Слабость силы: насколько выигрышны позиции «Нафтогаза» в Стокгольмском арбитраже


Слабость силы: насколько выигрышны позиции «Нафтогаза» в Стокгольмском арбитраже

НАК «Нафтогаз Украины» начал первый этап борьбы за почти $27 млрд в противостоянии с «Газпромом». В ходе судебных слушаний, которые продлятся с 25 сентября по 10 октября, Украина будет доказывать законность своих требований по контракту купли-продажи газа в арбитражном суде Стокгольма. Второй этап слушаний, который касается транзитного контракта, придется на ноябрь 2016 года. Однако если претензии «Нафтогаза» по транзиту значительно выходят за рамки контракта, то именно в вопросе купли-продажи газа у Украины есть довольно высокие шансы внести изменения в контракт. В то же время, это не будет тождественно победе в суде.

«Торжественная» и показательно мягкая посадка делегации «Нафтогаза» при перелете в Швецию для судебного процесса в Стокгольме ─ это лишь красивая картинка. Реальность судебного процесса для Украины может оказаться «жесткой посадкой». Собственно, в первую очередь стоит акцентировать внимание на том, что Стокгольмский арбитраж рассматривает дело исключительно с позиции буквы договоренностей сторон, а не одного из фигурантов контракта. Собственно, именно так поступил «Нафтогаз», который по-своему трактует условия договора. Хотя ими как раз предусмотрено, что этот вопрос относится к компетенции суда в Стокгольме.

Из общей суммы в $27 млрд «Нафтогаз» требует от «Газпрома» более $14 млрд в качестве «компенсационного» или «ретроактивного» платежа. Фактически «Нафтогаз» рассчитывает на то, что суд утвердит среднюю цену на газ для Украины в течение 2011-2014 годов на уровне $250 за 1000 куб. м. Соответственно, $14 млрд ─ это разница между ценой за газ, которую Украина платила «Газпрому» в этот период, и ценой, которую «Нафтогаз» называет рыночной и выгодной для Украины.

И это сразу можно отнести к первой «как сильной, так и слабой» переговорной позиции. По имеющейся в распоряжении Forbes информации, суд Стокгольма может рассмотреть несоответствие формулы, определяющей цену на газ, современным условиям работы газового рынка. Это действительно будет означать пересмотр газовой цены. Но такой пересмотр может касаться только отдельных периодов за каждый год. Не в пользу «Нафтогаза» ─ и поставки голубого топлива из ЕС, поскольку с 2012 года европейские расценки не особо отличались от российских. И снижение может составить как 5%, так и 30%.

Имеющийся опыт судебных процессов между европейскими компаниями и «Газпромом» говорит о тенденции пересмотра цены газа и согласования ретроактивных выплат фактически в 95% случаев только после достижения внесудебного компромисса сторон. В судебном же порядке Стокгольмский арбитраж принимал только частичное решение относительно небольшой итальянской компании Edison, которая покупает около 2 млрд куб. м газа у «Газпрома». И в этом случае компания получила снижение цены газа на 30%.

Если отталкиваться от максимального снижения, то уже с даты вступления в силу решения арбитража «Нафтогаз» может рассчитывать на цену от «Газпрома» на уровне не нынешних $167, а $116. Конечно, сейчас ценовые позиции находятся на своем «дне». Но даже если ориентироваться на цену в $400, то ее уменьшение дало бы возможность покупать газ по $280.

В то же время, имеющаяся информация дает основания утверждать, что суд не сможет существенно изменить формулу ценообразования ─ и удешевление будет в коридоре традиционных для «Газпрома» 7-10%.

В «Нафтогазе» апеллируют к поддержке юридической компании Wikborg Rein, которая одержала победу в деле RWE Transgaz против «Газпрома». Правда, дело слушалось в Международном арбитражном суде Вены, который руководствуется другими юридическими принципами при рассмотрении дел, нежели Стокгольмский арбитраж. Поэтому название компании не гарантирует победу.

Второй «скорее слабой, чем сильной позицией» можно считать решение «Нафтогаза» в одностороннем порядке прекратить выполнение договора с «Газпромом». Напомним, в 2014 году компания самостоятельно решила, что оплатит часть газа по определенной цене в $268 за 1000 куб. м. «Нафтогаз», безусловно, пытается представить такой свой шаг как вынужденный ─ в условиях обострения конфликта с «Газпромом».

«Позиция Украины, что общий объем газа мы можем оплачивать по цене $268. «Газпром» может расценивать это по-своему, но наша позиция такова, что за уже доставленный в Украину газ будут платить по цене $268. Таким образом, предоставленные в прошлом объемы природного газа украинской стороной учитываются по цене 268 долларов», ─ заявлял в октябре 2014 года украинский премьер-министр Арсений Яценюк.

Стоит заметить, что ни одна из европейских компаний не рискнула поступить так, как «Нафтогаз». Компании выполняли даже дискриминационные условия контракта до конца их срока действия, или до начала переговоров с «Газпромом», или же ─ до соответствующего судебного решения. Согласно мировому опыту, суд будет рассматривать такой шаг НАКа как невыполнение договора и сознательное нарушение его условий.

