0 800 307 555
0 800 307 555

Роттердам плюс: экономическая необходимость или средство обогащения?


Роттердам плюс: экономическая необходимость или средство обогащения?

По мнению чиновников НКРЕКУ, использование формулы Роттердам+ дает возможность исключить ручной режим формирования цены на электроэнергию и привязаться к стоимости угля на мировом рынке. И главное – преодолеть зависимость от поставки энергетического угля из оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей.

По факту оказалось иначе. Повысить эффективность обеспечения углем украинской энергетики и создать качественную замену поставкам угля из зоны АТО так и не получилось. Зато благодаря формуле Роттердам+ резко выросли закупочные цены на уголь, и, как результат, значительно поднялась цена на отпускаемую потребителям электроэнергию.

Системный кризис в энергетике

Новый механизм формирования оптовых цен оказался не эффективным в условиях украинских реалий. Блокада торговли с оккупированными территориями показала, что Роттердам+ не решает проблему зависимости экономики от монопольных источников поставки энергоресурсов.

Более того, заметно выросла зависимость украинской энергетики от импорта энергетического угля из России. За счет российских поставок покрывается 62% всего угольного импорта, что в условиях военного и политического противостояния между нашими странами является угрозой безопасности для Украины.

Казалось, что новый подход поможет решить проблему безопасности поставок угля. После начала военных действий на территории Донецкой и Луганской областей, все шахты, где добывают антрацит, оказались на неконтролируемой территории. Блокада и прекращение поставок угля из зоны конфликта показали, что к такому развитию событий профильное министерство, государственные и частные энергокомпании, оказались не готовы.

В правительстве не могли не понимать, что прекращение поставок с оккупированных территорий приведет к появлению дефицита энергетических углей и нанесет удар по тепловой энергетике. Поэтому искать замену углю из зоны конфликта следовало еще с 2014 года.

После начала блокады недостающий уголь начали искать в ЮАР, Австралии, США и других странах, находящихся от Украины за тридевять земель. И заметно увеличились закупки угля в России.

С марта 2016 года цены для населения выросли в 2,7 раза

Во время энергетического кризиса большинство тепловых электростанций, использующих антрацит, остановили работу. Запасы угля на ТЭС снизились до минимального уровня, и резко выросли оптовые цены на энергорынке, что привело к повышению стоимости электроэнергии для потребителя.

Проблема осталась, а тарифы выросли

Несмотря на обещания правительства, безболезненно отказаться от энергетического угля с оккупированных территорий не получилось. Механизм Роттердам+ устанавливал новый порядок оптовой цены электроэнергии, но не обеспечивал формирование альтернативных источников поставки недостающего угля. Украинская энергетика, как и ранее, продолжает оставаться зависимой от поставок российского угля, с ограничением поставок из зоны АТО зависимость даже выросла.

При этом заметно выросла стоимость электроэнергии для потребителей. С марта 2016 года цены для промышленных потребителей увеличились на 24%, для населения – в 2,7 раза. А поскольку у населения тариф на энергию ниже, чем в производственном секторе, есть риски того, что повышение цен на электричество для населения будет продолжаться и далее. Да и сама формула Роттердам+ оставляет много вопросов.

Не понятно, почему Комиссией по энергетике в качестве ценового маркера была выбрана именно европейская биржа. Индекс биржи отражает стоимость угля газовых марок, а для отечественных электростанций нужен антрацит. Кроме того, если Украина импортирует уголь преимущественно из России, и стоимость транспортных расходов там намного меньше, чем при доставке угля из Австралии или ЮАР в европейские порты, а затем в Украину.

Кроме того, уголь с государственных шахт не подпадает под формулу Роттердам+. Цену на уголь Министерство энергетики и угольной промышленности до сих пор устанавливает вручную.

Принцип формирования цены по формуле Роттердам+, с учетом индекса биржи и тарифа на доставку, закладывается в цену для всех ТЭС, независимо от того, какой уголь используется, импортный или добываемый в Украине.

Таким образом, благодаря решению Национальной комиссии по регулированию энергетики, тепловая генерация получила возможность получать дополнительную, не всегда обоснованную прибыль, поскольку отпускной тариф на энергию вырос, а вот цены на уголь из разных источников могут значительно отличаться.

Рост оптовых цен на электрику, приносящий энергетикам дополнительные доходы, для потребителей означает увеличение расходов.

При этом рост цены на электрику ни к каким качественным улучшениям в энергетике не привел. Фактически, диверсификация угольных поставок не состоялась. Энергетическая безопасность страны продолжает оставаться под угрозой. Перекрытие поставок угля из России вполне может поставить под удар всю тепловую генерацию.

Запасы угля на складах ТЭС продолжают оставаться критично низкими. Так во втором квартале 2017 года запасы угля марок А и Г на складах составили 1,8 млн тонн, в то время, как за аналогичный период в 2013 году запасы превышали 5 млн тонн.

Очень медленно происходит процесс модернизации ТЭС на использование угля другой группы. Уже давно пора отказаться от угля с оккупированных территорий, и увеличивать добычу на подконтрольной территории.

Один из способов решения проблемы – повысить уровень само обеспечения за счет увеличения добычи угля на контролируемых территориях. Для Украины более перспективно вкладывать деньги не в импорт дорогого угля, а развивать его добычу в Западной Украине и на подконтрольных территориях Донбасса, и переоборудовать ТЭС на использование этих углей. А государство могло бы помочь в финансировании переоснащения тепловых электростанций. Это обойдется значительно дешевле и будет экономически более выгодно, чем закупать уголь из Австралии.

Прибыль по карманам

Рост выручки и прибылей тепловой генерации так и не привел к диверсификации поставок угля. Зато увеличение стоимости тарифов только увеличивало прибыли генерирующих компаний. Экономически импортировать уголь из Австралии или ЮАР не выгодно, он дороже, чем из России или оккупированных территорий. Поэтому из ситуации выжимали все до последнего.

Благодаря формуле Роттердам+ прибыли компаний заметно выросли

Правительство и контролирующие органы, отвечающие за энергетическую безопасность страны, так и не создали механизмы для снижения зависимости энергетики и страхования рисков через диверсификацию.

Но благодаря формуле Роттердам+ прибыли компаний заметно выросли.

Операционная прибыль ДТЕК в 2016 году выросла в 2,4 раза. Во втором полугодии 2016 года операционная прибыль компании увеличилась в 5 раз.

Чистая прибыль Центрэнерго в 2016 году увеличилась в 18 раз. Также улучшились финансовые показатели и Донбассэнерго.

Тенденция улучшения финансовых показателей энергокомпаний тепловой генерации сохраняется и в 2017 году.

***

Механизм Роттердам+ в украинских реалиях не выглядит эффективной схемой развития энергетики и повышения энергобезопасности страны. Повышение тарифов привело к вымыванию денег из экономики, и обогащению нескольких бизнес-структур, контролирующих предприятия тепловой генерации.

По оценкам экспертов, эксперимент с повышением тарифов обошелся экономике и потребителям в десятки миллиардов гривен.

Остается надеяться, что широкий резонанс от результатов применения формулы Роттердам+ и последние действия антикоррупционного бюро по проверке НКРЕКУ на предмет манипулирования тарифами, будут способствовать формированию прозрачных правил ценообразования на энергорынке.

Сергей Савенко

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Энергетика
Смотри также
Опросы
В Контексте Finance.ua