Как банки переживают политический кризис


Как банки переживают политический кризис

Состояние банковской системы во время революции является одним из самых болезненных вопросов – для всех сторон. Среди сценариев развития событий звучало введение моратория на снятие вкладов из-за возможного ажиотажа среди населения.

Риск был озвучен, в том числе, экс-членами правления НБУ и действующим членом Совета Национального банка. «Влияет ли сегодня революция на события вокруг банков? Да, мы помним, что мораторий вводился краткосрочно во время Оранжевой революции. Также мы помним, что мораторий был введен на шесть месяцев в 2008 году – без каких либо революций. По моему мнению, это вообще служит самым крайним инструментом, и никаких сигналов к его применению пока что нет», – говорит глава правления Райффайзен Банка Аваль Владимир Лавренчук.

Так, в 2004 году мораторий был введен сроком на два месяца – из-за паники в Восточных регионах страны, которая вызвала 5%-ный отток вкладов из системы. В 2008 году, во время кризиса, отток средств из банковской системы только за октябрь составил 10%. Одной из мер влияния стало полугодовое ограничение на досрочное расторжение депозитов.

Реакция клиентов

Что происходило на прошлой неделе? «В начале революции была попытка снятия гривны населением, но снятая гривна тут же конвертировалась в доллары, и в итоге вращалась в банках», – сообщил директор по корпоративному бизнесу ПАО «Проминвестбанк» Владислав Кравец. Почему?

Forbes опросил клиентов украинских банков, сталкивались ли они с просьбами подождать выдачи средств, лимитами по суммам, валютным или другим операциям. Прежде всего, с конца ноября у клиентов ряда банков возникли проблемы с приобретением валюты.

В отделениях аргументировали такие лимиты двумя причинами. В одних банках объясняли, что не могут продать валюты больше, чем купили. В других речь шла о внутренних директивах по запрету на продажу валюты. Опрошенные Forbes люди, столкнувшиеся с проблемой по покупке валюты, называли такие банки, как ОТП, Укрсоцбанк, «Финансы и кредит», Ощадбанк, ПриватБанк.

При этом банки соглашались конвертировать снятые гривневые вклады в валютные. Опасаясь девальвации, население увидело в этом выход. «Люди активно переходили в валютные депозиты – по моим оценкам, речь идет о переходах в размере $100 млн в день. Система на это реагирует не очень хорошо – ликвидности на межбанке нет, ставки по овернайту выросли, а 9 декабря они были на уровне 35-40% годовых», – перечисляет председатель наблюдательного совета банка «Национальный кредит» Андрей Онистрат.

Также были случаи с задержкой выдачи средств. Например, на прошлой неделе с такой ситуацией столкнулся один из клиентов ПриватБанка, желавший снять депозит в размере нескольких тысяч долларов. Его попросили подождать, так как в банк должны были доставить соответствующую сумму. Ожидание затянулось на неделю. В самом ПриватБанке Forbes заверили: это была ситуация на уровне отделения. Отметим, что по результатам опроса Forbes речь идет об единичных примерах.

Банкиры объясняют, что сразу после саммита в Вильнюсе НБУ рекомендовал им притормозить возможный отток вкладов и спекуляции с валютой. В Совете НБУ на вопросы Forbes об ограничениях по валютным операциям или другим операциям объяснили, что к подобным возможным решениям они отношения не имеют. Глава НБУ Игорь Соркин в своем обращении от 2 декабря заявил, что НБУ не вводил никаких лимитов на снятие валюты или на другие банковские операции.

Однако три опрошенных нами банкира говорят о проблемах с гривневой ликвидностью, которые длились до 10 декабря – тогда НБУ выдал рефинансирование в размере 2 млрд гривен одному из государственных банков. Собеседники Forbes, пожелавшие остаться неназванными, объясняют это необходимостью выплачивать зарплаты бюджетникам.

Рычаги влияния

Экономисты не берутся прогнозировать, как может развиваться ситуация вокруг системы в ближайшие дни. «На первый взгляд, банки, которые пережили кризис 2008 года, нашли способ, как приспосабливаться к достаточно жестким ситуациям», – считает руководитель Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский.

По мнению Бураковского, доходы населения растут только номинально, и одно это может стать причиной вывода части депозитов – и без политического кризиса. Владислав Кравец также обращает внимание на корпоративный сегмент, состояние и реакция которого будет зависеть от стабильности в экономике. «Влияние на банковскую систему зависит от того, насколько будет выдерживаться внутренний и корпоративный портфель банков, и каким будет качество этих портфелей. От текущей ситуации никакого влияния на эти портфели нет», – уверяет Владислав Кравец.

Экспортное лобби, которое может выиграть от изменения курса и событий в банковском секторе, не первый год находится в не самой выигрышной позиции. Согласно с данными НБУ, в октябре экспорт товаров составил $5,7 млрд, что на 10,6% ниже показателя октября 2012-го. «Сильная девальвация выгодна экспортерам, но ситуация с ними достаточно непростая. Правительство проводит внешние валютные заимствования и моментально выпускает на рынок валюту, чтобы стабилизировать платежный баланс», – констатирует Бураковский. Так, по данным НБУ, в октябре 2013 года дефицит сведенного платежного баланса составил $0,5 млрд.

Лидеры оппозиции не активны в призывах к изъятию средств из системы – в отличие от периода Оранжевой революции, когда протестующим предлагали забирать средства из банков олигархов. Так, на прошлой неделе на демонстрациях звучали лозунги заблокировать работу госбанков, но эти инициативы были прерваны аргументами финансистов. «В своих объяснениях мы сравнили подобные призывы с идеей заблокировать работу «Киевводоканала». Нас услышали», – рассказывает Онистрат.

Маргарита Ормоцадзе

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Рейтинг популярности материала «Как банки переживают политический кризис» на Finance.ua - 2.0
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua