Мрачные перспективы долговой ямы


Мрачные перспективы долговой ямы

Знаете, это очень характерно для Украины. Мы живем недалеко Евросоюза, ряд стран которого вот уже пятый год подряд титаническими усилиями преодолевает причины и последствия долгового кризиса, а остальные просто страдают от ее побочных эффектов. А большая часть украинцев, в том числе и высокопоставленных, постоянно думала, что нас такая плохая судьба обойдет, что нам повезет больше, чем европейцам. Между тем не заметили, как сами попали в долговую петлю. Темп накопления государственных займов высокий и не падает, уровень долга достаточный, а исходя из мутных перспектив экономики и несоответствия власти нынешним вызовам следует, что худшее еще впереди.

Ссудная арифметика

На конец III квартала 2014 году объем государственного и гарантированного государством долга составлял 962 млрд грн. В отношении прогнозируемого ВВП 2014-го госдолг составляет 53%, гарантированный долг – еще более 10% (см. «Долговая пирамида»). Цифры впечатляют, но суть не в них самих, а в том, какие явления и процессы их сопровождают.

Когда при режиме Януковича государственный и гарантированный государством долг составлял около 40% ВВП, то нередко звучало утверждение, что это мало, потому что в конце прошлого года, например, валовой государственный долг Японии составлял 243% ВВП, Италии – 133%, Греции – 175% и т.д. В таких координатах и нынешние 63% долга Украины – это немного. Но этот аргумент не учитывает процентных ставок. Например, доходность десятилетних гособлигаций Японии составляет 0,51%. То есть, учитывая различные сроки до погашения государственных ценных бумаг, средняя ставка по японскому долгу составляет 0,3-0,4%, а государство в этом случае тратит на обслуживание своих займов не более 1% от ВВП. Поэтому в Стране Восходящего Солнца наличие большого госдолга не создает дестабилизирующего влияния на государственные финансы, а открытый доступ к глобальному рынку капитала позволяет беспрепятственно получать новые займы, чтобы погасить старые.

У нас ситуация другая. В третьем квартале расходы сводного бюджета на обслуживание долговых обязательств превысили 11,3 млрд грн, что в пересчете на годовой показатель составляет 3,0% ВВП. Как только государство выплачивает эту сумму кредиторам (далее эти деньги попадают в финансовый сектор, с которого не обязательно вернутся в реальный), то должно выбирать между двумя вариантами. Первый: содержать бюджетный дефицит в адекватных пределах, скажем, не более 3% ВВП; тогда бюджет будет брать из экономики больше, чем возвращать ей (если абстрагироваться от поступлений в казну из-за границы), а затем приведет к уменьшению совокупного спроса и падению производства (или дефляции). Второй: закладывать дефицит на уровне 5-7% ВВП и более, проводя стимулирующую налогово-бюджетную политику; следствием станет резкий рост госдолга, который в определенный момент может выйти из-под контроля.

Украина, очевидно, выбрала второй вариант. В прошлом году такой выбор мог быть оправдан, потому что позволил избежать существенного экономического спада (хотя сколько из одолженного было украдено и изъято из хозяйственного круговорота?) А с учетом «подрисовок» от Азарова реальный ВВП не снизился: по данным Госкомстата, прирост составил 0%. Но в 2014 году экспансивный эффект от бюджетного дефицита совсем съедают изъятия, которые идут с реального сектора к финансовому (банки выкачивают деньги из экономики, чтобы было чем возвращать депозиты) и за границу (капитал утекает из страны). Поэтому из-за больших процентных выплат из казны и трудности финансового и внешнего институциональных секторов (эти проблемы надо преодолевать прежде всего) ни один приемлемый уровень бюджетного дефицита не даст должного стимулирующего эффекта, лишь приведет к стремительному росту объемов госзаимствований и дестабилизирует экономическое равновесие. Поэтому значительный дефицит есть ошибочно шагом правительства. В условиях, когда власть вот уже три квартала подряд не может взять под контроль экономическую (не военную!) ситуацию в Украине, падение производства далеко от дна, а поэтому любое стимулирование с помощью бюджетного дефицита лишено смысла. Оно видится плохонькой пародией на фискальную экспансию 1991-1994 годов в условиях глубокого, даже бездонного спада экономики.

