Свернув с грузинского пути: какой закон об оккупированных территориях окажется в Раде в понедельник?


Свернув с грузинского пути: какой закон об оккупированных территориях окажется в Раде в понедельник?

Хотя мнения экспертной среды о необходимости принимать закон об оккупации Крыма разделились (в СМИ то и дело звучат комментарии о том, что с этим законом спешить не надо), остановить его принятие вряд ли кто-то в силах. В пользу такого документа публично высказываются Минюст, МИД и лидеры парламентского большинства. Межфракционная рабочая группа уже выдала “на-гора” компромиссный законопроект, пообещав вновь доработать его к понедельнику. Так что на следующей пленарной неделе закон об оккупации Крыма, скорее всего, станет реальностью.

Похоже, что это документ позже еще придется изменять. И до принятия, и после, — когда власть осознает некоторые проблемы, создаваемые законом.

Но главную угрозу, похоже, удалось предотвратить. В средине марта была опасность, что закон сведется к банальной мести России и крымчанам. Тогда депутаты Сергей Соболев и Олег Ляшко зарегистрировали в ВР два проекта, оказавшихся почти дословным переводом грузинского закона “об оккупированных территориях”.

При этом Соболев хотя бы переводил актуальный закон, немного подправив его под украинскую специфику, а Ляшко умудрился найти в интернете старую версию от 2008 года, которую сами грузины позже признали слишком жесткой и нечеткой в формулировках, в связи с чем дважды вносили в нее изменения.

Возможно, на волне ура-патриотизма жесткие санкции в отношении Крыма и крымчан выглядят логично, но в долгой перспективе такая игра лишь навредит Украине. Ведь если мы хотим когда-либо вернуть Крым в состав Украины не только де-юре, но и де-факто, Рада обязана искать баланс. Помимо запретов и мер воздействия, связанных с оккупацией Крыма, должны быть созданы условия для интеграции крымчан с материковой Украиной.

А для этого надо изучить ошибки других стран, пострадавших от пророссийского сепаратизма — прежде всего, Грузии и Молдовы.

И уж точно нельзя вслепую копировать опыт Грузии, где у истоков проблемы лежит этнический конфликт, где война с Россией была настоящей, где пропасть между основной частью страны и населением оккупированных территорий несравненно глубже, чем между Крымом и материковой Украиной.

Для чего нужен закон об оккупации?

Стоит отметить, что такой закон есть далеко не во всех странах, столкнувшихся с внешней агрессией и сепаратизмом. По сути, грузинский закон об оккупации является уникальным в своем роде, он разрабатывался с нуля, а не на базе практики какого-либо другого государства.

В Молдавии, которая еще в начале 90-х потеряла контроль над Приднестровьем, такого закона нет. Лишь в 2005 году Кишинев принял базовый закон “Об особом правовом статусе населенных пунктов левобережья Днестра”, но он ни коим образом не похож на грузинский — в нем не идет речь о санкциях в адрес граждан или бизнеса. Такого закона нет даже в Азербайджане (в отношении Нагорного Карабаха, оккупированного Арменией). Власти Баку в прошлом году активно обговаривали возможность принятия аналога грузинского закона, но инициатива сошла на нет.

Тем не менее, в Украине такой закон просто необходимо принять. Причем — не затягивая. Причин тут несколько.

В отличие от Азербайджана, где после войны за Нагорный Карабах граница с оккупированными территориями наглухо закрыта, дороги между Крымом и материковой Украиной действуют и будут действовать.

В то же время для Украины крайне важно контролировать пассажиро- и грузопоток. Ведь на Перекопе и Чонгаре де-факто проходит наша граница с экономическим пространством России. А значит, там — и от этого никуда не денешься — нужно проводить паспортный и таможенный контроль.

Но при этом де-юре Крым остается украинским. А между двумя субъектами украинского государства (АР Крым и Херсонской/Запорожской областями) пограничную инфраструктуру строить нельзя. Без закона, определяющего особый статус Крыма из этой коллизии не выйти.

Еще один мотив в пользу закона об оккупированных территориях — вопросы собственности и ведения экономической деятельности. Здесь целый список аргументов. Речь идет как о поставках в Крым ресурсов (воды, электроэнергии, газа), так и о вопросах, связанных с реестрами собственности.

