0 800 307 555
0 800 307 555

Война за инфраструктуру: Почему у Омеляна забрали "Укрзализныцю"


Война за инфраструктуру: Почему у Омеляна забрали "Укрзализныцю"

Последнее заседание Кабмина показало, что между премьер-министром Владимиром Гройсманом и главой Мининфраструктуры Владимиром Омеляном согласия нет. Чем вызван конфликт и почему “Укрзализныця” стала главной площадкой для спора?

“Укрзализныця” стала яблоком раздора между премьер-министром Владимиром Гройсманом и министром инфраструктуры Владимиром Омеляном.

18 января, на внеплановом заседании Кабмина, без прессы и трансляции, члены правительства отобрали у Мининфраструктуры право быть органом управления УЗ.

Ровно через неделю, 25 января, руководитель железной дороги Войцех Балчун в элегантном костюме торжественно отчитывался об успехах своей работы за 2016 год на заседании Кабмина. Гройсман слушал Балчуна с довольным выражением лица.

“Я думаю, что доклад был профессиональным, как руководителя Укрзализныци, так и председателя наблюдательного совета”, — подчеркнул премьер.

Идиллию премьера испортил министр инфраструктуры. Омелян вылил на Булчуна холодный душ, назвав его работу неэффективной, а цифры роста — манипуляцией и передергиванием.

“К сожалению, мы имеем ситуацию, когда увеличение, выход в плюс “Укрзализныци”, по итогам 2016 года, это не реформаторские достижения — это увеличение тарифа на грузоперевозки в 2016 году на 15%”, — отметил Омелян.

Премьер, слушая Омеляна, заметно нервничал. Потом он неожиданно вступился за Балчуна.

Гройсман заявил Омеляну, что тот, в отличие от Балчуна, не работал последние пять лет на польской железной дороге и посоветовал министру привести в порядок вокзалы.

“Я буду поддерживать новые вагоны, новые локомотивы, новые рабочие места, полную загрузку предприятий УЗ, качественные сервисы для пассажиров… Вы бы лучше вокзалами занялись эти два года и навели бы там порядок. Было бы, наверное, больше пользы”, — заявил Гройсман.

Не сработались

Балчун выиграл конкурс на должность главы УЗ в апреле 2016 года. Он прославился тем, что вытащил убыточную польскую железнодорожную компанию PKP Cargo на прибыль.

После подписания контракта с Балчуном в июне на УЗ от него ожидали того же.

Проблемы в отношениях между руководителем железной дороги и Омеляном начались почти сразу.

“На номинационном комитете я голосовал против Балчуна. Я не верил, что человек, бросивший работу ради музыки, готов вернуться полноценно в сложный мир бизнеса”, — признает министр.

Сейчас такому заявлению Балчун несколько удивлен.

“В течение последних полугода господин министр много раз меня уверял, что он был единственным лицом, которое меня очень серьезно поддерживало во время проведения конкурса на должность”, — заявил он.

В июле Омелян жаловался, что два месяца не может получить от Балчуна план реформирования железной дороги. В конце октября он прямо заявил, что процесс адаптации председателя УЗ ощутимо затягивается, и посоветовал ему “не пиариться и работать”.

“Я не готов сказать, что я полностью не доволен работой польской команды в “Укрзализныце”. Но, конечно, есть вопросы по скорости внедрения реформ, я предпочел бы, чтобы концентрация была на работе, а не на пиаре”, — сказал он.

Министр был постоянно недоволен той скоростью, с которой двигались реформы, назначениями, которые происходили на железной дороге, политическими договоренностями, в которых обвинял Балчуна. Но впервые назвал фамилии только вчера.

“Как работается с господином Михальчуком (Сергей Михальчук, член правления УЗ, ЭП)? Насколько хорошо поддерживает господин Дубневич (Ярослав Дубневич, депутат НФ и глава транспортного комитета)!”, — выпытывал Омелян у Балчуна.

Глава “УЗ” с обвинениями Омеляна не соглашается, постоянно отмечая, что он старается избегать политики и сосредотачиваться на работе.

Кроме того, по словам Балчуна – реформа такого предприятия, как УЗ – происходит долго и в качестве примера приводит PKP Cargo.

“Я провел наиболее показательную, наиболее успешную реструктуризацию железнодорожной формы в современной Европе и все газеты писали об этом. Это был самый сильный процесс, который занял два года. На третий год появились первые положительные результаты, четвертый год был показательным успехом”, — заявил глава УЗ.

В октябре ситуация стала критической. Как рассказывают источники в Народном фронте, и косвенно подтверждают в Мининфраструктуры, тогда Балчун пришел к председателю СНБО Александру Турчинову и сказал, что планирует публично обвинить Омеляна во вмешательстве в его работу.

“Это должно быть заявление, как у Айвараса Абоомавичуса на Кононенко (заместитель председателя фракции Верховной Рады БПП – ред.)”, — объясняет один из депутатов НФ. Публично Омелян и Балчун это опровергают.

Конфликт в конце концов удалось не выносить в публичную плоскость и 2016 год удалось закончить более менее спокойно.

