Возмутительное возмещение


Возмутительное возмещение

Несмотря на многочисленные заявления и обещания начать его реформирование, надежды на кардинальную реорганизацию системы в интересах предпринимателей остаются тщетными, ведь она дает возможность наживаться чиновникам. Правила и условия устанавливает не закон, а контролирующий орган. Кардинально ситуация и при новом правительстве не изменилась. Налоговая служба просто “не верит” в экономическую целесообразность сделок, обвиняет бизнес в участии в схемах, заводит уголовные дела, а потом просто предлагает “решить” эти проблемы за определенное и немалое вознаграждение.

Все, что связано с НДС, всегда было тайной. Если годовой план по сбору налога еще прописан в бюджете, и его может узнать каждый желающий, то помесячное расписание и информация о фактических отчислениях – секрет, и публичного доступа к ней нет. По запросу Министерство доходов и сборов все-таки предоставляет данные. Внешне все выглядит довольно оптимистично – уже при новом главе ведомства за март-май в общий фонд госбюджета было перечислено 20,9 млрд грн налога с произведенных внутри страны товаров, работ и услуг. Даже доведенный до фискальной службы план Минфину удалось в нынешних условиях перевыполнить на 5,2%, или 1 млрд грн. Так, еще в феврале объемы сбора составляли 4,8 млрд грн, а в последующие три месяца отмечалась положительная тенденция в поступлениях. В марте они уже составляли 5,7 млрд грн, в апреле и мае – 7,7 млрд грн и 7,6 млрд соответственно (см. табл. 1).

Руководитель центрального налогового ведомства Игорь Белоус неоднократно отмечал, что это якобы результат борьбы со схемами (о факторах девальвации и инфляции чиновники предпочитают молчать. – Ред.).

Хотя о сути схем, конкретных заказчиках и исполнителях, а также об ответственности, которую они в результате такой борьбы понесли, никто особо не распространяется. А в конце мая результаты деятельности налоговиков по ликвидации теневого сектора раскритиковали и премьер-министр Арсений Яценюк, и министр финансов Александр Шлапак. Они признали, что так называемые налоговые площадки, которые создавались для минимизации обязательств и отмывания денег, до конца не зачищены. На их месте начинают работать “партизаны”, а контролирующий орган не принимает адекватных мер для борьбы с этим явлением.

Не менее засекреченной пока остается информация и о возмещении НДС: Госказначейство перестало публиковать данные об автоматическом возврате налога. Хотя в Миндоходов отмечают, что из 18 млрд грн, которые за пять месяцев плательщики получили на свои счета в банках, почти 60% возмещено в автоматическом режиме. Впрочем, если сравнить показатели «автомата» с марта, когда в налоговое ведомство зашло новое руководство, с данными за соответствующий прошлогодний период, то в среднем объем возврата НДС в оперативном режиме практически одинаков – 2,06-2,13 млрд грн.

Всего показатель возврата налога за последние три месяца ниже прошлогодних результатов. В марте этого года бизнес получил лишь 2,3 млрд грн НДС, тогда как годом ранее – почти 5 млрд грн. Однако уже в апреле объемы возврата выросли почти вдвое – до 4,2 млрд грн (в 2013 году – 4,8 млрд), в мае – 4,9 млрд (5,2 млрд). Примечательно, что в апреле-мае суммы возмещения даже превысили заявки плательщиков (было заявлено 3,8 млрд и 4,5 млрд грн соответственно). При годовом плане в 53,37 млрд грн среднемесячные объемы возмещения должны превышать 5 млрд.

В распоряжение DT.UA попала таблица с информацией о сборе НДС и возмещения налога с разбивкой по регионам (см. табл. 2). С начала года наибольший объем отчислений зафиксирован от центрального офиса по обслуживанию крупных плательщиков налогов – 19,72 млрд грн. На предприятия, зарегистрированные в офисе, и ушла львиная доля возмещенного НДС – 12,6 млрд грн. А, например, плательщикам Киевской и Полтавской областей возместили больше, чем они перечислили в бюджет, – 1,24 млрд грн против 1,091 млрд и 893,25 млн грн против 604,73 млн соответственно. В то время как Донецкая и Днепропетровская области за пять месяцев перечислили 1,276 млрд и 980,15 млн грн соответственно, а получили в среднем в шесть раз меньше (но это без учета крупных плательщиков, зарегистрированных в офисе).

Есть даже информация, что председатель Днепропетровской облгосадминистрации Игорь Коломойский на одном из совещаний в Киеве выразил возмущение тем фактом, что предприятия его области получают возмещение в разы меньше, чем той же мятежной Донецкой. Согласно общим данным с разбивкой на области и предприятия, которые с апреля публикует Госказначейство, только за два месяца плательщикам Донецкой области государство возместило 3,75 млрд грн, а Днепропетровской – 1,2 млрд. Эти два региона, а также Запорожская область и предприятия, зарегистрированные в Киеве, – крупнейшие получатели возмещения НДС. По крайней мере за те два месяца, данные за которые можно анализировать. Органы казначейства обнародовали информацию о более чем 1500 плательщиков. Примечательно, что компания “Метинвест”, в адрес владельца которой Рината Ахметова звучали обвинения в поддержке и финансировании сепаратистов на Востоке, исправно получает возмещение НДС из госбюджета – его объемы в мае даже увеличились по сравнению с апрелем (26,9 млн грн против 17,1 млн).

Многие влиятельные предпринимателей, конечно, не в восторге от публикации своих данных, и в другой ситуации их влияния наверняка хватило бы, чтобы забыть об этой идее. Собственно, так до апреля и было. Но сейчас, когда правительство якобы пытается демонстрировать открытость, доступ к таким данным стал возможен. “Не весь бизнес был “за”. Бизнес – достаточно закрытый механизм, который смотрит на эти цифры с точки зрения бизнес-модели предприятия, – говорит старший менеджер PricewaterhouseCoopers Сергей Верламов. – Если предприятия работают в одном секторе, они конкуренты. И если конкурент видит, что идет возмещение, это означает, что экспорт увеличился, по объему возмещения можно увидеть, растет ли оборот”.

В Минфине же говорят о своем нововведения с гордостью и уверяют, что на этом не остановятся. Заместитель министра Денис Фудашкин рассказывает, что в его ведомстве намерены пересмотреть критерии публичности, но и как показывать общественности, чиновники будут решать вместе с технической миссией МВФ. Но уже сейчас господин Фудашкин говорит, что в правительстве планируют открыть доступ к объему заявок предприятий и сумме задолженности государства перед плательщиком.

В пресс-службе Миндоходов информации о сумме долга так и не предоставили, а Игорь Белоус удивился, зачем такая информация СМИ вообще нужна. Впрочем, например, в Федерации работодателей и без налоговой ведут такие подсчеты. И, по их оценкам, задолженность по возмещению НДС на текущие счета плательщиков по состоянию на 1 июня превышает 19 млрд грн. Еще 15 млрд – заявленный к возврату НДС в счет будущих платежей, 10 млрд грн – превышение налогового кредита над обязательствами. А если добавить сюда еще и суммы переплат, которые до начала месяца уже составили 36,3 млрд грн, то получается, что бизнес безвозмездно кредитует бюджет на сумму более чем 80 млрд. Только с начала года объем уплаченных наперед налогов вырос на 23 млрд грн. Господин Билоус отмечает, что без применения практики переплат налоговая пока никак не может. Но обещает отказаться от старой практики, как только сработают компенсаторы в виде сокращения теневого сектора. А долги по НДС правительство решило традиционно тушить НДС-облигациями. На прошлой неделе на заседании Кабмина уже было принято решение о первом выпуске бумаг на сумму
7 млрд грн. Общий объем долга, который будет оформлен ОВГЗ, превысит 16 млрд грн.

Пока бизнес безвозмездно кредитует государство, налоговики и другие контролирующие органы просто мешают работать. Когда Миндоходов руководил Александр Клименко, количество обращений к юристам по вопросам возмещения НДС немного уменьшилось, констатирует адвокат, партнер юрфирмы “Ильяшев и Партнеры” Максим Копейчиков. Но вовсе не улучшение жизни предпринимателей. Отчасти это было связано с тем, что некоторые потеряли надежду добиться справедливости в украинских судах, отчасти с тем, что механизмы и условия возмещения НДС размещались чуть ли не на каждом столбе, как и адреса контактных лиц, которые могли помочь с возмещением. А юристам в таких “постановках” была отведена даже не роль второго плана, они, как правило, были зрителями, некоторые – вспомогательным персоналом.

