Как украинский кризис может изменить европейскую политику


Как украинский кризис может изменить европейскую политику

Когда Германия после катастрофы на японской АЭС Фукусима решила быстро отказаться от атомной энергетики, соседние страны могли разве что принять к сведению такую ​​смену курса. Дискуссий об этом с Германией они не вели, потому что энергоснабжение в Европе является преимущественно делом самих стран-членов ЕС. Но в будущем европейские государства, вероятно, развернут значительно более тесное сотрудничество в энергетической сфере. Это может стать первым долгосрочным следствием украинского кризиса.

В конце апреля премьер-министр Польши Дональд Туск призвал Евросоюз стать независимым от поставок энергоресурсов из России, учитывая события в Украине. Для достижения этой цели он предлагает создать европейский энергетический союз по примеру банковского союза. Об этом политик написал в статье для британского издания Financial Times. ЕС должен теснее сотрудничать в борьбе против рисков в энергетической политике так же, как это происходит на примере создания общего надзора и регулирования банковской сферы, пояснил польский премьер. Дискуссия о большей независимости от поставок нефти и газа из России набирает обороты в Европе.

Более тесное сотрудничество в энергетике

Среди прочего Туск предлагает создать новое общее европейское учреждение по типу Евроатома, которое будет покупать газ для всех 28 стран-членов ЕС. Еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер поддержал предложения польского премьер-министра. Во время саммита ЕС в июне он планирует представить первые планы для проекта энергетического союза. Вероятно, речь пойдет о развитии европейских газовых сетей и внедрении единой цены на российский газ для всех стран ЕС.

Ян Техау, руководитель европейского отделения Фонда Карнеги за международный мир, убежден, что кризис в Украине приведет к сильной интеграции прежде всего в сфере энергетики: “Возможно, это не приведет сразу к единой энергетической политике, но в любом случае – к массовой инвестиции в меньшую зависимость от России”.

Вследствие украинского кризиса эксперт ожидает долгосрочных изменений не только в энергетической политике Евросоюза. По его мнению, конфликт с Россией также четко показал, что европейская политика соседства “полностью разладилась”. Иллюзии европейцев, что можно развивать сотрудничество с Восточной Европой без русского сопротивления, развеялись, констатирует специалист.

В будущем Брюссель должен воспринимать свою политику соседства не как “технический проект”, а как геополитическую инициативу, считает эксперт. Вследствие кризиса в Украине Европа будет вынуждена в значительно большей степени иметь дело с классической политикой силы, прогнозирует он: “Россияне нам показали, что политика власти, силы, военные угрозы, запугивание и все эти вещи будут политическими инструментами”.

Новый раскол Европы

“В состоянии кризиса можно увидеть, что это отчасти очень сложно – соединить много разнообразных представлений, геостратегических соображений и исторических опытов внутри Евросоюза”, – говорит Янис Еманоулидис, директор Центра европейской политики в Брюсселе. Сейчас Европа демонстрирует единодушие своей позиции, но чем дольше будет продолжаться конфликт, тем труднее будет сохранять эту сплоченность, предостерегает специалист.

Он обращает внимание на разнообразное восприятие угрозы со стороны России внутри Евросоюза. Если страны Балтии, Скандинавии и Польша изрядно обеспокоены своей безопасностью и совершенно очевидно испытывают страх перед Россией, то Германия, Франция и Нидерланды значительно более расслаблены, не говоря уже о средиземноморских государствах.

В связи с этим Ян Техау говорит о новом расколе Европы после войны 2003 года в Ираке, в частности прежде всего между Востоком и Югом континента. По его мнению, речь идет не только об угрозах, но и о крепких финансовых интересах: “В рамках политики соседства Евросоюз около двух третей финансовой помощи выделяет странам Южной Европы, а треть – странам Восточной. Средиземноморские соседи – Испания, Италия и Греция – не хотят, чтобы деньги из их региона направлялись на Восток”.

Для Германии это большой груз. Из-за тесных экономических и политических связей с Россией Берлину сейчас очень сложно демонстрировать то, что федеральный президент и федеральное правительство Германии отмечали еще в начале года, – внешнеполитическую свободу.

Противоречивые сигналы

“Германия должна управлять, излучать спокойствие, обеспечивать безопасность восточных партнеров. Это трудно для немцев, которые имеют небольшую “слабость к России” и за действиями которых поэтому следят”, – говорит Ян Техау. Берлин маневрирует, посылает различные сигналы и создает таким образом не такую ​​картину, как во время кризиса в еврозоне, когда он демонстрировал последовательную позицию, – так это видят многие страны-партнеры Германии.

“Канцлер выглядит еще относительно сильной, но находится в очень скептическом немецком окружении, которое хочет любой ценой избежать конфликта с Россией. А это не ладится с европейскими и немецкими политическими обязательствами”, – комментирует Ян Техау. По его мнению, из-за тесных экономико-политических связей с Россией Германия в конце-концов не только может превратиться в экономического “лузера” в украинском кризисе, но и частично потерять свое политическое влияние в Европейском Союзе.

Андреас Нолль, Анита Грабская

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Весь рынок:Мир
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua
Опросы