Дмитрий Бойко: голландская модель для Украины. Залечит ли новый механизм продаж активов банков-банкротов "раны" ФГВФЛ?


Дмитрий Бойко: голландская модель для Украины. Залечит ли новый механизм продаж активов банков-банкротов "раны" ФГВФЛ?

В сентябре Минюст одобрил решение Исполнительной дирекции Фонда гарантирования вкладов физлиц в части продажи активов неплатежеспособных банков по голландской модели. Не теряя времени, Фонд сразу же провел разъяснительный круглый стол, в ходе которого представил механику проведения таких торгов общественности.

Суть голландского формата аукционов отличается от стандартного тем, что в “голландце” сначала объявляется максимальная цена, а далее – в течение дня – ставки снижаются до тех пор, пока не объявится первый покупатель.

После этого начинается второй этап, в ходе которого остальные участники поднимают ставки от минимальной зафиксированной цены. Вместе с тем, участник, который сделал ставку и зафиксировал цену еще на первом этапе (когда она снижалась), сможет сделать шаг последним.

Пока в планах ФГВФЛ запустить такие аукционы в пилотном режиме. Таким образом Фонд намерен стимулировать покупателей активнее увеличивать цену лотов и, кроме того, до конца 2018 года реализовать основную часть проблемных активов ликвидируемых банков. На сегодняшний день таких более 90.

Сама инициатива внедрения подобной модели выглядит вполне логичной и положительной для финансовой системы и экономики страны в целом. Внедрение понятных, открытых, эффективных и конкурентных механизмов, способных повлиять на то, чтобы активы банков-банкротов были реализованы на наиболее выгодных для государства условиях, безусловно, должно оставаться первоочередной задачей.

Единственный нюанс: на сегодняшний день не совсем понятно, все ли тут настолько просто и прозрачно, как это декларирует Фонд в пресс-релизах, и каким образом механизм будет работать на практике.

К умным или красивым

Дело в том, что Решение исполнительной дирекции Фонда гарантирования вкладов от 20.07.2017 года № 3117 о проведении пилотного проекта в части реализации активов ликвидируемых банков (зарегистрированное в Министерстве юстиции) несколько отличается от пресс-релизов Фонда. Простыми словами, официальные публичные заявления ФГВФЛ далеко не во всем не совпадают с документами, имеющими юридическую силу.

В частности, в решении исполнительной дирекции Фонда нет пункта о минимальном значении, до которого может снижаться цена во время аукциона, в то время как в релизах Фонд утверждает, что за сутки цена может снизиться со 100% до 20% номинала.

Дословно в решении об этом говорится следующее: «минимальной ценой следует считать цену лота, определенную в решении Фонда по поводу условий продажи, которой заканчивается автоматическое пошаговое снижение цены лота в течение периода проведения электронного аукциона, при отсутствии ставки участника».

То есть о 20% документ также не упоминает. В результате таких недоговорок, у любого участника может возникнуть закономерный вопрос: во что размытые или отсутствующие в юстированном решении Дирекции формулировки превратятся к моменту торгов? В то же время, надеемся, что все заявленные условия торгов будут отображены в соответствующих нормативно-правовых документах Фонда.

Открытым для нас остается вопрос относительно порядка формирования пулов, и это немаловажный момент. Согласно пункту 4 упомянутого выше Решения Дирекции ФГВФЛ: «В случае, если после снижения начальной (стартовой) стоимости лота к минимальной цене, открытые торги считаются не состоявшимися, активы банка (ков), которые входили в состав лота (тов), подлежат продаже в составе лота (лотов), сформированных из активов банков по этому признаку».

Иными словами, фонд оставил себе место для маневра во время формирования пулов с учетом возможных пожеланий третьих лиц. При чем, максимально возможный дисконт продажи составляет 99,2% от балансовой стоимости актива.

Упомянутое решение дирекции (в части объединений активов в пулы по единому принципу “все, что не продалось”) ставит в один ряд продажу неликвидов («мусорные» бумаги, необеспеченные кредиты и т.д) и ликвидные активы (работающие кредиты, крупные объекты недвижимости и т.д.). И если цена продажи для необеспеченных кредитов за 0,8% – это хорошо, то для обеспеченных кредитов это просто недопустимо.

Поэтому, несмотря на положительные ожидания и одобрение “голландского” пилотного проекта рынком – пока не видно четкую механику, подтвержденную и детализированную внутренней нормативной базой Фонда. Сегодня говорить о том, что модель голландских аукционов для нашей страны – панацея, преждевременно.

Кому лакомый кусок

Еще один важный и упущенный вопрос (на этот раз и в документах, и в публичных заявлениях Фонда) – ситуация с активами, находящимися на балансе НБУ.

Будут ли они торговаться посредством такой же механики, как и все остальные активы, или же Национальный банк Украины будет продавать активы, принятые под залог кредитов рефинансирования банкам по какой-то иной схеме.

Очевидно, что только прозрачные торги на конкурентных условиях способны обеспечить наибольшую эффективность и реально поспособствовать возврату средств кредиторам обанкротивших банков, а также Государству, регулярно одалживающему средства Фонду для расчета с вкладчиками.

Без прозрачного, конкурентного рынка залогов НБУ, работающего по единым правилам со всем рынком активов неплатежеспособных банков – о полноценном рынке NPL (на котором активы могут быть проданы по максимальной рыночной цене) в Украине придется только мечтать.

Дмитрий Бойко, советник портала UBIZ.ua

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

  • !

    Колонка отражает исключительно точку зрения автора и может не совпадать с мнением редакции. Публикация колонок осуществляется согласно Правил, а Finance.ua выполняет лишь роль носителя. Копировать эти авторские материалы можно только при наличии ссылки на автора и Finance.ua.

Смотри также
Весь рынок:Казна и Политика
Все, что мы знаем про:ФГВФЛ
Архивы:2020 2019 2018 2017 2016 2015
Опросы
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua