Российский медведь выходит из украинского банковского сектора


Российский медведь выходит из украинского банковского сектора

С начала 2016 стратегия российских банков в Украине кардинально изменилась: если раньше задача стояла в сохранении присутствия, то сейчас идет поиск выхода из страны. Это решение российских банков имеет и коммерческую, и политическую подоплеку…

Финиш политического банка

Ранее отказ российских банков уходить с рынка и сохранение их позиций в Украине были, прежде всего, связаны с позицией самого президента РФ, который на встрече с предпринимателями России советовал не спешить с выходом российского капитала из Украины. Будто в подтверждение такой политики российские банки тщательно придерживались нормативов Национального банка Украины и действующего законодательства, в частности относительно Крыма и оккупированных территорий. Также из РФ последовательно предоставлялось финансирование дочкам государственных российских банков в Украине, несмотря на убыточность деятельности этих банков.

А уже со второго квартала этого года позиции государственных российских банков в Украине сводились к поиску покупателей, к подготовке выхода российского государственного капитала из Украины.

Позицию акционеров этих банков в общем можно понять:

а) бизнес не идет, и банки стали убыточными. За 2013-2015 годы суммарные убытки трех основных банков с российским государственным капиталом в Украине составили около $ 2 млрд. Не блестяще шли дела и у частного «Альфа-банка» с российским капиталом, за этот же период понес убытки примерно на $ 200 млн. При этом причины убыточности бизнеса связаны как с определенным политическим окрасом деятельности этих банков, так и с неблагоприятной экономической конъюнктурой в Украине. Вторую позицию признают практически все иностранные банки, которые работают в Украине. По последним данным НБУ, рентабельность активов «Сбербанка» была нулевой в первой половине этого года. А в ВТБ и «Проминвестбанке» – вообще минусовой, на уровне -41% и -15% соответственно;

б) рынок Украины перестал быть стратегическим для российского капитала, в том числе по политическим причинам. Торгово-экономические отношения между двумя странами драматично сократились и продолжают сокращаться. За период 2013-2015 гг. товарооборот между Россией и Украиной сократился почти на 80%, с $ 45 млрд в 2012 году до $ 12 млрд в 2016-м. Украинская экономика открывается перед западным капиталом, в то время как российская экономика все больше обращается в сторону Азии и остального незападного мира;

в) способность российского правительства вливать капитал в эти банки существенно снизилась вследствие ослабления российской экономики из-за финансово-экономических санкций западных стран и снижения цен на энергоресурсы – основной источник пополнения государственного бюджета страны. На фоне практически закрытия западных финансовых рынков для России, а также падения финансовой подпитки российского банковского капитала нефтедолларами российские банки еще раньше начали отступать от занятых позиций в Центральной и Восточной Европе, а также на Балканах. И следующим рубежом для российских банков и капитала остались Украина и страны СНГ.

Таким образом, в первой половине этого года российские государственные банки были заняты поиском покупателей для своих дочерних подразделений в Украине. Однако эти попытки не увенчались успехом. Украинский олигархический капитал, потенциальный претендент на покупку банков, серьезно ослаб, а западный капитал с подозрением смотрит на тот вид бизнеса, который эти банки выстраивали в Украине. На сегодня уже речь идет о том, чтобы зафиксировать убытки и выходить с минимальными потерями.

Круг заинтересованных

Учитывая размер российских банков, а также их высокое положение в табеле о рангах игроков на украинском рынке, изменение стратегии российских государственных банков ставит вопрос о практических последствиях такого решения для украинской экономики и банковской системы в целом, а также для валютно-финансового рынка страны.

В экспертной среде достаточно долго обсуждают вопрос о целесообразности или нецелесообразности вытеснения капитала и финансово-экономических субъектов страны-агрессора с территории Украины. НБУ до сих пор не видит ничего угрожающего или плохого в работе российских, особенно государственных, банков в Украине. И недавнее разрешение Антимонопольного комитета частному «Альфа-банку» на приобретение «Укрсоцбанка» у итальянского «ЮниКредит» может резко изменить баланс сил среди банковских групп, работающих в стране. Ведь, несмотря на попытки «Альфа-банка» дистанцироваться от России, граждане этой страны напрямую владеют более 30% акций финучреждения. Другие же акционеры формально являются гражданами других государств, но корни их – в России.

Что же касается позиции российских банков в украинской экономике, то стратегия экспансии этих банков в 2014-2015 годах говорит сама за себя. Так, за этот период Сбербанк и «ВТБ» интенсивно собирали на депозиты средства украинского машиностроения, металлургии, химической промышленности, энергетики, строительства. Обратный же поток средств в виде кредитования в эти сектора не был столь интенсивным.

Согласно данным финансовой отчетности, депозитный вклад предприятий машиностроения в «Сбербанке» увеличился на 120% в 2015 году в гривневом выражении, в то время как кредитование отрасли увеличилось лишь на 47%. Эти цифры составляли 272% и 59% соответственно для предприятий сферы энергетики, 168% и 29% для химической промышленности.

«ВТБ» нарастил объем депозитов предприятий химической промышленности на 265%, увеличив кредитование отрасли всего на 7,2%. Для металлургической отрасли цифры соответственно 103% и 64%. Кредитный же портфель банка перераспределяется в пользу энергетики, машиностроения и металлургии, в частности за счет сокращения кредитования населения и сельского хозяйства.

«Проминвестбанк» нарастил объем депозитов энергетической и химической отраслей на 244% и 313% соответственно, увеличив кредитование в энергетику на 48%, и вообще не участвовал в кредитовании химической отрасли.

Таким образом вопрос выхода российских банков с украинского рынка может заключаться в том, как быть со средствами базовых и стратегических отраслей Украины – энергетики, металлургии, химической промышленности, строительства – которые застрянут в этих банках. При этом, судя по цифрам, российские банки привлекали у украинских предприятий валюту, а кредитовали в гривнах.

«Золотой чемодан»

Структура активов и пассивов российских банков в целом свидетельствует о достаточно сильном влиянии этих банков на валютный рынок страны.

По данным Национального банка, на конец первой половины 2016 валютные активы четырех основных банков с российским капиталом составили около $ 2,5 млрд, что охватило примерно 10,5% всех валютных активов банковской системы страны. Валюта составляла в среднем 65% активов четырех крупных российских банков при общем уровне в 46% для всей банковской системы. 54% активов ВТБ, 59% активов Альфабанк, 67% активов Проминвестбанка и 79% активов Сбербанка на конец 2015 года были в иностранной валюте. Для сравнения: валютные активы «УкрСиббанка», «ОТП банка», «Укрсоцбанка» и «Райффайзен банка Аваль» составили 43%, 40%, 53% и 31% соответственно.

Валютные же обязательства этих банков составляли почти $ 4 млрд, или около 14,5% всех валютных обязательств банковской системы Украины. Средний уровень валютных обязательств среди всего объема обязательств российских банков составил 77% на конец 2015 при общем уровне в 58% для всей банковской системы.

Доля валютных обязательств в общем объеме обязательств Альфабанк составляла 67%, ВТБ – 73,5%, Проминвестбанка – 82% и Сбербанка – 86%. Для сравнения: валютные обязательства Укрсиббанка, «ОТП», Укрсоцбанка и “Райффайзен банка Аваль» составляли 46%, 48%, 62% и 34% соответственно.

Таким образом, российские банки, с одной стороны, активно защищали себя от обесценивания национальной валюты Украины и украинских активов за счет валютных средств. В то же время, скорее всего, обесценивание рублевых ресурсов в связи с кризисом российской экономики также ударило по рентабельности этих банков.

Сценарии выхода

При цивилизованном разводе выход того или иного крупного игрока с рынка не должен серьезно расшатывать рынок, поскольку чаще всего это происходит не без выгоды для всех сторон. В частности, украинский рынок безболезненно пережил выход таких крупных международных игроков, как Credit Suisse, Societe Generale, Kommerzbank, на место которых пришли другие иностранные банки.

Учитывая же особенность политики российских банков в Украине, их уход с рынка может оказаться довольно болезненным для украинской экономики и валютного рынка, особенно если будет происходить хаотично. Еще хуже, если этот капитал решит выйти из рынка, хлопнув дверью, получив соответствующую директиву из Москвы. В частности, выход этих банков может сопровождаться довольно сильными колебаниями на денежно-кредитном и валютном рынке.

Также не исключается некоторое обострение проблемы с ликвидностью и оборотным капиталом в тех отраслях, где эти банки имели сильные позиции. Более того, выход этих банков может резко похоронить последнюю надежду тех компаний Украины, которые до сих пор завязаны на российский рынок.

Лучшим способом выхода этих банков из Украины, скорее всего, является их продажа иностранным инвесторам. В этом случае удастся избежать вывода капитала из страны, поскольку речь пойдет о замене одного внешнего денежного потока другим. В страну же благодаря этому может прийти стратегический инвестор, заинтересованный выстраивать бизнес с высокими международными стандартами.

Наряду с этим также рассматривается вариант поглощения этих банков другими местными банками, в частности государственными банками (Ощадбанк, Укргазбанк и т.д.), крупными частными банками с украинским капиталом (Приватбанк) или даже украинскими банками с иностранным капиталом. Возможность этого варианта все-таки упирается в наличие проблем с финансированием у самих украинских банков, которые на данном этапе проходят сложный период рекапитализации, очистки и оптимизации балансов, а также реструктуризации.

Сегодня же, учитывая убыточность этих банков и проблематичность их продажи на обоюдно выгодных условиях, все чаще говорят о возможном доведение этих банков до банкротства и об их закрытии. Этот вариант является самым болезненным для украинской банковско-финансовой системы и для экономики, поскольку означает, с одной стороны, включение механизма гарантирования вклада населения с соответствующими последствиями для монетарной политики страны, а с другой стороны – частичную или полную потерю средств клиентов, в первую очередь корпоративных, в этом процессе.

В результате не исключается вариант санации банков, которая может быть предварительной подготовкой к их продаже в среднесрочный период. При этом массированную докапитализацию банков, которую совершило российское правительство в 2015-2016 годах, можно вполне рассматривать как этап в этом процессе.

Санация также может закончиться некоторым репозиционированием банков на рынке Украины и перезапуском их бизнеса, но уже в более урезанном, оптимизированном виде. В результате такой политики эти банки, скорее всего, как минимум на начальном этапе потеряют свое былое влияние на экономику Украины и оставят группу крупнейших банков страны. Во время санации возможен и безболезненный переход украинских активов и крупных стратегических предприятий – клиентов этих банков к другим, менее проблемным, партнерам.

Кто на подхвате

В отличие от российских государственных банков «Альфа-банк», скорее всего, останется в Украине и имеет шанс перехватить клиентскую базу российских государственных банков в случае их ухода. Будущее объединение с другим лидером банковского рынка страны, «Укрсоцбанком», серьезно усиливает его конкурентную позицию.

Однако надо учитывать, что частный характер капитала банка не означает, что он не может быть проводником российской государственной политики при определенных обстоятельствах и условиях.

Стоит вспомнить, что частная компания ТНК-ВР в середине 2000-х исполнила «государственный заказ» из Кремля по блокированию использования Украиной нефтепровода Одесса – Броды для каспийской нефти.

Кстати, владельцем российско-британской компании с российской стороны был консорцуим ААР ( «Альфа-групп» Фридмана, Access Industries Блаватника и «Ренова» Вексельберга). Поэтому всегда стоит помнить о том, что в рамках ведения агрессии гибридного типа банки (как государственные, так и частные) происхождением из страны-агрессора могут использоваться как прокси-инструменты для подрыва экономической безопасности и финансовой стабильности.

Тантели Ратувухери, Центр глобалистики «Стратегия ХХI»

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Сервис подбора кредитов
  • Отправьте заявку
  • Узнайте решение банка
  • Подтвердите заявку и получите деньги
грн
Заказать кредит онлайн
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua