Железорудный обвал: Украина может потерять мировые рынки сбыта


Железорудный обвал: Украина может потерять мировые рынки сбыта

С 1 апреля 2015 года вступили в силу новые рентные ставки на добычу железной руды. За соответствующие изменения в статью 252 Налогового кодекса Украины в рамках «МВФ-пакета» 2 марта проголосовал 291 депутат. Это уже четвертое повышение ставок за последний год. «По сравнению с первым кварталом 2014 года рентные ставки выросли в 6-7 раз в гривневом эквиваленте», – констатирует Юрий Рыженков, генеральный директор «Метинвеста».

По подсчетам Федерации металлургов Украины, если в І квартале 2014 года стоимость ренты в тонне концентрата составляла 8 гривен, то средний показатель по фактическому курсу на І квартал 2015 года – уже 65 гривен на тонну. В то же время средняя себестоимость производства железорудного сырья в Украине с поставкой в Китай, который является основным зарубежным покупателем, составляет $52 за тонну. А к середине апреля текущего года цена в китайских портах основной поставки упала уже до $47 за тонну.

«Мировой рынок сырья вошел в длительный цикл низких цен. Пикового значения котировки на железорудное сырье достигали в 2011 году – $191,7 за тонну, – рассказал Владимир Власюк, директор ГП «Укрпромвнешэкспертиза». – Однако железорудное сырье (ЖРС) является одной из важнейших статей поступления валютной выручки в страну, и мы не имеем права допустить снижения ее объемов».

На учете все

Экспорт железорудного сырья принес Украине в 2014 году чуть более 6% от общей валютной выручки: в товарно-денежном выражении это почти 41 млн тонн ЖРС стоимостью $3,3 млрд. При этом объем экспорта увеличился почти на 8%, а выручка снизилась на 11% по сравнению с 2013 годом. Причиной такого соотношения стало падение мировых цен на железорудное сырье на 47% в 2014 году – со $125 до $68 за тонну. С начала этого года руда подешевела еще примерно на 30%.

В Украине производство и потребление стали сокращается уже седьмой год подряд: с 2008-го по 2014-й оно упало на 27%. В то же время производство ЖРС увеличилось на 28%, обеспечив как внутреннюю занятость рабочих, так и валютные поступления в страну. По сравнению с 2008 годом рост экспорта ЖРС увеличился на 85% и шел, в основном, за счет рынка Китая. Эта тенденция сохранялась даже в катастрофическом 2014 году, когда объемы производства чугуна и стали откатились на уровень середины 1990-х годов – до 27 млн тонн и 25 млн тонн соответственно.

«Подавляющее большинство предприятий горно-металлургического комплекса Украины с 2014 года находятся на грани банкротства, которого удалось избежать только вследствие девальвации национальной валюты и улучшения конкурентоспособности украинской продукции на внешних рынках», – поясняет ситуацию Юрий Рыженков.

Тенденция прошлого года продолжилась и в І квартале 2015-го. Падение объемов производства чугуна и стали в Украине уже составило более 30% по сравнению с І кварталом 2014-го, потому объем поставок ЖРС на внутренний рынок уменьшился на 3,4 млн тонн (-42%), до 4,7 млн тонн, в сравнении с аналогичным периодом 2014 года. А экспортные поставки увеличились на 1,2 млн тонн (+12%), до 10,9 млн тонн. Удельный вес экспорта в общем объеме поставок ЖРС составил 70% против 54% за три месяца 2014 года.

Согласно подсчетам компании PricewaterhouseCoopers Ukraine, с введением новой рентной ставки ее доля по отношению к коммерческой прибыли составит 38%, хотя год назад составляла 21%. Украина фактически займет третье место в мире по уровню налогообложения ГМК, пропустив вперед только Индию и Китай. Но в этих странах отмечается рост ВВП, в то время как в Украине все еще идет падение. В таких условиях, отмечается в исследовании компании, действия правительства Украины могут привести только к сокращению производства и потере рынков сбыта.

Опоздали

В Федерации металлургов Украины заявляют, что в первоначальном варианте поправок к статьям Налогового кодекса увеличение ренты для горнорудного комплекса не значилось. Поправку внесли «с голоса», когда документ обсуждался на заседании комитета ВР по финансам и банковской деятельности. Кто именно внес, металлурги не уточняют, хотя наверняка знают. Чтобы получить на руки стенограмму заседания комитета ВР, требуется достаточно много времени, и не факт, что там будет указана фамилия этого депутата.

Инициатива запоздала минимум на 5 лет. Подобные предложения по увеличению рентных платежей страны – ведущие производители ЖРС, Бразилия, Австралия, Индия, Китай, Казахстан и Россия, вводили на пике цен 2010-2011 годов. Сегодня ситуация прямо противоположная. Предложение на мировом рынке ЖРС превышает спрос более чем на 400 млн тонн.

Недавно аналитики JPMorgan Chase & Co. ухудшили прогноз цен на железную руду до конца 2018 года из-за продолжающегося роста глобального предложения и снижения спроса на сырье. В этом году руда в среднем будет стоить $51 за тонну, что на 20% ниже предыдущего прогноза ($63 за тонну). При этом во ІІ квартале, как ожидается, средняя стоимость составит $47 за тонну, в ІІІ – $43 за тонну. Прогноз на 2016 год был снижен на 22% – до $50 за тонну, а на 2017 и 2018 годы – на 18% и 8% соответственно, сообщило агентство Bloomberg.

«Наши аналитики не ожидают сокращения добычи руды крупными компаниями в ближайшее время, что отчасти связано с их опасениями потерять долю на рынке, – говорится в обзоре JPMorgan. – Более того, падение цен вызвано ожиданиями резкого роста предложения этого сырья».

Владимир Власюк объяснил эту тенденцию тем, что ведущие компании мира – бразильская Vale, австралийско-британская BHP Billiton, австралийские Rio Tinto и Fortescue – на которые приходится львиная доля мирового производства железорудного сырья, идут на все, чтобы отстоять свои рынки.

«Компании исповедуют горизонтальную стратегию, стараясь удержать свою долю на рынке, уменьшая при этом себестоимость. Благодаря инвестиционным проектам, обесцениванию национальных валют к доллару, падению стоимости фрахта, бразильским и австралийским компаниям это удалось. Сначала с рынка были вымыты компании с себестоимостью $100 за тонну, потом – $70, сейчас уже стоит вопрос вымывания компаний, которые имеют $50 себестоимости», – озвучивает тенденцию Власюк. То есть сегодня как раз разворачивается борьба за место под солнцем и для украинских ГОКов.

Тяжелые времена

В Украине насчитывается 8 крупных ГОКов. Четыре из них – Северный, Южный, Центральный и Ингулецкий – принадлежат «Метинвесту» Рината Ахметова. Плюс под его контролем находятся Криворожский и Запорожский железорудные комбинаты. Два комбината – Полтавский и Еристовкий – в собственности у Ferrexpo Константина Жеваго. Один – «Сухая балка» – у российского «Евраза», и еще один – у «АрселорМиттал Кривой Рог».

Является ли предложение о повышении рентной ставки сознательной игрой против бизнеса Рината Ахметова или депутатский корпус просто поддался политическому желанию обложить налогом все и вся, утверждать сложно. На круглом столе, посвященном введению новой ренты, 15 апреля все руководители отраслевых производств и профильных объединений в один голос заявили, что с ними никто не советовался, статистических и производственных данных не запрашивал.

Мировые же требования к продукции таковы: содержание железа в концентрате должно быть не меньше 62%. «Такая руда есть только в Бразилии и Австралии, ее можно сразу же грузить в вагоны и отправлять потребителям. В Украине такой руды всего лишь 5%. Остальные 95% требуют предварительной подготовки», – объясняет Сергей Беленький, глава Федерации металлургов Украины.

У нас добывается сырье со средним показателем содержания железа 35%. Есть более богатые руды на Криворожском и Запорожском ЖРК, на «Сухой балке» и «АрселорМиттал». Но есть и более бедные – до 20% содержания железа – на Ингулецком и Центральном ГОКах. Средняя себестоимость производства концентрата – $26 за тонну, окатышей – $44. Сюда добавляются еще затраты на транспортировку и доставку продукции потребителям, и получаем $52 и $70 соответственно.

Примерно такое же качество руды и условия добычи имеют основные конкуренты Украины – Казахстан и Россия. Вот только рентная плата в Казахстане в 3,5 раза ниже, чем в Украине, а в России – в 5,7 раза. Они тоже знакомы с рынком Китая, и занять его им не составит особого труда. Под угрозу потери работы попадают 128 000 человек, занятых в горно-металлургическом комплексе Украины.

«В период предыдущего кризиса в 2008-2009 годах правительство Украины действовало достаточно эффективно: приняло меморандум, которым временно заморозило тарифы на железнодорожные перевозки, электроэнергию и газ для предприятий ГМК, создало межведомственную рабочую группу, решавшую спорные вопросы и находившую приемлемые компромиссы. Сегодня этого нет», – напоминает Александр Рябко, заместитель председателя профсоюза металлургов и горняков Украины.

А вот власти Китая и Австралии уже заявили своим производителям, что те получат льготы по выплате ренты. В Китае рента будет снижена на 50-60% для производителей с высокой себестоимостью, а власть штата Западная Австралия согласилась на отсрочку 50% ренты для компаний, которые добывают меньше 20 млн тонн ЖРС в год.

«Мы пытались и пытаемся достучаться к высшим чиновникам. Но представителям отрасли очень трудно попасть даже в рабочую группу по изменению законодательства», – подвел итоги встречи Ярослав Гусейнов, директор по налогообложению компании PricewaterhouseCoopers Ukraine. Представители горно-металлургической отрасли решили добиваться встречи с правительством Украины в ближайшее время.

На другом фланге

В свою очередь металлурги тоже страдают от сложившейся ситуации. Александр Зражевский, генеральный директор объединения «Металлургпром», подчеркивает, что рост стоимости ЖРС вследствие увеличения ренты подрывает производственный баланс и вынуждает целую отрасль работать в минус.

Металлурги стоят в самом конце горно-металлургической цепочки. И все повышения цен на продукцию, которая производится для металлургов горняками, коксовиками, огнеупорщиками, оплачивается металлургами. Два месяца 2015 года, январь-февраль, мы закончили с убытками в 33,4 млрд гривен. Все почему-то говорят только о том, что курс доллара положительно влияет на экспорт, что все должно быть прекрасно.

Хочу объяснить: у нас чистый доход составил 27 млрд, что на 6 млрд гривен больше, чем за аналогичный период 2014 года. За счет курса доллара произошло повышение на 86%, но за счет того, что упали цены на металлопродукцию – падение на 56%. А если учесть стоимость того, что металлурги импортируют, и то, что у нас есть валютные кредиты, появляются убытки в почти 34 млрд гривен.

Все помнят 90-е годы, когда падала гривна и все на этом выигрывали, но тогда была другая ситуация. У нас не было тогда валютных кредитов, мы не брали ничего за рубежом, на всем своем работали. Вот разница между «тогда и сейчас», но этот миф сохранился и держится.

Сегодня наши собственные оборотные средства – минус 10,8 млрд гривен. Работаем в основном на кредитах. Кроме того, заявлено к возмещению почти 4 млрд гривен НДС. Все это также отражается на работе и положении металлургов. Почему растут затраты?

Прежде всего снижение экспортных цен. В 2014 году на основные виды металлопродукции произошло снижение от 4% до 29%. За 2 месяца 2015 года против аналогичного периода прошлого цены снизились еще на 15-28%. В феврале снижение составило 25-50% в зависимости от вида проката.

При этом идет постоянный рост себестоимости у металлургов. В основном на это влияют рентные платежи наших поставщиков сырья, и цены на услуги монополистов – железной дороги, поставки газа. Повышение своих затрат поставщики компенсируют за счет металлургов. За 2 месяца 2015 года цены на сырьевые ресурсы выросли: ЖРС – 13-40%, огнеупоры – 8-67%, ферросплавы – 90-121%, лом стальной – 43%, кокс – 98%, э/э – 36%, газ – 83%.

Согласно информации «Держзовнишинформа», за два месяца текущего года снижение экспорта металлопродукции по сравнению с 2014 годом составило 37%. Значит, в страну не зашло порядка $1 млрд. По данным Госстата, за январь текущего года доля металлопродукции в объеме экспортных поступлений составила 28%, больше не было ни у кого. Многие в последнее время говорят о сельском хозяйстве, но его доля составила 20%. Поэтому надо думать о том, как сохранить тяжелую промышленность. И опыт у нас есть.

В 90-е годы, когда страна пришла к практически полному развалу, долго боролись, но в конце концов приняли закон «О проведении экономического эксперимента». Он длился с середины 1999-го до конца 2001-го. За это время ГМК была оказана господдержка на 2,7 млрд гривен, в то же время государство получило 6,8 млрд платежей от металлургов. При этом много денег было вложено в модернизацию, в природоохранные мероприятия, когда все налоги на выбросы оставались у предприятий, на спецсчетах. Тогда на порядка 15% сократились выбросы.
Сегодня «Металлургпром» считает, что мы подошли к такой же ситуации, и надо опять привлекать металлургов к помощи стране.

Инна Коваль

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Весь рынок:Фондовый рынок
Все, что мы знаем про:Верховная Рада
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua
Опросы