0 800 307 555
0 800 307 555

Демократия означает долги


Демократия означает долги

Почти половина наcеления мира сейчас живет при демократическом строе. И количество демократических стран постоянно растет, начиная со Второй мировой войны.

Уже и не вспомнишь, что большинство стран преимущественно за свою историю не были демократическими. "Демократия" считалась грязным словом среди политических философов.

Одной из причин было то, что демократическое правление ведет к руине. Платон предупреждал, что демократические лидеры "обворуют богатых, возьмут себе столько, сколько могут, а остальное распределят между народом".

Один из прародителей Америки Джеймс Мэдисон боялся, что демократия приведет к "страсти к бумажным деньгам, отказу от долгов, равному распределению собственности и другим неправильным и плохим вещам".

Подобно ему, второй президент США Джон Адамс беспокоился, что правление масс приведет к большим налогам для богатых во имя равенства.

Как следствие, "ленивые, порочные, неумеренные люди будут опускаться к самым экстравагантным распутствам, будут продавать и тратить свою долю, а потом требовать нового распределения".

Демократия имеет свои недостатки, но альтернативные системы оказались еще менее совершенными с финансовой точки зрения.

Диктаторы до сих пор испытывают необходимость покупать взятками своих граждан. Например, через субсидирование цен на топливо. Чтобы обеспечить их молчание и одновременно заставить их тратить большие суммы на содержание полиции и военных для укрепления власти.

Абсолютные монархии Франции и Испании в 17 и 18 годах пережили финансовые кризисы и получили вызов от Британии и Нидерландов, которые, хотя и не были демократиями, сумели распространить свою власть.

В том числе из-за финансовых проблем развалился Советский Союз.

Учитывая, что большинство демократического мира сейчас находится в объятиях долгового кризиса, хочется спросить, осуществились ли опасения Мэдисона и Адамса.

Учитывая рост неравенства в Америке и Британии за последние 30 лет, трудно утверждать, что демократия продолжает приводить к конфискации частного богатства.

Наоборот - американским политикам надо или быть богатыми, или им нужна поддержка богатых.

Но проблема серьезнее. Современные правительства уделяют гораздо большее внимание экономике, чем древние греки могли себе представить. Это делает политических лидеров большими покровителями, в том что касается деловых контрактов, социальных льгот, работ и освобождения от налогов.

Как отметил политолог Манкур Олсон, такие вещи высоко ценятся людьми, поэтому плата среднестатистического избирателя за свои привилегии будет незначительной.

Поэтому бенефицианты будут делать все, чтобы лоббировать сохранение своих привилегий, а у налогоплательщиков не возникнет причин вести кампании против них.

Через какое-то время экономика пойдет ко дну из-за таких раскладов. В этом плане показательна Греция.

Единственным решением для отбора финансовой политики с рук избранных лидеров, является переложение ответственности за денежную политику на независимые центральные банки.

В определенной степени так и случалось. Грецией недолго руководил Лукас Пападемос, бывший неизбранный банкир Центрального банка. А Италией до сих пор руководит бывший комиссар Евросоюза Марио Монти.

Как видно, эти технократы более способны принимать непопулярные решения.

Другой подход, который случайно понравился Америке, - это передать принятие решений к двухпартийной комиссии. Это может стать лучшим ответом "финансовой скале", что виднеется впереди в 2013 году.

Поскольку решение такой комиссии, а также технократов из Греции и Италии, до сих пор зависит от голосования в парламенте, от демократии полностью не отказались.

Долгое время, казалось, не было никакого ограничения суммы, которую могут занимать демократические страны.

Кредиторы более лояльно относились к демократическим правительствам, чем к другим режимам, видимо из-за почти исключения риска резкого изменения политики, как например, произошло с отказом России выплачивать царские долги в 1917 году.

Но это лишь отложило во времени кризис, а не устранило его возможность, и позволило стабильным демократиям наращивать все больший долг, относительно ВВП, который бы никогда не могли себе позволить более неустойчивые страны.

Мэдисон посчитал, что государства могут конфисковать состояния внутренних кредиторов из-за инфляции, налогов или дефолта.

Но, как бы часто они не голосовали, сама только демократия не заставит заемщиков продлить кредит.

Эту горькую правду медленно начинают осознавать.

The Economist

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Опросы
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua