Теневой бюджет Европы


Теневой бюджет Европы

Подробности инвестиционного плана Еврокомиссии на сумму 315 млрд. евро (или 390 млрд. долларов) на 2015-2017 годы наконец-то увидели свет. Программа, о которой глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер объявил еще в ноябре, представляет собой огромный теневой бюджет, в два раза больше официального годового бюджета Европейского Союза; он пойдет на финансирование государственных инвестиционных проектов и, в конечном счете, на помощь правительствам, которые пытаются обойти правило долговых лимитов, установленное в рамках Пакта о стабильности и росте. Займы пойдут от нового Европейского фонда стратегических инвестиций, который будет функционировать под крылом Европейского инвестиционного банка. Стартовый капитал Европейского фонда стратегических инвестиций составит 5 млрд. евро, эта сумма будет получена через переоценку существующих активов Европейского инвестиционного банка, при этом Еврокомиссия предоставит фонду гарантии на сумму 16 млрд. евро. Ожидается, что фонд использует кредитное плечо и при помощи займов доведет сумму до 63 млрд. евро, таким образом на каждый кредитный евро будет приходиться пять евро из частных источников, а общая сумма инвестиций достигнет 315 млрд. евро.

Страны ЕС не будут вносить в фонд реальные деньги, но предоставят подразумеваемые и явные гарантии для частных инвесторов в рамках соглашения, которое по условиям подозрительно напоминает совместные обязательства по еврооблигациям. Ангела Меркель, канцлер Германии, наотрез отказалась от идеи еврооблигаций, поэтому Еврокомиссии пришлось нанять целую армию финансистов, чтобы придумать креативный обходной маневр. Так появился Европейский фонд стратегических инвестиций. Фонд заработает только в середине 2015 года, но страны-участницы ЕС уже предлагают свои проекты на рассмотрение Еврокомиссии. По состоянию на начало декабря правительства всех 28 стран подали заявки, и поток продолжается. По результатам оценки заявок, проведенной Институтом экономических исследований IFO выяснилось, что почти 2000 потенциальных проектов обойдутся в 1.3 тлрн. евро, при этом около 500 млрд. будет потрачено до конца 2017 года. Около 53% затрат приходится на государственные проекты; 15% – на государственные предприятия с участием частного капитала; 21% – на частные проекты; и чуть более 10% на проекты вне этой классификации.

Государственные проекты, предположительно, будут использовать финансирование Фонда, а правительства – учитывать процентные платежи и амортизацию. Гос. предприятия с участием частного капитала подразумевают смешанное финансирование, где частные структуры возьмут на себя долю риска и, соответственно, прибыли. Частные проекты подразумевают предоставление инфраструктуры, при этом соответствующие затраты должны подлежать возмещению через плату за услуги или комиссию, взимаемую частным оператором. В отличие от других критиков, я полагаю, что программа простимулирует спрос в европейской экономике. В конечном счете, ожидаемые 315 млрд. будут распределены на три года, что составит 2.3% от годового ВВП Евросоюза. Такой внушительный объем инвестиций непременно повлияет на экономический климат. Однако с юридической точки зрения эта программа вызывает много вопросов, поскольку она создает огромный теневой бюджет, финансируемый за счет заемных средств, который будет функционировать параллельно с национальными бюджетами стран и единым бюджетом Европейского Союза. Это грозит большими совместными рисками для налогоплательщиков. Любая страна, независимо от кредитоспособности, может брать заем под единый процент, проекты будут реализовываться в странах, которые еще совсем недавно растратили огромные суммы и оказались отлученными от финансовых рынков. Как и другие “протекционные” меры, предпринятые во время кризиса, искажение рыночных процессов будет подпитывать пагубные привычки и поощрять неэффективное распределение инвестиционного капитала, угнетая экономический рост на протяжении многих лет.

Хуже того, лишь малая толика новых займов за счет объединения обязательств пойдет в национальные бюджеты. Таким образом, соглашения об управлении долгом, принятые на уровне ЕС, окажутся бесполезными, в том числе и Пакт о стабильности и росте, который ограничивает общий дефицит 3% от ВВП, и фискальный договор, который требует, чтобы страны с соотношением долга и ВВП выше 60% привели их в соответствие с нормами. В последние годы банки подверглись жесткой критике за наличие теневых бюджетов в виде специальных инвестиционных инструментов. Печально и страшно, что теперь Европейский Союз пытается воспользоваться таким же трюком.

По материалам Project Syndicate

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Мир
Смотри также
Весь рынок:Мир
Рейтинг популярности материала «Теневой бюджет Европы» на Finance.ua - 2.6
В Контексте Finance.ua