Очевидно, в ближайшее время начнется массовое изменение прав собственности на объекты недвижимости в Крыму. Да что там — оно уже началось и будет лишь нарастать. И хотя Украина гарантированно не признает все изменения, юридически зафиксировать этот факт нужно уже сейчас, не откладывая.

Потом будет сложнее.

Если не урегулировать этот вопрос сегодня, в будущем ретроспективный пересмотр сделок с недвижимостью будет не просто сложен, но и юридически сомнителен, ведь закон не имеет обратной силы.

К слову, Грузия уже столкнулась с последствиями такой недоработки — попытка Тбилиси отменить все сделки с недвижимостью за прошлые годы, совершенные на оккупированных территориях, вызвала возмущение Венецианской комиссии.

Ну и, наконец, закон об оккупированных территориях должен дать хоть какие-то социальные и культурные гарантии тем крымчанам, которые продолжают считать себя украинцами.

Какие ошибки нас ждут?

Надо отметить, что законопроект, подготовленный ко второму чтению, довольно неплох. Власть исправила свою ошибку и отказалась от слепого копирования грузинского документа, существенно переработав и расширив его.

Из грузинского закона в украинский перекочевали большинство экономических норм. Любая экономическая деятельность в Крыму, требующая лицензирования и проводимая без него, признается незаконной. Сделки с недвижимостью, по мнению Киева, признаются недействительными.

Но обойтись без проблем авторам проекта не удалось. В том числе — в вопросах пограничного контроля.

“По сути, мы вводим блокаду Крыма”, — пояснил один из собеседников Delo.UA, знакомый с процессом подготовки закона.

Документ подтверждает — на границе Крыма с материком будет создана настоящая госграница с гораздо более жестким режимом пропуска. Въезд в Крым будет ограничен.

Граждане Украины смогут попасть туда только в случае, если в их паспорте будет крымская прописка. Остальные украинцы, а также иностранцы смогут проехать через Чонгар и Перекопск только при наличии некоего спецразрешения. Порядок получения этой бумаги в законе не описан.

Одним из побочных эффектов от действия таких норм закона окажется информационная блокада Крыма. Ведь украинцы, посещающие родственников и знакомых полуострове — это мощное средство массовой информации!

Нельзя разрывать нити взаимоотношений между материковыми и крымскими украинцами. Это — логика информационной войны, о ведении которой Киев забывает. Ведь очевидно: чем больше у крымчан будет контактов на “большой земле”, тем больше у них будет источников информации, альтернативной Дмитрию Киселеву.

“Заперев” крымчан на полуострове без контактов с внешним миром, Верховная Рада оборвет эту нить.

Въезд с территории Крыма в Украину для иностранцев и вовсе будет закрыт — кроме тех, кто въехал на территорию полуострова со спецразрешеним. Всех остальных будут возвращать обратно в Крым со штампом в паспорте о запрете на въезд в Украину на срок в несколько лет. Так что крымчанам, отказавшимся от украинского паспорта, въезд на “большую землю” будет заказан.

Вот только “за компанию” власть забыла о крымских подростках, которые уже не смогут получить украинский паспорт по достижению совершеннолетия. В Крыму его выдавать негде. А на материк без документа, подтверждающего гражданство, не пустят.

К слову, хотя в законе об оккупированных территориях об этом не говорится, источники Delo.UA в МИД утверждают, что в среднесрочной перспективе Украина и Россия неизбежно перейдут к режиму пересечения границы по загранпаспортам.

После этого в патовой ситуации окажутся также взрослые — те, у кого закончился срок действия загранпаспорта и те, кто не получал его либо потерял документ.

О том, как поддерживать украинцев в Крыму, власть пока не очень задумывается. Руководитель первого территориального департамента МИДа (курирует взаимоотношения с РФ) Николай Дорошенко заверил Delo.UA, что Киев даже не прорабатывает возможность открытия консульства где-то поближе к Керченской переправе. Таким образом, ближайшим местом, где крымский украинец сможет возобновить документы, остается генконсульство в Ростове, куда ехать почти сутки. Ну или посольство в Москве, куда можно долететь быстро, но дорого.

Будем говорить честно: это вряд ли увеличит желание крымских украинцев держаться за украинский паспорт.

Сергей Сидоренко

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Весь рынок:Казна и Политика
Все, что мы знаем про:Верховная Рада
Сервис подбора кредитов
  • Отправьте заявку
  • Узнайте решение банка
  • Подтвердите заявку и получите деньги
грн
Заказать кредит онлайн
В Контексте Finance.ua