Новый УПК: домашний арест, но дорогой адвокат


Новый УПК: домашний арест, но дорогой адвокат

В ночь на Страстную пятницу, 13 апреля, Верховная Рада приняла новый Уголовно-процессуальный кодекс. За документ в целом парламентское большинство проголосовало около четырех часов утра (оппозиция в зале отсутствовала).

Требования по гармонизации украинского законодательства с европейским определили темпы, которыми этот закон принимался. Депутаты работали до глубокой ночи, отметая при этом подавляющее большинство внесенных в процессе обсуждения поправок.

Близится эра…

В первом чтении документ был проголосован 13 января этого года. После изучения в проект УПК было внесено почти 4 тысячи поправок, но большая их часть была отклонена. Изначально предполагалось, что документ произведет революцию в системе правосудия. В ходе общественных слушаний по проекту звучала очень правильная мысль: кодекс - это достаточно тонкий механизм, который призван обеспечить баланс интересов государства и общества. Человек, совершивший преступление, должен быть наказан, невиновный - оправдан.

Как только началась работа над документом в ВР, глава фракции Партии регионов Александр Ефремов заявил, что "принятие нового УПК - это новая эра взаимоотношений государства и человека. Я очень надеюсь, что с его принятием и правоохранительная система, и система, которая работает на защиту человека, начнут работать на другом, более гуманном уровне. Люди не будут сидеть годами в СИЗО, не будут привлекаться к ответственности невиновные. В Украине будет работать правосудие по примеру многих европейских стран с высоким уровнем демократии и цивилизованности".

Отредактированный вариант УПК, действительно, внес в украинское законодательство ряд положительных новшеств.

Первая из позитивных новаций, которая, по мнению юристов, отличает новый кодекс от старого, - более взвешенный подход к избранию меры пресечения, а также расширение перечня этих мер. В частности, введение нового вида ограничения передвижений - домашнего ареста. Руководитель Главного управления по вопросам судоустройства Администрации Президента Андрей Портнов считает, что благодаря этому количество задержанных в СИЗО уменьшится на 30-40%. Согласно новой норме, содержаться под стражей будут только лица, совершившие насильственные действия. Остальные будут давать подписку о невыезде, отпускаться под залог или содержаться под домашним арестом, который будет обеспечиваться электронным мониторингом.

Еще одним положительным моментом станет сокращение сроков досудебного и судебного производства от 6 месяцев до года. Подозреваемые больше не будут годами "жить" в СИЗО, ожидая, пока их вина будет доказана или опровергнута.

Не будет более и возвращения дел на дополнительное расследование.

Новый УПК вводит понятие следственного судьи. Основной идеей является установление судебного контроля над соблюдением прав человека во время следственных действий. А именно - в вопросах временного доступа к вещам и документам, ареста имущества, выбора меры пресечения, проведения негласных следственных действий.

Следующая из наиболее приметных новаций - введение суда присяжных для процессов над лицами, совершившими тяжкое преступление. В проекте предполагается, что суд будет вершиться пятью заседателями, два из которых судьи, три - гражданские лица.

Суд присяжных регламентирован Конституцией Украины, однако до сих пор статьи, где об этом идет речь, не применялись. Впрочем, и тот вариант суда присяжных, который предложен новым УПК, народный депутат от НУ-НС Роман Зварыч в комментарии "Главреду" назвал пародией. "Изначально в 1205 году в Англии, где возник суд присяжных, суть его сводилась к тому, что каждый имел право быть судимым равным себе: лорд - лордом, дворянин - дворянином, крестьянин - крестьянином. С учетом того, что мы живем в демократическом государстве, весь смысл суда присяжных заключается в том, чтобы обеспечить право обвиняемого быть судимым равным себе. В конфигурации "2+3", которую сейчас пытаются провести в парламенте, судьи будут "равнее" остальных присяжных, будут оказывать давление, ссылаясь на свой опыт и авторитет", - уверен политик.

По мнению депутата, эффективнее всего эта система проявила себя в США, где суды присяжных, так называемые жюри, состоят из 12 человек, и там любая из сторон может заявить возражение, отвод присяжных. Скажем, если обвиняемый - афроамериканец, а член суда присяжных - явный расист, то защита заявляет о возражении. Только такую систему господин Зварыч считает справедливой.

Соревновательность процесса и равенство всех его участников - защитника, обвинителя, судьи и обвиняемого - также отмечалась экспертами как положительная новация нового УПК. Не секрет, что в нынешней системе правосудия в более выигрышном положении прокурор, а суд в большинстве случаев занимает его сторону.

Однако первый же день обсуждения документа показал, что эта норма получила только декларативный характер и вожделенного равенства сторон с принятием нового Кодекса не предвидится. А что касается прав защиты, то они даже сокращаются по сравнению с нынешними нормами. Скажем, в том же деле Юлии Тимошенко ее дочь или муж, что бы ни говорили нардепы, не смогут выступать защитниками. Более того, даже независимый юрист, к которому обратится обвиняемый, защищать его не сможет. Эти функции теперь переданы только профессиональным адвокатам. Нардеп из фракции "БЮТ-Батькивщина" Юрий Прокопчук выразил опасение, что коллегия адвокатов может превратиться в закрытое акционерное общество, войти в которое можно будет только за большие деньги. Услуги такого адвоката, соответственно, будут стоить очень дорого.

Да и права защитника существенно сужаются. Нардеп Виктор Швец уверен, что новый Кодекс адвоката сделает максимально послушным. В случае, если тот будет отстаивать свою позицию, ему будет угрожать исключение из единого реестра адвокатов Украины, и он, по новым нормам, не сможет больше осуществлять свою профессиональную деятельность.

"Издевательство над законодательством"

Очень много нареканий вызвал и процесс принятия нового УПК. Все рассмотрение его сводилось к тому, что председательствующий ставил поправки на голосование, а поддерживали их только редкие ряды оппозиции. Но по "нужным" пунктам на табло неизменно высвечивалось 250 и более голосов из лагеря ПР. Да и депутатов в зале было мало - явно меньше, чем необходимо для результативного голосования.

Виктор Швец так прокомментировал эту ситуацию: "Я не знаю, как они собираются "просовывать" его в Европе. Пусть представители ПАСЕ приедут и посмотрят, как он принимается в ВР. В зале сидит 28 человек и принимает Кодекс за весь парламент. Это издевательство над законодательством".

Народный депутат от НУНС Юрий Кармазин еще в первый день рассмотрения проекта УПК сделал заявление, что не будет отстаивать свои поправки. "Их всего было 323, из них учтено - 30. Но уже часть из них угроблены. Они (ПР. - авт.) сознательно остаются в редакции первого чтения. Это будет второй Налоговый кодекс, вторая реформа судебной системы, а возможно, и еще хуже. Это делается под выборы, чтобы можно было "дергать" оппозицию, в том числе и депутатов", - сказал он "Главреду", и так же, как и его коллега, отметил отсутствие в зале кворума при принятии документа.

Депутат Швец также недоумевал и по поводу того, что не принимаются поправки, утвержденные самими же членами Партии регионов, которые, по словам политика, практически кулуарно проводили заседание Комитета по обеспечению правоохранительной деятельности.

"В результате такого голосования Кодекс может стать мертворожденным ребенком, так как получается вариант гораздо хуже, чем в первом чтении, - сокрушается господин Швец. - После столь прогрессивной декларативной части детализация статей сводится к тому, что большинство норм ужесточаются даже по сравнению с действующим Кодексом".

Среди примеров ужесточения норм Швец назвал расширение полномочий прокурора: "Теперь он является и руководителем следствия, ему подчиняются следователи. Он может и лично проводить следствие, оперативно-розыскные мероприятия. Он рассматривает любые жалобы на действия следственного процесса. Он принимает решение о подписании обвинительного вывода, и он же его поддерживает. Это все в руках одного человека, и это приведет к тому, что каждый человек может стать субъектом уголовного преследования".

Указывает он и на то, что в проекте Кодекса появилась очень серьезная коррупционная составляющая: размер залога, который вносится для того, чтобы подозреваемый не содержался под стражей, колеблется от 1 тыс. грн. до 300 тыс. грн. "Размер будет определяться в зависимости от того, сколько можно будет положить в карман: можно полторы тысячи, а можно - сто пятьдесят".

Есть в УПК, по мнению депутата, еще одна коррупционная лазейка - примирение сторон. "Это означает, что подозреваемому надо будет понести определенные материальные траты, чтобы удовлетворить потерпевшего и не обделить судью и прокурора", - поясняет Швец. - "То есть, если раньше у обвиняемого выбивали показания, то сейчас у него будут выбивать согласие на подписание мирового соглашения. Результатом примирения может стать то, что он отдаст свой бизнес, свое имущество".

Кстати, парадоксален тот факт, что во время принятия УПК Рада не утверждала не только правки от оппозиционных законодателей. Практически не голосовались и те, что вносились регионалами - Сергеем Киваловым, Валерием Бондиком и другими.

Вице-спикер ВР Николай Томенко расценил этот факт как наметившийся раскол в рядах регионалов. В пресс-службе Сергея Кивалова "Главреду" дали пояснение: "Это вполне нормально, в этом нет никакой политики. Поправки Сергея Васильевича не вносятся по причине недостатка времени. Каждая из них выверена и обоснована. Они готовились двумя ведущими юридическими школами страны - Национальной юридической академией им. Я. Мудрого в Харькове и Национальным университетом "Одесская юридическая академия".

Если все поправки утверждать сейчас, то придется вносить соответствующие изменения во все разделы Кодекса, которых эти поправки касаются. Это очень длительная процедура. В то же время есть острая необходимость в принятии нового УПК, соответствующего современным нормам права. Нельзя дальше жить по закону 1960 года. Со временем эти поправки можно будет внести как изменения к закону. Это обычная парламентская процедура", - прокомментировала пресс-секретарь политика Лариса Ткач.

Сдержанны в оценках нового документа юристы. Так, адвокат Евгений Солодько высказал надежду на внесение ряда изменений в документ. "Я не говорю о том, что та модель УПК, которая сейчас предложена, совершенна. Ее надо еще обкатывать на практике", - сказал он.

По мнению адвоката, в процессе применения норм нового закона возникнет еще масса вопросов, проблемных, неурегулированных позиций. "Хорошо, если власть будет так же настойчива в устранении его недостатков, как и в принятии этого Кодекса".

Но в целом, практикующие юристы не перестают надеяться на то, что будет услышано мнение всех участников процесса - и судей, и адвокатов, и потерпевших - и рассчитывают все-таки получить взвешенный документ, который действительно будет являться регулятором отношений уголовно-процессуального процесса.

Наталья Кондратьева

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Сервис подбора кредитов
  • Отправьте заявку
  • Узнайте решение банка
  • Подтвердите заявку и получите деньги
грн
Заказать кредит онлайн
В Контексте Finance.ua