“Турчинов тогда всех собрал и убедил не делать никаких шоу, чтобы не бить по репутации Народного фронта (у которого и так рейтинг колеблется в районе 1%)”, — добавляет собеседник во фракции.

В министерстве поясняют, что к Тупчинову он пошел как к старшему в НФ совсем ситуативно, потому что так ему посоветовали советники главы УЗ.

В конце концов Балчун попал под полную протекцию премьер-министра. Публично это выражается в заявлениях о поддержке друг друга, но на прямые вопросы Балчун отвечает, что у них якобы рабочие отношения.

“Премьер-министр, как руководитель Правительства, много раз прямо говорил мне: “Я от тебя ожидаю эффектов, положительных изменений в УЗ. Если тебе что-то нужно для этих изменений, ты должен нам откровенно об этом говорить и мы будем тебе помогать”, — комментирует глава УЗ.

И помогают. Потому что уже 27 декабря на итоговой пресс-конференции Мининфраструктуры Балчун отчитывался о тяжелом, но продуктивном 2016 годе.

Хорошие и плохие итоги года

Когда итоги комментирует только глава УЗ, дальнейшая судьба предприятия вселяет надежду. Проблемы есть, но они решаются, доходы, долги реструктуризируются, ремонтируются локомотивы, вагоны закупаются.

Надежда исчезает, когда состояние “УЗ” комментирует Омелян. По его словам, ситуация крайне критическая и по всем направлениям сплошные провалы и недовыполнения планов. Об этом свидетельствуют и данные из оперативного отчета по выполнению финплана “УЗ”, который есть в распоряжении ЭП.

Вот несколько примеров.

Первый. В конце года Балчун с гордостью отчитывался о ремонте вагонов и о том, что УЗ впервые за 6 лет закупило 21 пассажирский вагон, 9 из которых будут получены до конца 2016 года.

Согласно данным оперативного отчета МИУ, план модернизации пассажирских вагонов выполнен на 30%, а за весь год приобретено всего 9 пассажирских вагонов, что составляет 43% от плана.

Второй. В “УЗ” заявляют, что начали процесс корпоратизации и уже зарегистрировали филиал “Пассажирская компания”.

“Которая сегодня не имеет ни структуры, ни штата. То есть, на самом деле филиал не функционирует и существует только в государственном реестре”, — отвечают в министерстве.

Третий. “УЗ” отчиталась, что для совершенствования работы грузового сектора, компания приобрела и построила 1020 полувагонов, на 2,5 тысячи увеличила количество доступных вагонов для клиентов и почти вдвое увеличила количество ремонтов подвижного состава.

По данным МИУ, “УЗ” в ноябре объявила тендеры только на 650 единиц вагонов.

Четвертый. Непонятная ситуация с топливом. В декабре Балчун отчитывался, что резерв создан. В МИУ заявляют, что резерв несущественный и запасов хватает на 4-5 дней, вместо требуемых 40-45 дней.

Пятый. Балчун заявляет о 300 млн грн прибыли. В МИУ говорят, что это “фейк”.

“Разница между международными и национальными стандартами учета дает возможность руководству ПАО “Укрзализныця” постоянно манипулировать цифрами финансовых показателей предприятия”, — говорится в отчете.

Вместе с тем, глава УЗ называет цифры правдивыми и говорит, что подает отчет по действующим правилам.

“По национальным стандартам бухучета, результат за 2016 год составляет 303 миллиона грн, по сравнению с прибылью 683 млн в 2015 году. И также я сказал, что по международным стандартам бухучета у нас были бы убытки на несколько миллиардов. Но результаты существенно улучшились за 2016 год”, — комментирует ситуацию Балчун.

Министр без влияния

18 января министры собрались перед открытой частью заседания. На закрытой части правительства министр экономического развития Степан Кубив с голоса предложил утвердить новый устав УЗ, согласно которым Мининфраструктуры теряет право быть органом управления компании. Отныне УЗ подконтрольна Кабмину.

Не все министры поняли, за что проголосовали. Более того, профильный министр не знал, что такое решение будет вынесено на заседание Кабмина.

Сразу несколько источников сообщили, что такое решение Кубив принял не самостоятельно, а по просьбе Гройсмана.

“Кубив делает это не впервые. Так же выносилось постановление, когда Наблюдательный совет УЗ лишили полномочий, и когда пытались вытащить Укртрансгаз из-под Нафтогаза”, — отмечают источники в МИУ.

Согласно новой редакции устава, который есть в распоряжении ЭП, происходят следующие изменения:

Во-первых, УЗ больше не руководствуется приказами Мининфраструктуры.

Во-вторых, министерство лишается права получать отдельные полномочия по управлению корпоративными правами государства относительно УЗ.

В-третьих, у МИУ отбирается возможность подписывать договоры с председателями наблюдательного совета и контракт с председателем правления УЗ.

В-четвертых, министерство лишается права определять направления деятельности УЗ, влиять на количество акций, утверждать финансовый план, годовой отчет и численность персонала.

Теперь решения по этим вопросам оформляются соответствующим актом Кабинета Министров, проект которого разрабатывается и представляется в установленном порядке.