Третьей «и сильной, и слабой» позицией «Нафтогаза» является уверенность в том, что суд обязательно пересмотрит норму «бери или плати» ─ вплоть до ее полной отмены. В то же время, предварительная информация свидетельствует, что суд не планирует ограничивать права «Газпрома» как добытчика газа. Речь может идти о снижении обязательного объема покупки газа с 42 млрд куб. м до 20 млрд куб. м.

С одной стороны, такое снижение будет существенным ─ подобных прецедентов история российско-европейских отношений не знала. На примере уже упоминавшейся RWE Transgaz в лучшем случае смягчение условий «бери или плати» может составлять 15% ─ с 9 до 7 млрд куб. м. С другими европейскими компаниями «Газпром» менял этот принцип во внесудебном процессе максимум на 10%.

В случае «Нафтогаза» встанет вопрос: как Украина будет использовать российский газ объемом 20 млрд куб. м, если уже сейчас она может импортировать максимум 16-18 млрд куб. м? Это, в частности, может стать причиной отказа от реверсного газа.

Четвертой «более слабой, чем сильной» позицией является отказ суда Стокгольма учитывать «политическую» составляющую отношений Украины и России. Имеющаяся информация подтверждает игнорирование судом апелляции «Нафтогаза» к военным действиям на Донбассе и потере Крыма. Также в ходе слушаний суд не планирует принимать во внимание снижение потребления газа промышленными объектами в качестве аргумента для полного отказа от поставок газа из России.

По данным юристов, принимавших участие в подготовке материалов для Стокгольмского суда в других случаях, суд аполитичен и рассматривает дела с позиции, что стороны договора или остаются участниками производственного процесса, или потеряли возможность выполнять свои обязательства. Ведь если компания не является банкротом, не заявила о своих финансовых проблемах и продолжает отношения, оставаясь участником договорных отношений, то она несет и ответственность за заключение договора.

Пятой «более сильной, чем слабой» позицией «Нафтогаза» можно считать ожидание от суда решения по реэкспорту российского газа «Нафтогазом». Между тем опыт других европейских компаний демонстрирует тенденцию к согласию «Газпрома» на реэкспорт, но при условии увеличения объема газа «бери или плати».

Нужно ли такое Украине в условиях существенного снижения потребления газа промышленностью, отсутствия поставок газа на неконтролируемые территории Донбасса, отсутствия гарантированного рынка продаж для «реэкспортного» газа, а также собственных планов увеличения добычи газа? Маловероятно, что это будет эффективное решение. Но имеющаяся информация показывает, что суд может согласиться на снятие ограничения такого реэкспорта.

Однако, чем ближе к судебному вердикту Стокгольмского арбитража, тем меньше в «Нафтогазе» демонстрируют уверенность в победе и абсолютной правоте. Последний раз председатель правления НАК Андрей Коболев признал, что компания готовится также и к «плану Б» или проигрышу в суде: «У нас есть «план Б», который, естественно, мы не имеем права раскрывать. Но аудиторы, оценивавшие риск по трем вариантам ─ ничья, победа и проигрыш, подсчитали, что численная вероятность победы выше 50%. Поэтому мы чувствуем себя относительно уверенно. Если бы мы себя уверенно не чувствовали, то использовали бы другую тактику действий. Но, учитывая важность всего этого, команда «Нафтогаза» планирует ближайшие полтора месяца посвятить максимум времени именно Стокгольму», ─ отметил он.

Страх «Нафтогаза» перед поражением, прежде всего, связан с другой частью судебного процесса, которая касается транзита газа. В ней аргументы НАКа существенно слабее, чем в случае о договоре купли-продажи газа.

По информации Forbes, «планом Б» есть не что иное, как повторение шага Литвы, которая в июне проиграла в Стокгольмском суде иск к «Газпрому». Суд Стокгольма отклонил иск Литвы к российской компании с требованием 1,4 млрд евро компенсаций за «несправедливые» цены на газ. При этом в Минэнерго Литвы пожалели, что арбитраж не увидел обоснованных аргументов, признал термин «правильная цена» абстрактным и решил, что требование поставки газа по самой низкой цене является бессодержательным. Неудивительно, что Литва пошла на странный шаг – и решила опротестовать решение Стокгольмского арбитража в одном из судов Швеции. Кстати, случай Литвы напомнил, что «Нафтогаз» также сам определил «объективную» цену на российский газ.

В конце концов, пока длится только первый этап судебного рассмотрения иска Украины к России. Поэтому вторая, «транзитная» часть будет более демонстративной в оценке того, кто действительно выигрывает, а кто проигрывает по делу «Нафтогаз-Газпром».

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Сервис подбора кредитов
  • Отправьте заявку
  • Узнайте решение банка
  • Подтвердите заявку и получите деньги
грн
Заказать кредит онлайн
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua