Как банки и гривна реагируют на конфликт


Как банки и гривна реагируют на конфликт

В понедельник, 27 января, на межбанковском валютном рынке был обозначен новый горизонт валютного курса. В пятницу, 24 января, курс на межбанке достигал 8,5 грн/$. В понедельник, 27 января, курс на межбанке доходил уже до 8,6 грн/$. Некоторые банки были готовы покупать валюту на межбанке по курсу дороже 8,6 грн/$, а на рынке царило оживление. 28-30 января финансисты ожидают выхода НБУ на межбанк с новыми интервенциями. По прогнозам, их объем может достигнуть $1 млрд.

В беседе с Forbes финансисты отмечают, что речь может также идти о понижении курса гривны в пределах 8,4 грн/$. Вместе с тем в понедельник официальный курс НБУ составлял 7,99 грн/$.

Forbes узнал у банкиров и экономистов, как финансовая система реагирует на политический кризис, и с чем связаны их основные ожидания на валютном рынке.

Василий Горбаль, член совета Национального банка Украины

Основной фактор, который сегодня влияет на банковскую систему, это ситуация в политике. Банковская система показала свою устойчивость в первые дни политического кризиса, когда происходил ажиотаж вокруг банков. В начале декабря была краткосрочная тенденция по снятию вкладов, но она успокоилась за несколько дней.

Сейчас мы наблюдаем скачки доллара. Изменение курса отчасти я связываю с событиями на улице. Обострение ситуации произошло 19 января. Некоторых людей охватила паника. Захват административных зданий, события на улице влияют и на население, и на бизнес. Тенденцией последней недели стал рост курса. Вместе с тем мы видим, что банковская система работает нормально, мораторий на досрочное снятие вкладов не введен. Пока что оснований для применения каких-то мер по стабилизации банковской системы нет.

Жесткие меры по стабилизации финансовой системы, в виде моратория на снятие вкладов, имеет смысл вводить при сохранении тенденции по снятию вкладов в течение месяца. Вместе с тем Украина не проходила никогда такого политического кризиса, как сейчас. Политики должны показать людям, которые находятся по обе стороны баррикад, в какую сторону движется страна. Я думаю, что вопрос сегодня уже не в компетенции НБУ. Любыми действиями НБУ может только усилить ажиотаж со стороны населения и бизнеса. Введение моратория и прочие меры будут лишь косвенно проистекать из существующего кризиса. Какими бы гениальными ни были менеджеры в НБУ, они ничего не смогут сделать в сложившейся ситуации. Вариант ее разрешения находится в Верховной раде.

Александр Жолудь, аналитик МЦПИ

Весь период с окончания рождественских праздников шел рост курса. Сначала – за счет импортеров. Завершаются рождественские распродажи, в том числе импортной техники, плюс в январе проходит очередная закупка. Большинство закупок проходят по 100%-ной предоплате. Это приводит к тому, что с розницы в конце прошлого года импортеры деньги получили. Для закупки следующей партии они обменивают полученную гривну на валюту, формируя спрос.

Также мы видим спрос, похоже, со стороны и других экономических агентов. Они рассматривают валюту как альтернативный способ сохранения активов. Хотя официальный курс НБУ остается неизменным – 7,99 грн/$.

Такой разрыв вредит экономике. 50% валюты, приходящей в страну, подлежит обязательной продаже по официальному курсу. Те, через кого заходит валюта в страну, перестают показывать валютную выручку. Ведь при этом они просто терпят убытки из-за продажи ниже рыночного курса. Для экспортно-импортных операций такой разрыв в курсе является ошибкой правительства.

Удержание такого курса было бы выгодно, если бы у нас были гарантии, что, допустим, при сохранении официального курса проводятся неограниченные интервенции. Так, банк Швейцарии проводит неограниченные интервенции для удержания курса франк/евро на уровне 1,2. У нас такого механизма нет, а высокие ставки по гривне не способствуют выходу страны из рецессии.

На межбанк выходят государственные банки. На прошлой неделе это был Ощадбанк – он выходил с деньгами НБУ. Это повторение стратегии прошлого года, когда формально на рынок выходили госбанки, но с деньгами, полученными от НБУ. Это – общая проблема замены конечной цели красивым жестом. Формально процесс происходит не через НБУ, а через госбанки. Дополнительно это дает возможность заработать госбанкам, а прибыль госбанков идет в бюджет.
В 2004 году, во времена предыдущего политического противостояния – намного более мягкого – за месяц на поддержание банковской системы ушло порядка $2 млрд. Но тогда экономика страны была намного меньше.

Павел Крапивин, первый заместитель председателя правления банка «Контракт»

Банковская система сохраняет стабильность – благодаря, в том числе, отсутствию паники среди вкладчиков и частных лиц, покупателей валюты. Да, повышение спроса на валюту есть, но оно не критичное, и не носит характера массового забега. Вкладчики также нормально реагируют на ситуацию. В отличие от 2004 года, когда люди массово изымали депозиты и скупали валюту, мы имеем диаметрально противоположную картинку. Небольшой отток в январе был связан с вкладами, которые размещались на короткий срок, на новогодние праздники – три недели, месяц. Это изначально – быстрые деньги, краткосрочная ликвидность, и банки особенно не рассчитывали, что эти средства останутся в банковской системе.

Предполагаю, НБУ дал сигнал, что будет продолжать поддерживать рынок, и обозначил новый ценовой уровень в рамках 8,4-8,45 грн/$. Я ожидаю, что курс выровняется в этом диапазоне за 3-4 дня. Это успокоит наличный рынок, и будет успокоительным сигналом для вкладчиков.

Андрей Онистрат, глава наблюдательного совета банка «Национальный кредит»

Со стороны населения в пятницу, 25 января, был очень крепкий спрос на валюту. Пока что никакой истерики нет, пара евро-доллар колебалась на протяжении последних месяцев в пределах 10%, поэтому 3%-ное изменение стоимости гривны – это несущественное изменение. Оно спровоцировано тем, что в ситуации острого политического кризиса каждый думает: «Своя рубашка ближе к телу». По моим оценкам, 25% спроса на валюту формируют импортеры, остальной спрос идет со стороны населения.

В понедельник, 27 января, на межбанке спрос на валюту удовлетворяли примерно на 50%. Утром некоторые банки были готовы покупать валюту по 8,75 грн/$, но Ощадбанк продавал по 8,4 грн/$. Для стабилизации ситуации, по моим оценкам, 28-30 января НБУ должен будет продать банкам от $500 млн до $1 млрд.

Тамаш Хак-Ковач, председатель правления ОТП Банка

Основные ожидания связаны с тем, что будет происходить сегодня, 28 января. В такой ситуации спрос на валюту очень высокий. Люди нервозные, но до паники еще далеко. Курс на межбанке уже достигал 8,7 грн/$. НБУ вышел на рынок с интервенцией. Также мы видим высокую ликвидность гривны – 24 января в гривне ставки были ниже, чем в долларах. Например, овернайт в гривне стоил 1-2%, на неделю – 2-3%.

Я думаю, что курс в пределах 8,5-8,6 грн/$ является плановой девальвацией гривны со стороны НБУ. Отчасти это естественный процесс, который подогревается ситуацией в политике. Население уже купило валюты больше, чем обычно. По моим оценкам, речь идет примерно об удвоении спроса – то, что мы наблюдали 24 января. Если курс повысится выше отметки в 8,6 грн/$, НБУ выйдет на межбанк с интервенциями.

Маргарита Ормоцадзе

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
В Контексте Finance.ua
Опросы