Маастрихтские критерии конвергенции, которым должны соответствовать страны – кандидаты на вступление в ЕС, предусматривают, что госдолг не должен превышать 60% ВВП, а дефицит сектора госуправления (бюджет плюс внебюджетные фонды) – 3%. Когда их выписывали более 20 лет назад, то, наверное, имели в виду следующее: среднестатистическая развивающаяся, в спокойной ситуации на финансовом рынке, имея среднюю доходность гособлигаций 5%, с долгом в пределах 60% ВВП легко укладывается в предельно допустимый дефицит без ущерба для управляемости налогово-бюджетной политики и экономического равновесия. Украина не соответствует ныне ни одному из двух названных критериев. И хотя это не будет иметь формальных последствий, потому что в ЕС нам еще очень далеко, но практическая (финансовая дестабилизация) уже на горизонте. Поэтому сужается пространство для маневра и избежания глубокого экономического кризиса. Единственным надежным выходом, не поможет избежать спада, но уменьшит его продолжительность и смягчит течение, является сокращение госрасходов и увеличение эффективности государства, в том числе и из-за дерегуляции и снижения реального налогового давления. Получается, неадекватное управление новой власти в конце концов приведет к тому, что она должна будет делать те реформы, которых требовало общество и которые саботировало правительство, иначе перманентное падение уровня жизни населения просто приведет к очередной смене власти.

Тупик должников

Большими процентными выплатами из бюджета и разбалансированностью государственных финансов проблемы не ограничиваются. Украина проходит пик погашения госдолга. В следующем году нужно выплатить около 135 млрд грн государственных займов (по курсу 15,4 грн /$), более двух третей из которых валютные, еще почти 42 млрд грн пойдут кредиторам в качестве процентов. Такие объемы можно лишь перекредитовать. Однако доходность девятигодовых еврооблигаций превышает 12%, а двухлетних составляет около 20%, на внутреннем рынке финансирования еще дороже, и объемы ограничены. Поэтому получается, что кредиты МВФ и финансирования международных доноров – последняя надежда Украины. Когда на мгновение предположить, что фонд прекратит давать нам деньги, то реальным станет не только слово на букву «д», но и на порядок больше обнищание населения, чем имеем сейчас.

Вот и получается, что украинское правительство по рукам и ногам связано требованиями МВФ, вынуждено беспрекословно соглашаться на любые предложения. А фонд вместе с донорами выбрал интересную позицию. Информированные источники «Тижня» свидетельствуют, что на Западе убеждены: так ли Украина потребует бесконечных вливаний. В таких координатах задачей МВФ постепенно ухудшать прогнозы и целевые показатели, чтобы не допустить резкого обвала и необходимости одновременно предоставлять стране огромные суммы, которые сознательно придется списать.

Чтобы понять позицию фонда, достаточно просмотреть раздел «Анализ устойчивости госдолга» в сентябрьском отчете МВФ. Там смоделированы различные сценарии динамики украинского долга, в соответствии с которыми его пик придется на 2016-2017 годы и составит от 84% до 134% с медианным значением около 100% ВВП. Очевидно, что при их реализации долговое бремя станет непосильным и макроэкономическая дестабилизация будет огромной. Если ничего не делать, то нас ждет то, по сравнению, с чем путь Греции, экономика которой сокращалась пять лет подряд, покажется не таким и сложным (объявить дефолт по кредитам МВФ нам не позволят, поскольку имеют слишком много рычагов влияния на правительство; списания возможны лишь частичные). Страну, которая зациклена только на выплатах долгов, а не на увеличении эффективности, обходят инвесторы, поэтому недостаток капиталовложений и денег для погашения займов напомнит нам экономический спад, который был в 1990-е.

В этой ситуаций хуже всего то, что власть полностью положилась на Международный валютный фонд и перестала думать своей головой. На днях Арсений Яценюк заявил, что «именно МВФ, Всемирный банк и другие кредиторы оценивают, есть в Украине реформы или нет». По его словам, они считают, что те реформы, которые нужны для страны, правительство делает. Но это бред, ведь МВФ специализируется на преобразованиях, обеспечивающих финансовую устойчивость государства и возможность вернуть долги (не говоря уже о том, что реформы заказывает и оценивает общество, которое, пожертвовав сотнями человеческих жизней, привело Яценюка и других к власти). Фонд не имеет никакого отношения к увеличению эффективности экономики (горизонтальных и вертикальных реформ). Поэтому оправдывать бездействие власти выполнением требований МВФ – преступление.

Когда должников бросали в темницу, которую порой называли долговой ямой, или продавали в рабство. Теперь это негуманно. Но на какое наказание заслуживает правительство, которое сначала заявляет, что для реформ нужны деньги, и массово берут кредиты; потом не шевелит и пальцем, чтобы провести хотя бы часть из необходимых преобразований; затем еще и деликатно обманывает, будто делает все необходимые реформы, потому что МВФ согласен с этим? Или это правительство само является наказанием? Наказанием для народа…

Любомир Шавалюк

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Кредит&Депозит
Рейтинг популярности материала «Мрачные перспективы долговой ямы» на Finance.ua - 2.3
В Контексте Finance.ua