Движущая сила европейских преобразований


Движущая сила европейских преобразований

Украина стоит на распутье: проведение кардинальных реформ, которые обеспечили бы дальнейшее развитие как рыночного так и демократического европейского государства, или консервация люмпенско-олигархической евразийской модели развития. И, несмотря на инерционную силу второй, в Украине четко просматриваются социально-экономические предпосылки для утверждения именно первой. Нужен только решительный шаг политических элит в направлении ожиданий наиболее социально и политически активного общественного слоя, который сделал бы процесс трансформации страны необратимым, а заинтересованную в ней активноую социальную группу еще и абсолютным большинством общества и избирателей. Речь идет о буржуазии и среднем классе в его современном широком понимании.

На Западе достаточно четко различают старый средний класс, который составляют мелкие предприниматели, и новый средний класс, состоящий из хорошо оплачиваемых, но наемных работников и государственных служащих. Например, в США к «верхнему» новому среднему классу причисляют преподавателей, врачей, юристов, менеджмент среднего звена. К «нижнему» новому – большую часть офисных работников, учителей, полицейских, значительную часть торгового персонала.

Старый и новый средние классы имеют общие черты: приверженность демократии, основных свобод, конкурентной рыночной экономики, но в то же время по отдельным параметрам существенно различаются. Это характерно для любой страны, в том числе и Соединенных Штатов или стран Европы. При этом мелкие собственники в одной развитой стране не представляют даже 15-20% населения. Исключением являются страны с многочисленным среднезажиточным крестьянством, если оно работает на своей, а не взятой в аренду земле и производит основную часть продукции для собственного потребления, а на рынок. Однако его не всегда можно отнести к среднему классу по уровню доходов.

Средняя и мелкая буржуазия

Средний, малый и микробизнес, традиционно рассматривается в Европе как основа не только экономического развития и конкуренции, но и политической конкуренции и демократических свобод. К нему традиционно относят предприятия, имеющие до 500 занятых и до €50 млн валового дохода (объема реализованных товаров и услуг). В ключевом государстве ЕС – Германии – на таких работает около 70% занятых и производится около 50% ВВП. В Украине роль таких предприятий с формально-статистического взгляда не менее: 67,8% занятых и 57,6% объема реализации товаров и услуг всех предприятий (то есть без учета бюджетных организаций, физических лиц-предпринимателей (ФЛП) и личных крестьянских хозяйств (ЛКХ).

Владельцев предприятий с численностью занятых от 10 до 250 и объемом реализации от € 2 млн до € 50 млн в Украине можно интерпретировать как среднюю буржуазию. Среднее количество занятых на 70,8 тыс. таких предприятий в 2013 году (без учета Крыма) составляла 57 работников. Хозяев микропредприятий с численностью занятых до 10 человек (включая владельца и членов его семьи) и ФЛП – как мелкую буржуазию. Среднее количество занятых в 301 тыс. микропредприятий в прошлом году – 2,5 работника, а в 1,25 млн ЧП – 1,8.

Средняя буржуазия, в противовес олигархам, поддерживает конкуренцию в бизнесе и политике, а также демократию и базовые гражданские свободы, но она слишком малочисленна, чтобы быть социальной опорой государства. Например, без Донбасса и Крыма в Украине в 2013 году насчитывалось только 62,8 тыс. предприятий с числом занятых от 10 до 250 человек. Поскольку значительная их часть является государственными или компаниями одного и того же крупного собственника, средней буржуазии будет не более 1% всех домохозяйств (13,5 млн без учета Донбасса), даже если предположить, что у многих фирм по несколько совладельцев.

Между тем мелкая буржуазия (без Крыма и Севастополя) в прошлом году включала 1,25 млн ФЛП и владельцев большинства из 301,3 тыс. микропредприятий. Поэтому получаем 1,55млн мелких производителей, которые составляют 1/10 всех домохозяйств страны. Сейчас трудно оценить, насколько уменьшилось количество мелкой буржуазии из-за событий на Донбассе, но в 2013-м там насчитывалось 213 тыс. СПД и микропредприятий. В то же время без сегодня в не подконтрольных украинской власти районах ее доля в населении страны все же выше, чем с ними.

«Коэффициент мелкобуржуазности», который можно определить как отношение численности работников на предприятиях с 10 и более занятых к количеству мелких производителей (ФЛП и микропредприятия с менее чем 10 занятыми), в 2013 году в целом по Украине был на уровне 4. То есть на одного мелкого собственника приходилось четверо занятых на предприятиях с более 10 работниками. Чем меньше этот показатель, тем более мелкобуржуазный тот или иной регион и наоборот. Наиболее мелкобуржуазным был Карпатский регион (Черновицкая, Ивано-Франковская и Закарпатская области) и Юг (Херсон и Николаев), где коэффициент мелкобуржуазности составлял от 1,4 в Черновицкой до 2,2 в Николаевской (см. Инфографику). Незначительно уступало им большинство других областей Западной (Тернопольская, Ровенская), Центральной (Хмельницкая, Винницкая, Кировоградская, Черниговская) и Южной (Одесская) Украины, где он составлял 2,3-2,7. Зато худшим отношение количества мелких предпринимателей к занятым в больших предприятиях было в Киеве (7,7), а также таких индустриальных регионах, как Днепропетровщина и Донетчина (соответственно 6,8 и 5,7).

В общем ФЛП и микропредприятия реализовали в 2013 году товаров и услуг более чем 0,5 трлн грн. Причем по объему продаж микрофирмы уступали ФЛП. Самой большой (20-30%) доля мелких производителей в реализации товаров и услуг (без учета бюджетных организаций и личных крестьянских хозяйств, (ЛКХ) в прошлом году была в Черновицкой (41,1%), Ивано-Франковской (27,9%), Херсонской (27,3%), Винницкой (24,9%), Хмельницкой (23,6%), Житомирской (23,2%), Закарпатской (23,6%), Ровенской (21,7%) и Черниговской (21% ) областях. Наименьшей – в Донецкой (6,4%) и Днепропетровской (7,8%), а также в Киеве (7,1%). Несмотря на то, что именно в столице больше всего мелких производителей товаров и услуг (177 тыс. СПД и микропредприятий, в которых занято 324,5 тыс. работников).

Микропредприятий в 2013-м всего было (данные с Крымом) в сфере торговли и ремонта автотранспортных средств (93,2 тыс.), сельском, лесном и рыбном хозяйстве (41,5 тыс.), промышленности (32,6 тыс.), сфере продажи и аренды недвижимости (31,1 тыс.), строительстве (29,2 тыс.). По доле занятых в соответствующих секторах высокий удельный вес микропредприятий был в сфере недвижимости (36,9%), высокий также в торговле и авторемонте, строительстве, внебюджетном образовании (19,1-22,6%), ниже – в сельском хозяйстве, внебюджетной медицине, информационно-телекоммуникационной, финансово-страховой деятельности и гостинично-ресторанном бизнесе (13,4-17,2%) и совсем незначительное – в промышленности и транспортной сфере (3,1-3,8%). Наибольшие объемы реализации приходились на микрофирмы в торговле и ремонте автотранспортных средств (114, 4 млрд грн, однако это составило лишь 7,1% всей реализации в соответствующей сфере), примерно одинаковые объемы были в строительстве (16,9 млрд) и промышленности (17 , 2 млрд), однако обеспечили им различную долю в этих отраслях (соответственно 12% и 1,2%). В сфере с высокой долей занятых на микропредприятиях – операциях с недвижимостью – было предоставлено услуг только на 13,2 млрд грн (26,4% всего объема в секторе), а транспортные микропредприятия реализовали их на 9,75 млрд грн (4,7% ).

Основу сельского мелкой буржуазии составляют 39,4 тыс. фермерских хозяйств капиталистического типа, которые обрабатывают в среднем 113 га земли каждое и большинство которых используют на постоянной основе наемную работу не членов семьи. Однако ее ряды, вероятно, будут пополняться за счет успешных личных крестьянских хозяйств. Большинство из имеющихся 4,2 млн ЛКХ является лишь формой полунатурального выживания крестьян в условиях тотальной безработицы на селе и обречены на отмирание со временем. Однако уже сейчас заметны признаки того, что часть из них (в частности, те 303,5 тыс., которые имеют сельскохозяйственную технику, или те, которые поставляют на рынок большую часть производимой ими продукции животноводства, овощеводства или садоводства) в перспективе, вполне вероятно, трансформируются в семейных фермеров западноевропейского типа, которые часто тоже обрабатывают не более 5-20 га земли, без применения или по минимуму привлекая наемных работников.

На сегодняшний день основная проблема Украины заключается не столько в большом количестве занятых на предприятиях ключевых олигархов и других представителей крупного бизнеса, как в малом количестве действительно эффективных рабочих мест. Например, в 2013 году в более чем 100 компаниях группы SKM Рината Ахметова было 320 тыс. работников, в группах «Приват» Игоря Коломойского, Group DF Дмитрия Фирташа, Eastone Виктора Пинчука, «Прайм Эссетс Кэпитал» Петра Порошенко – менее чем по 100 тыс. В других миллиардеров еще меньше. В общем речь идет не более чем о 1 млн занятых, тогда как в целом по внебюджетной сфере континентальной Украины в прошлом году работало 9,3 млн человек (без ЛКХ), в бюджетной – около 4 млн, а экономически активного населения насчитывалось 2,08 млн. В конце в континентальной Украине в 2013 году было около 7,5 млн явных (1,5 млн по методологии МОТ) и скрытых (почти 6 млн, большая часть из которых маскируется под видом крестьян, «занятых» в подсобных хозяйствах) безработных. Поэтому прежде чем лишить украинских олигархов доминирующих позиций в экономике и политике, нужно удвоить количество эффективных рабочих мест малым и средним бизнесом.

В поисках среднего класса

В развитых странах средний класс определяется не столько за номинальным доходом, как по отношению к доходам остальных граждан. Например, в США прожиточный минимум (черта бедности) для семьи из четырех человек в 2012-м составила $ 23,5 тыс. в год. После превышения этой планки вдвое домохозяйство теряет право на получение любой государственной помощи, и именно по этой грани обычно начинается средний класс. По данным Бюро переписи населения США, домохозяйств, имеющих два – четыре прожиточных минимума на члена семьи, 30,5%. В так называемый верхнего среднего класса, который имеет 4-7,5 прожиточного минимума принадлежат еще 25,1% американцев.

В Украине уровень среднедушевых доходов на члена семьи более трех прожиточных минимума в 2013 году имели 7,1% жителей, два-три – 21,4%. В то же время распределение населения на социальные группы по уровню среднемесячного дохода в наших реалиях наталкивается на серьезные проблемы. Прежде всего речь идет о разной покупательной способности того же уровня дохода на члена семьи. Например, при 2 тыс. грн среднедушевого дохода в месяц семья с тремя детьми в деревне, имеет 10 тыс. грн дохода, может считаться состоятельной (часто это пять – семь эквивалентов средней заработной платы в соответствующем местности), тогда как семья с одним ребенком и 6 тыс. грн среднемесячного дохода (чуть более одной официальной средней заработной платы в Киеве) относиться к малообеспеченным. Стратификации общества по уровню доходов подвергается также неравномерность соотношения легальных и теневых доходов различных категорий граждан и их разнообразием (ведь неучтенным статистикой доходом есть не только конверты, но и поступления от личного подсобного хозяйства в селе или неосновной занятости членов домохозяйства). На Западе эти факторы значительно менее значимы.

ВВП на душу по паритету покупательной способности в Украине в 2013 году был в 2,25 раза выше, чем по номиналу. В Соединенных Штатах они идентичны, следовательно, получаем коэффициент 2,25, на который нужно умножить среднедушевые доходы в Украине, чтобы получить их эквивалент для США. В 2012-м к среднему классу в Америке причисляли те домохозяйства, которые имеют среднегодовой доход на члена семьи $ 11,8 тыс. и более. В Украине при пересчете по коэффициенту 2,25 упомянутые выше 28,5% граждан имели доход $ 7,7 тыс. и более. Это несколько меньше, чем у среднего класса США, но, во-первых, наш средний класс действительно беднее американского, а во-вторых, в отличие от того имеет значительные скрытые доходы. Похожая ситуация получается, если сравнить и с Германией, где к среднему классу относят домохозяйства с уровнем дохода на члена семьи € 7,2-15,3 тыс. в год. Если учесть разницу ВВП на душу по номиналу и ППС в Украине и Германии, которая дает коэффициент 2,35, то упомянутые 28% наших сограждан имеют доход, эквивалентный €6 тыс. И более, что сопоставимо со средним классом в ФРГ. Другое дело, что там его представителей 58%.

Следует признать, что часто мы склонны завышать уровень заработка, необходимый для зачисления к среднему классу по уровню доходов (не путать со «старым средним классом» как представителем мелкой буржуазии). На самом деле речь идет о людях, которым есть что терять в случае серьезных социально-политических потрясений, кроме, выражаясь марксистской терминологией, «своих цепей». Поэтому им не все равно, что произойдет со страной завтра хотя бы с точки зрения угроз для их имущественного статуса. Несмотря стереотипное представление, чтобы быть средним классом, отнюдь не обязательно отдыхать за границей или иметь свое личное авто (конечно, если вы не живете в населенном пункте с плохо развитым или и отсутствующим общественным транспортом). В то же время важно иметь собственный дом или уверенность в способности без проблем снимать качественное жилье при каких бы то ни было форс-мажорных обстоятельствах. Поэтому принадлежность к среднему классу прежде всего предполагает наличие или постоянной достаточно оплачиваемой и востребованной на рынке профессии, или рентабельного малого бизнеса, или значительных рентных доходов от недвижимости, депозита или ценных бумаг.
Наконец, украинцы часто находятся в плену иллюзий относительно уровня благосостояния людей на Западе, между тем, например, в тех же Соединенных Штатах многие даже представители среднего класса испытывали значительные финансовые трудности. Так, по данным компании Statista, в этом году 54% респондентов вынуждены были отказаться от приобретения товаров длительного пользования (телевизоров или электроники), чтобы иметь возможность пойти в отпуск, 47% – резко уменьшить или вовсе отказаться от посещения кинотеатров, а 43% – от новой одежды и других промтоваров. Доклад Feeding America показала, что 66% домохозяйств в этом году должны были выбирать между тем, потратить деньги на еду или на медицинское обслуживание, в том числе 31% делали такой непростой выбор ежемесячно. По результатам исследования компании Gallup Poll, 59% американцев предпенсионного возраста сомневаются, что им хватит пенсионных накоплений.

Социологические критерии самоотнесения граждан к среднему классу в Украине заметны на примере исследования Центра Разумкова накануне кризиса 2008 года (проведен 19-25 июня), хотя с тех пор и могли измениться. 45,4% опрошенных отнесли себя к среднему классу (43,8% – к «рабочему», или «нижнему»). При этом смогли обосновать свою принадлежность к среднему классу только половина из них (в частности, 29,1% – «средним уровнем доходов», еще 20,1% – тем, что «занимаются деятельностью, которую, как правило, ведут представители среднего класса» или «имеют высокий уровень образования / квалификации»), 31,7% заявили, что «просто так чувствуют», а 14,5% – «не хотят относить себя к низшему классу, потому что это унизительно», «хотят жить так, как живет средний класс в европейских странах» или «потому что к среднему классу относятся их друзья».
Следующий важный критерий принадлежности к среднему классу по уровню доходов, как уверенность в возможности дать своим детям или внукам хорошее образование, показали только 30,8% респондентов. О наличии в собственности загородного дома или автомобиля заявили соответственно 16,8% и 27,5%. Недвижимость для сдачи в аренду и ценные бумаги имели 4% и 5,6%, а средства производства – 11,9%. В мире ключевым признаком принадлежности к среднему классу часто считается способность получить и обслуживать ипотеку на собственное жилье. У нас по этому критерию средний класс значительно сузился бы, вместо 79,5% опрошенных Центром Разумкова в 2008 году украинцы заявили, что у них есть собственное жилье, и этот факт в определенной степени нивелирует по ним значение неспособности взять ипотеку, поскольку эта категория просто не имеет критической потребности в ней. Хотя в процессе смены поколений доля таких людей серьезно уменьшится.

Настоящую угрозу размывания среднего класса в Украине, как, кстати, и на Западе, составляет рост в последнее время «прекариата» – нового социального слоя, что выделяется из среднего класса. Это обычно молодые люди, которые получили высшее часто достаточно престижное образование, но так и не смогли найти достойную или постоянную работу по специальности и с соответствующей среднему классу оплатой. Рост прекариата находит отражение в растущей непропорциональной части безработной молодежи и существенно дестабилизирует социальную ситуацию в европейских странах. Именно она становится социальной базой массовых выступлений и беспорядков на улицах городов даже состоятельных европейских стран.

Олександр Крамар

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Рейтинг популярности материала «Движущая сила европейских преобразований» на Finance.ua - 2.3
В Контексте Finance.ua