“Если по Укртрансгазу, который тоже хотели вывести из Нефтегаза в прямое подчинение Кабмина, оперативно отреагировал Коболев через интервью УП, подняв на уши послов, то здесь все может пролезть”, — отмечает источник в АП.

Как ни странно, но фракция “Народный фронт” вовсе не возмущалась, что у министра, который формально в Кабмине представляет их политическую силу, забрали контроль над таким серьезным предприятием. Лидер фракции Народный фронт Максим Бурбак заметно нервничает, когда слышит вопрос о “УЗ” и то, что профильный министр не знал, что такое решение будут выносить на Кабмин.

“Это правильное решение, которое призвано уменьшить возможность влияния отдельных людей на железную дорогу. А кто вам сказал, что министр не знал? Это вам к тем, кто такое говорит. Хочу подчеркнуть, что за передачу УЗ голосовал весь Кабмин”, — сказал Бурбак.

После передачи Укрзализныци под Кабмин, ЭП неоднократно слышала от собеседников в парламенте и правительстве, что Гройсман понял то, что у Омеляна нет влияния и поддержки.

“Затем Кабмин таким образом заберет “Укравтодор”, АМПУ, аэропорт “Борисполь”. И будет Министерство, которое перебирает бумажки”, — заявил один из собеседников, близкий к БПП.

Два Володьки

Распри на заседании Кабмина 25 января обнажили нерв не только борьбы за украинскую железную дорогу, но и продемонстрировали негативное отношение премьер-министра Владимира Гройсмана лично к министру инфраструктуры Владимиру Омеляну.

“У Гройсмана к Омеляна такое же негативное отношение, как в свое время было у Яценюка к Демчишину”, — делится впечатлениями один из членов правительства.

Владимир Омелян попал в правительство Гройсмана по квоте фракции “Народный фронт”. В качестве “компетентного человека” министру внутренних дел Арсену Авакову его советовал экс-глава Администрации президента Борис Ложкин. К тому Омелян работал заместителем своего предшественника, ставленника Ложкина — Андрея Пивоварского.

Отношения премьера с министром инфраструктуры начали портиться с лета 2016 года.

Источники в министерстве инфраструктуры говорят, что Гройсман стремился поставить своих людей в руководство “Укрпочты”, “Укрзализныци”, “Укравтодора” и администрацию морских портов. Однако Омелян принципиально не соглашался на его предложения.

“Если бы премьер предлагал людей из Оксфорда, министр ставил бы их без проблем. Но он предлагает людей из Винницы едва не из водоканалов. Омелян реально переживает за свою репутацию”, — говорит один из подчиненных министра инфраструктуры.

В качестве примера в окружении Омеляна рассказывают историю о назначении на “Укрпочту”. Гройсман лоббировал на руководителя этого предприятия выходца из Винницы Игоря Ткачука. Поскольку Омелян не намеревался этого делать, то уговорил Гройсмана поставить председателем Игоря Смелянского, а Ткачука его заместителем. Позже премьер хотел, чтобы того же Ткачука перевели в руководство администрации морских портов. Зато Омелян перехитрил своего шефа, предложив Ткачуку возглавить государственный порт “Одесса”.

“Они банально купились на красивое название. Это не порт, а дыра, в которой кроме 30 работников ничего нет. Владимир Борисович после этого скандалил”, — рассказывает один из собеседников в министерстве.

Не слишком хорошие отношения у министра инфраструктуры и в “родном” “Народном фронте”. Депутаты этой фракции жалуются, что Омелян “играет свою игру” и при этом хочет сохранять со всеми хорошие отношения.

“Его поставил Аваков, но после назначения Омелян поднял голову и решил, что никому ничего не должен”, — возмущается один из депутатов “Народного фронта”.

Апогеем неприязни Омеляна с “Народным фронтом” стала отмена тендера на дноуглубительные работы в порту “Южный” на сумму почти миллиард гривен. Тогда в конкурсе выиграла компания “Ян Де Н Украина”, которая связана с помощником нардепа “Народного фронта” Сергея Фаермарка. Владимир Гройсман отменил этот тендер по просьбе именно министра инфраструктуры.

В противовес: у Омеляна сложились неплохие отношения с армейским другом президента Украины, народным депутатом из фракции БПП Игорем Кононенко.

Кононенко даже выступил на итоговой пресс-конференции министерства инфраструктуры за 2016 год.

“Я уверен, что следующий год будет годом дорог, и это будет первым шагом. Потому что, как говорится в известной пословице, в стране есть две проблемы – дороги и дураки, первую проблему мы системно будем решать”, — говорил со сцены Кононенко.

Роль друга президента в министерстве не ограничивается только выступлением.

На пресс-конференции Омелян признался, что именно Кононенко посоветовал ему назначить Славомира Новака руководителем “Укравтодора”.

“У Новака хороший опыт, а главное – желание отбелить репутацию после инцидента в Польше”, — объяснял это назначение министр в разговоре с УП.

Как бы ни было, но благосклонность окружения президента Омелян прагматично использует как щит от атак своих коллег. Главное, чтобы этот щит не превратился в зависимость.

Федор Попадюк, Роман Кравец

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Опросы
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua