Путин 3.0


Путин 3.0

Под звуки гимна и гул акций протеста Владимир Путин в третий раз вошел в президентскую реку. Если не случится непредвиденное, политическое будущее России на ближайшие 6 (а то и все 12) лет определено. Но каким именно оно может быть, пока сам Путин обещает России благоденствие и процветание?

Движение вперед?

С момента выборов президента РФ миновало более двух месяцев, и 7 мая Владимир Путин принес-таки присягу главы государства. О том, что уже третье по счету президентство Владимира Владимировича восхищает далеко не всех россиян, свидетельствовала череда акций протеста, прошедших 6 мая в ряде крупных городов России и по-прежнему не отпускающая Москву. Числом участников (официальные данные МВД говорят лишь о 8 тысячах присутствующих, подсчеты самих протестующих и прессы разнятся в зависимости от "стадии" многочасовых волнений и дают разброс от 20 до 60 тысяч недовольных) воскресный "Марш миллионов" не слишком выделялся на фоне зимних митингов и шествий, однако усилия, направленные на его подавление, близки к беспрецедентным. Жесткое огораживание территорий, открытых для протестантов, и боевой настрой, как ОМОНа, так и части участников (среди которых встречались и провокаторы) – "принесли" несколько десятков раненых, несколько сотен арестованных (только по официальным данным были задержаны более 400 людей, 7 мая – около 120) и несколько уголовных дел, открытых против организаторов и участников вполне санкционированного, но более массового, чем это ожидалось, марша. В последующие дни протестные "гуляния" с задержаниями продолжились. Однако на инаугурационных торжествах это не отразилось: к Кремлю будущий президент подъезжал по заботливо-пустым улицам, а в торжественных речах упоминаниям о чужом недовольстве не нашлось места.

Как и в 2000 году роль одного из главных инаугурационных мотивов сыграла "тихая-мирная" преемственность власти. Рокировка "тандема", вызывающая непонимание и неприятие у немалого числа людей, российский правящий лагерь не смущает. "Последовательность государственного курса – это необходимое условие для движения России вперёд. Очень важно, чтобы масштабные преобразования, которые мы проводили в предыдущие годы в экономической, социальной и политической сферах, получили дальнейшее развитие", - слагал с себя полномочия Дмитрий Медведев. "Сегодня у нас есть всё для движения вперёд, для созидания: дееспособное и развивающееся государство, прочная экономическая и социальная база, активное и ответственное гражданское общество. Я вижу в этом большую заслугу Дмитрия Анатольевича Медведева. Его президентство обеспечило преемственность и устойчивость развития страны, придало дополнительный импульс модернизации всех сторон нашей жизни", - принимал пост после сменщика Владимир Путин. Обещание прошлого года вновь избранный глава государства выполнил безотлагательно: уже 8 мая Дмитрий Анатольевич стал премьер-министром.

Преемственность курса отныне опять официально российский политик номер 1 видит в пресловутом "движении вперед"- к новым свершениям, соответствующим заданному курсу: экономическому, социальному, внешнеполитическому с его торжеством "фирменного" нынче евразийства. "Ближайшие годы будут определяющими для судьбы России на десятилетия вперёд. И мы все должны понимать, что жизнь будущих поколений, историческая перспектива государства и нашей нации зависят сегодня именно от нас, от реальных успехов в создании новой экономики и современных стандартов жизни, от наших усилий по сбережению народа и поддержке российских семей, от нашей настойчивости в обустройстве огромных российских пространств от Балтики до Тихого океана, от нашей способности стать лидерами и центром притяжения всей Евразии", - описывал новый-старый президент задачи в непродолжительной инаугурационной речи. Впрочем, уже в тот же день, 7 мая, Владимир Путин опубликовал пакет указов-"дорожных карт", соответствующих вехам его предвыборной программы, касающихся различных сфер будущей жизни РФ.

Если судить по текстам указов, Владимир Владимирович готов взять на себя (а вернее – возложить на еще не сформированное правительство) громадье амбициозных планов. В экономическом отношении Путин обещает создать (или модернизировать) к 2020-му 25 миллионов рабочих мест, увеличить приток инвестиций, успешно завершить приватизационные процессы в "несырьевой" и необоронной отраслях, существенно повысить позиции РФ в рейтинге по условиям ведения бизнеса – до 20 места к 2018 году при 120-м по итогам 2011 года... В социальном отношении глава российского государства рассчитывает на повышение заработной платы в полтора раза – к тому же 2018-му; готов взяться за обеспечение недорогим жильем, повышать качество образования и медицинского обслуживания; и повторяет тезисы об увеличении рождаемости и повышении средней продолжительности жизни, коя к шестому году президентства (то есть, все тому же 2018-му) должна подняться до 74 лет. Внешнеполитические планы Владимира Путина также соответствуют прогнозам. Во главу угла ставятся "прагматизм, открытость, многовекторность", курс на обеспечение полицентризма мировой политики, сотрудничество со всеми и мечты о развитии Таможенного союза и Единого экономического пространства в, как минимум, Евразийский экономический союз – уже к 2015 году.

