнгман.

Напомним, при голосовании бюджета депутаты одобрили согласованное с правительством увеличение расходов на оплату труда аппарата Верховной Рады, Государственного управления делами, Генеральной прокуратуры. К тому же правительство заявило о планах повысить в следующем году минимальную зарплату, что также не обошло внимание МВФ.

“Как только мы официально оформим наши намерения повысить минимальную зарплату до 4100 или 4200, или до 4300 грн без достаточных экономических оснований, МВФ сразу даст нам в лоб”, — говорит собеседник ЭП в Министерстве финансов.

Долгосрочная перспектива касается новой программы сотрудничества Украины с кредитором. Как отмечалось, текущая программа завершается в марте 2019 года. Пока что, единственный, кто считает целесообразным начать переговоры о новой программе — это Нацбанк.

Как отмечается в сообщении регулятора, ключевой макроэкономический риск для финансовой стабильности в ближайшие годы — прекращение сотрудничества с МВФ. И следует начинать договариваться о новой.

По мнению Паращия, новая программа возможна по аналогии с программой макрофинансовой поддержки ЕС-Украина, где потеряны шансы получить последний транш макрофинансовой помощи от Евросоюза, но уже идут переговоры о новой программе на сумму 1,8 млрд евро со следующего года. Однако пока эта возможность лишь теоретическая.

“Моя позиция как министра — нам нужно успешно завершить текущую программу. Есть условия, которые мы должны выполнить, и они важны не только для МВФ, они важны для Украины. Конечно, с ориентацией на 2019 год мы можем думать и обсуждать новую программу, чтобы продолжить в будущем двигаться путем реформ, но сейчас я не считаю, что это актуально”, — сказал ЭП Данилюк.

Для самого МВФ вопросы новой программы сотрудничества с Украиной сейчас тоже не на повестке дня.

“Действующая программа, по нашему убеждению, отвечает потребностям сегодняшнего дня и является важной для обеспечения устойчивого роста, плодами которого сможет воспользоваться все население — то, что так нужно Украине, — озвучил позицию кредитора Йоста Люнгман.

“В нашем диалоге с властью мы сфокусированы, как и раньше, на успешном внедрении действующей программы”, — подчеркнул представитель МВФ в Украине.

Когда нужны деньги

Зачем Украине оставаться в программе МВФ? Во-первых, это гарантия определенного направления развития государства (особенно имеет значение для государств со слабой экономикой), что является бенчмарком для иностранных инвесторов.

Во-вторых — чтобы рассчитаться с долгами. “Без поддержки международных партнеров успешное рефинансирование 20 млрд долларов суверенного и гарантированного государством долга со сроком погашения в 2018-2020 годах маловероятно”, — признает Нацбанк.

Привлечь эти средства из двух источников: от МВФ и за счет размещения евробондов. Стоимость последних зависит от того, находится ли Украина в программе МВФ.

“Когда мы встречаемся с инвесторами, то первые десять вопросов, на которые отвечаем — как у нас с программой МВФ. Относительно целесообразности новых выпусков евробондов — лучше их делать после очередного пересмотра программы”, — считает заместитель министра финансов Юрий Буца.

Когда Украине нужен очередной транш? С точки зрения долговых обязательств следующий год непиковый.

“Самые большие выплаты по внешним долгам приходятся на февраль-март следующего года – нужно заплатить около 1,2 млрд долларов, и август-сентябрь – плановые выплаты опять же на уровне 1,2 млрд долларов. С первым этапом мы справимся, а вот в начале августа очень желательно привлечь финансирование от МВФ”, — отмечает Паращий.

Чисто математически, по словам эксперта, следующий год мы можем прожить и без помощи МВФ, например, за счет “проедания” золотовалютных резервов. Однако такой сценарий негативный и рискованный для экономики.

Галина Калачева

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Кредит&Депозит
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua
Опросы