Кроме этого, налоговые органы имели разнарядку на уменьшение правдами и неправдами налогового кредита крупных налогоплательщиков. Иногда это достигалось за счет компромисса между плательщиками и налоговыми органами, но чаще – “снятием” кредитного НДС по результатам налоговых проверок. “Аргументация налоговиков, как правило, однообразная – “нереальность” хозяйственных операций, незначительность договоров, сомнительные контрагенты “по цепочке поставщиков”. Арсенал не меняется уже несколько лет, если не десятков”, – рассказывает Копейчиков.

Методы работы кардинально не изменились и сейчас. “Налоговики просто “не верят” в экономическую целесообразность сделок, – утверждает Сергей Верламов. – Но при этом они не хотят официально признавать операции нереальными, ведь это обязывает доказать этот факт в суде”.

Кроме этого, еще в марте нынешнего года Высший админсуд принял решение, суть которого сводится к тому, что плательщик должен быть умным и рассудительным при выборе контрагента, и наличие у поставщика госрегистрации и регистрации в налоговых органах еще не характеризует его как добросовестного. То есть суд считает, что вся ответственность за нечистоплотного контрагента в пятом колене лежит на компании, которая собрала недостаточно информации о контрагенте и его должностных лицах перед заключением договоров. “Исходя из такой позиции, плательщик должен провести
расследования по установлению репутации контрагента на рынке, что на практике, как правило, сложно”, – объясняет управляющий партнер юрфирмы WinnerLex Анна Винниченко.

Результатом отсутствия такой возможности проверки контрагента является то, что документы налоговиками не признаются, следовательно, компании теряют право формирования налогового кредита и возмещения НДС. Госпожа Винниченко добавляет, что превышением полномочий контролирующих органов также является составление актов проверок без принятия налогового уведомления-решения, в результате чего самостоятельно изменяют показатели отчетности плательщика в базе сопоставления кредита и обязательств. Аналогичные действия применяются ко всем контрагентам. И получается, что страдает деловая репутация, контрагенты отказываются работать, и главное – в суде невозможно обжаловать такие действия, потому что мы помним, что сообщение-решение не принято.

Процедуры и механизмы устанавливает не закон, а конкретно взятый чиновник. В самом Миндоходов рассказывают, что такса рядового инспектора в районной налоговой инспекции составляет до 50 тыс., причем далеко не гривен. И это – даже не в Киеве. Страшно представить, сколько по вертикали в результате получит начальник этого инспектора, начальник начальника и в итоге – главный налоговик в регионе. Пока на Востоке продолжаются боевые действия, в Киеве развернулся процесс по уничтожению бизнеса и рабочих мест, убежден председатель Федерации работодателей в столице. “В течение июня киевский бизнес постоянно терроризирует налоговая милиция, санэпидстанция, пожарные. Они создают искусственные проблемы, пытаясь любой ценой набить собственные карманы. Бесит этот цинизм. Пока на Востоке пацаны погибают, они решают собственные вопросы”, – рассказывает он.

Одно из предприятий Киева, которое столкнулось с открытым хамством чиновников, составило даже прайс-лист их услуг. Пожарные, например, по устранению выявленных нарушений при проверке выставляют счет на 15 тыс. грн, экологи за инвентаризацию источников выбросов – 45 тыс. грн, налоговая милиция за то, чтобы полюбовно закрыть уголовное дело, которое открывает по фактам, которые уже проходят стадии судебных разбирательств, – 25 тыс. дол. В Федерации работодателей подсчитали, что расходы госбюджета в 2013 г. на содержание госорганов, осуществляющих контрольно-надзорные функции, составили более 24 млрд грн. Расходы государства на проведение одной проверки – 16 тыс. грн, а средний размер поступлений от финансовых санкций – лишь 180 грн (!).

Так, может, пора делать выводы? Бизнес уже не первый год говорит о необходимости перехода на полную электронную отчетность и проверки, но в правительстве вместо того, чтобы ограничить или вообще закрыть доступ чиновника к предприятию, предпочитают пафосно рассуждать о вреде коррупции, декларируя намерения, которые давным-давно набили всем огромную оскомину, инициировать новую программу борьбы с ней. И пока предприниматели будут мириться с таким положением дел, высказывания с мудрого народного фольклора об ущербности “руки, которая обделила себя”, уж точно останется актуальнее реформаторской чиновничьей патетики.

Наталья Непряхина

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Казна и Политика
Смотри также
В Контексте Finance.ua