Третье царство

Степень реализуемости подобных широкомасштабных планов определить тяжело, как в случае со всеми подобными поствыборными указами более чем смутно-стратегического характера. Тем не менее, их содержание показывает что в пределах третьего и, возможно, четвертого президентства Владимир Путин по-прежнему попытается сделать ставку на достижение стабильности путем "подкупа" социальным благополучием во внутренней политике и выполнением роли альтернативы привычным для Запада центрам влияния – во внешней. Но пока еще сложно определить, насколько успешно ему это удастся.

Удержание ровной обстановки в стране за счет вполне удовлетворенного большинства – задача, выполнение которой себя уже оправдывало. Причем достигать такого результата можно одновременно несколькими путями – и хотя бы частично удовлетворяя социальные запросы среднестатистического гражданина, и выполняя, при необходимости, роль "сильной руки" (в противовес более либеральному имиджу Дмитрия Медведева), и своевременно проводя операции "Враги не пройдут" – будь-то внутриполитическая угроза или проблемные взаимоотношения внешнеполитического толка. "Необходимо, чтобы была снижена социальная напряженность. Путин должен добиться, чтобы богатые перестали столь вызывающее и оскорбляющее большинство трудящихся людей поведение. Мы видим, что богатый класс зачастую является носителем девиантного, криминального типа сознания, люди видят – кто не работает, тот ест. Вот это должно быть прекращено", - готов перевести социально-политические протесты в плоскость "Борьбы с олигархами" лояльный к Кремлю директор Института политических исследований Сергей Марков. Правда, переориентация уже существующего недовольства может потребовать и больших усилий, и других механизмов.

Несмотря на то, что уровень общего доверия к Владимиру Путину, согласно социсследованиям, остается высоким, все же он уже заметно отличается от пиковых показателей. Кроме того, волна масштабных акций протестов показывает, что общественно-политические противоречия далеко уходят за пределы возмущения "поведения богатых" (причем в действительности роль таких "богатых" часто выполняют чиновники). Показательно, что российские верхи признают существование ряда "инкриминируемых" их режиму проблем, начиная с засилья коррупции и сложной ситуации с обеспечением прав человека. Однако, судя по всему, в Кремле могут и не захотеть всерьез реагировать на замечания. Официальная картина мира предполагает, что формирующееся в России гражданское общество вполне успешно взаимодействует с властями. "Считаю одним из важных достижений, очевидных достижений, широкое участие граждан в политической жизни. Принципиально важно, что и сама власть стала более открытой для диалога и для сотрудничества. Государство ведь не может эффективно работать без обратной связи с людьми, без учёта тех инициатив, которые рождаются в обществе", - такой фрагмент прощально-президентской речи Дмитрия Медведева оригинально сочетался с вовсю реализуемыми на улицах Москвы "диалогом и сотрудничеством" граждан с ОМОНом.

При этом прогнозы по поводу того, как именно вернувшийся президент будет строить отношения с "активным и отечественным гражданским обществом", нередко выступающим против него, эксперты не торопятся. "В целом Путин считает, что массовые акции протеста, охватившие Россию зимой, - это пустяк, что это какая-то мелочевка взбунтовалась и пусть себе продолжает бунтовать, если хочет", - считает руководитель аналитического центра "Панорама" Владимир Прибыловский. Другие специалисты предполагают, что подавление протестной активности граждан неизбежно, поскольку она все больше задевает околополитические вопросы, вплоть до поддержания сомнений в легитимности третьего по счету "царствования". "Ожидать можно, конечно же, дальнейшего зажима оппозиции, я думаю, оппозиция и сама это осознает. Системной оппозиции опасаться нечего, она во всех отношениях приятна для Кремля, для Путина, это всего лишь декорация", - убежден генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков.

Во мнениях по поводу того, чего можно ожидать от третьего "сезона" Владимира Путина, политологи расходятся. Одни ожидают неминуемого повторения пройденного, но не спешат предугадывать, обернется ли предполагаемый застой дальнейшим ростом протестно-революционных настроений или избранный в марте президент жестко возьмется за стабилизацию и закручивание "гаек". Другие – не исключают вероятности постепенного смягчения режима. "Путин, который возвращается в Кремль - это не тот Путин, который оставил его четыре года назад. Он ушел на пике экономического роста и оптимизма по поводу улучшения благосостояния. Теперь он будет осторожным, противоречивым. Он понимает, что для развития России и экономики нужны независимые деятели в деловой и общественной жизни, но в то же время он со времен работы в КГБ испытывает потребность держать все под контролем", - допускает председатель правления Центра политических технологий Борис Макаренко. Вполне возможно, что модель ближайших лет правления Владимира Путина прояснится в ближайшем будущем – в том числе, и в первоочередных действиях (все же публикацию установочных указов таковыми считать несколько рано), и в возможной реакции на запросы того самого гражданского общества или в игнорировании их. А то, насколько жестким президентом вернувшийся Владимир Владимирович покажет себя на фоне Дмитрия Медведева немаловажно для Украины. Не только в стратегическом отношении ввиду планов расширять Таможенный союз или продолжать культурную экспансию на русскоязычных просторах, но и в предельно "тактическом" – месяцы переговоров идут, а "газового" компромисса по-прежнему не видать.

Ксения Сокульская

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
В Контексте Finance.ua
Опросы