Отчего взрывают Украину?


Отчего взрывают Украину?

27 апреля 2012 года в Украине могут запомнить надолго. В этот день Днепропетровск накрыла волна подрывов урн, из-за которых пострадали 30 человек. В городе началась паника, а правоохранители быстро взялись за расследование. Версий много: от официальной "Криминал" до многочисленных политических.

Взрывная волна...

В пятницу, 27 апреля, могло показаться, что странные события прошлого года - это своего рода "репетиция". Напомним, в 2011 году на Юго-Востоке Украины периодически происходили не очень мощные взрывы, часть которых квалифицировали как теракт: от сравнительно быстро расследованных происшествий в Макеевке до подрывов самодельных взрывных устройств в Харькове, Запорожье и в том же Днепропетровске, где 16 ноября 2011-го погиб человек. После череды осенних взрывов информационное пространство Украины всколыхнулось: правоохранители объявили о существовании угрозы Донецку, и в городе усилили меры безопасности. Однако беда настигла позже - и опять Днепропетровск.

По свидетельствам очевидцев, 27 апреля первый взрыв в Днепропетровске, где совсем недавно застрелили известного бизнесмена Геннадия Аксельрода, произошел около 11:50 на одной из трамвайных остановок по линии вдоль проспекта Карла Маркса - на углу с улицей Серова. Спустя менее получаса неподалеку прогремел следующий взрыв, а затем практически один за одним активировались еще два взрывных устройства. И хотя в городе ходили слухи о том, что подобных взрывов произошло около десятка, официально подтвержденными остались только эти четыре подрыва в центре (не считая сообщений об обезвреженной позже "закладке"). В каждом случае взрывались урны, расположенные в людных местах, в том числе - около монтажного техникума, из-за чего среди пострадавших заметную часть составили подростки. По предварительному мнению специалистов, устройства были безоболочными и не содержали дополнительных поражающих элементов - что и объясняет сравнительно небольшое число пострадавших. Согласно официальным данным, всего в этот день были ранены 29 человек (позже Минздрав уточнил - 30), из них 27 - госпитализированы, некоторые - в тяжелом состоянии...

Волну взрывов Украина переваривала непросто. Как и можно было ожидать, центр Днепропетровска накрыла волна паники, смягчению которой не способствовало ни временное исчезновение мобильной связи, ни слухи о появившихся на городских улицах БТР-ах внутренних войск. Позже стало известно, что и в эпицентре происходящего, и в ряде других крупных городов милиция перешла на усиленный вариант несения службы. А верхушка "силовиков" экстренно собралась в Днепропетровске: сначала туда вылетел глава МВД Виталий Захарченко, а затем к нему присоединился и глава СБУ Игорь Калинин, и генеральный прокурор Виктор Пшонка. Руководство же государства первым делом выразило соболезнования в "удаленном режиме". Находящийся в Крыму с рабочей поездкой президент визит в пострадавший город наметил на следующий день, 28 апреля. Однако почти сразу глава государства назвал ЧП "очередным вызовом для страны и сообщил, что "мы подумаем, как ответить достойно". "Думаю, что разберемся. Жаль, что так произошло", - проконстатировал Виктор Янукович.

В течение одного дня днепропетровские события были квалифицированы как теракт (ответственность за который еще никто на себя не взял) и переданы Генпрокуратурой "под руку" СБУ. Со своей стороны, в Службе безопасности Украины рассказали, что там рассматривают 6 версий произошедшего, при этом - примеряются и к сходству апрельской серии подрывов с взрывом в урне в ноябре. А вот политическую составляющую в событиях правоохранительные органы пока не ищут. "Не вижу никакой политики в этом. Это все носит криминальный характер. А то, что дело возбуждено по статье "террористический акт" - иначе и быть не может, потому что это действия, направленные на то, чтобы не только принести вред жизни, здоровью, но и на то, чтобы запугать людей", - заявил в эфире телеканала "Интер" руководитель главного следственного управления МВД Василий Фаринник вечером 27 апреля. "Я просил бы политиков немножко поумерить пыл, не нагонять страсти, потому что народ и так ощутил беду. И пользоваться этим состоянием людей, в такой ситуации, не стоит", - озвучил схожую позицию первый заместитель главы СБУ Владимир Рокитский. Однако полностью отвлечься от политики в сложившейся ситуации очень сложно: тому мало способствуют и обстоятельства произошедшего, и тем более - последующие события в Киеве.

… С политическим оттенком?

Вполне предсказуемо события 27 апреля предоставили широкую площадку для упражнений в конспирологических теориях. Криминальная версия, судя по всему, большой популярностью в информационной среде не пользовалась, зато остальные ширились во всех доступных направлениях. Виновниками происходящего при желании можно было счесть абстрактных "врагов" (или более "конкретных" врагов проведения в Украине "Евро-2012"); спецслужбы других государств, включая соседние; а также "дестабилизаторов" всех возможных политических мастей: от представителей власти (ну, или уже отечественных спецслужб) до их рьяных оппонентов.

Сложность ситуации и широту возможных трактовок происходящего трудно недооценить. Такие взрывы - взрывы в людных местах крупного города, взрывы за месяц с небольшим до старта футбольного первенства Европы, взрывы в день, когда скандал с вероятным избиением Юлии Тимошенко в колонии обрел обнародованные фотоподтверждения, взрывы за полгода до парламентских выборов - тяжело поддаются аполитичному восприятию. Призывы ряда экспертов к максимальной сдержанности звучат логично. "Власти нужно сегодня не обвинять и подозревать оппозицию, а оппозиции не нужно сейчас говорить о том, что за этим стоит попытка власти сыграть какие-то чрезвычайные и другие сценарии. Потому что любое использование в политических целях приводит к дальнейшей дестабилизации не политики, вообще социальной, политической, экономической, психологической ситуации в Украине", - отмечает политолог Вадим Карасев. Но придерживаться такого курса будет непросто всем.

Несмотря на торжество "криминальных" версий у правоохранителей, в правящем лагере не спешат полностью игнорировать политическую компоненту. "Я хочу ответить, что (события в Днепропетровске, - "Подробности") выгодно тем силам, которые заинтересованы в дестабилизации ситуации в стране, которые действуют по принципу "чем хуже, тем лучше", чем хуже простым людям от этой ситуации, там больше можно обвинять действующую власть и получать на этом какие-то дивиденды", - написал в пятницу на своей Facebook странице Николай Азаров. А события этого дня в парламенте показали, что попытки дестабилизации со стороны оппозиционеров власти будут пресекать без особых затей.

Как известно, практически с того момента, когда с парламентской трибуны было озвучено заявление экс-премьер министра о ее избиении, сторонники Юлии Тимошенко продолжали успешно удерживать блокаду трибуны. Еще утром 27 апреля велись разговоры о том, что представители большинства могут решиться на прорыв 28 апреля, которое должно было стать внеочередным рабочим днем. Однако как только стало известно о взрывах в Днепропетровске, парламентарии-"большевики" почти тут же решили принять посильное участие в происходящем и провести экстренное внеочередное заседание. В оппозиции это намерение высоко не оценили. Однако к мнению "меньшевиков" никто не прислушался: подписи для встречи не по графику нашлись, заседание вице-спикер Адам Мартынюк открыл не с заблокированной трибуны, а из зала. Доступных после массированного отъезда высокопоставленных "силовиков" представителей руководства правоохранительных органов ВРУ заслушала, а после этого худшие опасения оппозиционеров воплотились в жизнь. Хотя повод собраться депутатам дало трагическое происшествие, народные избранники решили не останавливаться на достигнутом и еще поработать. После чего "большевики" проголосовали ряд, вероятно, самых насущных пунктов повестки дня, а главное - поменяли-таки омбудсмена. В условиях бесполезной, как оказалось, блокады Валерия Лутковская зачитывала текст присяги в микрофон, стоя практически у самого входа в сессионный зал. И 264 "за" увольнение Нины Карпачевой в этот день тоже отыскались.

Того, что долгожданное назначение нового уполномоченного по правам человека произойдет при первой же возможности, следовало ожидать - ведь последние действия Нины Карпачевой, взявшейся отстаивать версию об избиении бывшей главы правительства, вряд ли радовали правящий лагерь. И все же внеочередное заседание 27 апреля производило неоднозначное впечатление. "Все, что мы сейчас увидели в парламенте, я могу назвать только политическим мародерством. На крови, пролитой в Днепропетровске, на этой трагедии - они ничем не гнушаются - они провели вопросы, которые их больше всего интересовали, а это кредит, кадровые назначения и это присяга омбудсмена. Эти люди уже ни перед чем не остановятся, у них нет границ", - негодовал Арсений Яценюк. Впрочем, оппозицию, да и не ее одну, сейчас беспокоят не только тактические, но и стратегические решения властей.

Какая бы версия событий в Днепропетровске: "криминальная", "антиевровая", "политически-дестабилизирующая" или "политически-предвыборная" ни восторжествовала - любая из них на практике может существенно отразиться на политических реалиях в стране. Посему неудивительно, что выражая сочувствие, западные политики нередко напоминают Украине о необходимости не выходить за строгие рамки правового поля. "Канада полностью осуждает эти трусливые акты насилия и поддерживает усилия, направленные на скорейшее привлечение к ответственности совершивших эти теракты. Тем не менее, расследование этих преступлений должно проводиться справедливо и без политического вмешательства", - заявил министр иностранных дел Канады Джон Берд, призывая официальный Киев не ограничивать "фундаментальные свободы" граждан из соображений безопасности. Подобные опасения нелогичными не кажутся. В связи со взрывами в Днепропетровске в оппозиции беспокоились не только из-за того, что на них могут возложить прямую или косвенную ответственность за них, но и из-за возможности введения в стране чрезвычайного положения. Министр юстиции такую вероятность поспешил отвергнуть. Однако события ноября 2011-го, когда из-за гипотетической угрозы теракта донецкий суд запретил проводить пикет голодающим "чернобыльцам" (напомним, в итоге во время принудительного демонтажа палаточного городка один из протестующих умер), безусловно дают повод задуматься. Особенно после того, как стало известно, что в "послевзрывном" Днепропетровске отменили не только несколько концертов, но и воспрепятствовали публичному голоданию сторонников Юлии Тимошенко - массовые мероприятия там пока запрещены по 2 мая включительно.

Происходящее после взрывов в Днепропетровске показывает, кроме самих трагических событий на ситуации также может значительно сказываться реакция на них. Неожиданная и непривычная череда взрывов, тревога правоохранительных органов по всей стране, объективно необходимое усиление мер безопасности в канун чемпионата Европы - вряд ли украинские реалии полностью избегут сезона "закручивания гаек" с высокими целями. Особенно если не забывать, как остро власть предержащие реагируют даже на зыбкую угрозу (стоит только вспомнить знаменитую речь президента о "Страна вооружается"). И в случае с ударом по Днепропетровску важно не только, как и с каким успехом будут расследоваться эти теракты, но и к каким "побочным эффектам" может привести это расследование.

Ксения Сокульская

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua
Опросы