Рынок нефтепродуктов: неожиданный позитив — Finance.ua
0 800 307 555
0 800 307 555

Рынок нефтепродуктов: неожиданный позитив

Энергетика
1488
28 декабря 2011 года закончился процесс, под знаком которого прошел для отечественного рынка нефтепродуктов и его участников весь минувший год. В этот день Межведомственная комиссия по международной торговле (МКМТ) официально заявила о завершении специального расследования относительно импорта нефтепродуктов без применения специальных мер - пошлин или квот.
Сохранение статус-кво, тем не менее, не означает, что специальное расследование было бесполезным. Оно обнажило массу проблем, которые в целом были очевидны, но оказались намного глубже, чем представлялось. Вердикт правительственных экспертов, поставивший заслон на простом пути решения проблем нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) за чужой счет, должен подтолкнуть владельцев предприятий и чиновников к поиску более цивилизованных инструментов развития этой некогда мощной индустрии.
До последнего момента не было уверенности в характере решения МКМТ. Наверное, по­этому публикация решения 28 декабря стала крайне приятным предновогодним сюрпризом для подавляющего большинства участников топливного рынка. Скорее всего, не до конца поняла свое счастье самая массовая заинтересованная сторона - автовладельцы. Решение комиссии сняло угрозу роста цен на бензин и дизтопливо, в результате которого потребителям пришлось бы потратить на топливо дополнительно около 13 млрд. грн. в год.
По мнению комиссии, в период расследования (2007-2010 годы) импорт в Украину нефтепродуктов не осуществлялся в таких объемах и на таких условиях, которые бы наносили или угрожали нанесением значительного ущерба национальному товаропроизводителю. "Нацио­нальные интересы не требуют применения к такому импорту специальных мер", - резюмировали правительственные специалисты.
Сам себе виноват
Вкратце об истории расследования. Его инициаторами были владельцы украинских неф­теперерабатывающих заводов - группа "Приват" (Кремен­чугский, Надвирнянский и Дро­гобычский заводы), "Лукойл" (Одесский НПЗ) и ТНК-ВР (Лисичанский НПЗ). Они утверждали, что в Украине наблюдается лавинообразный рост импорта нефтепродуктов, который уже нанес убытки отечественному производителю и грозит в дальнейшем ухудшить ситуацию.
Причиной такого положения нефтепереработчики считают налоговые преимущества, которые имеют зарубежные производители, в частности из стран Таможенного союза. Это, как говорится, официальная версия.
Фактически же это было объявлением войны белорусам, наращивающим поставки в Украину благодаря удачной логистике и непрерывной модернизации своих производств на протяжении последних минимум десяти лет. Несмотря на это, переработчики и поддержавшее их Министерство энергетики и угольной промышленности инициировали расследование против всех стран - экспортеров топлива, в число которых попала как Россия, так и страны Евросоюза - Литва, Польша, Румыния.
Зачем отечественное отраслевое министерство и производители нефтепродуктов обрекли себя на противостояние с европейцами, к которым якобы не имели претензий, остается загадкой. "По моему мнению, подобную стратегию выбрали, чтобы, во-первых, попытаться „закрыть“ рынок в самое короткое время путем введения предварительных пошлин после 45 дней со дня начала расследования, во-вторых, чтобы не выделять конкретные страны (например, чтобы не называть Россию) и, в-третьих, запросить по максимуму, а в конце выйти на ограничения тем или иным образом „хотя бы“ в отношении Бела­руси", - говорит юрист международной юридической компании Mayer Brown (Бельгия) Николай Мизулин, подчеркивая, что на самом деле выбранный механизм расследования не предусмат­ривает введения импортных пошлин против отдельных стран-экспортеров.
Можно предположить, что именно эта "оплошность" во многом предопределила поражение инициаторов специального расследования. Детальные результаты работы МКМТ, к сожалению, недоступны, но из разных источников удалось воссоздать список основных аргументов, на которых базируется решение этой комиссии.
По общему мнению, основным доводом стала неидентичность преобладающего объема импортных и выпускаемых в Украине нефтепродуктов. Если точнее, то импорт был более высокого качества, чем украинские нефтепродукты. Так, если из-за рубежа к нам поступали бензин и ДТ стандарта Евро-4 и Евро-5, то, например, бензин по Евро-4 Лисичанский и Кременчугский НПЗ начали выпускать лишь в текущем году.
Необходимо отметить, что на "качественной" стороне вопроса акцентировали внимание участники расследования, представляющие интересы европейских производителей. Как подчеркивают источники, знакомые с ходом расследования, нормы ВТО, в строгом соответствии с которыми проводилось расследование, уделяют данному аспекту весьма пристальное внимание. "Это разные нефтепродукты по своим свойствам (европейские и украинские), они не имеют аналогов в Украине", - заявила во время одной из дискуссий руководитель отдела торговли и экономики представительства Европейской комиссии в Украине Ульрике Хауэр. "Вво­дить пошлины на нефтепродукты Евро-5 для защиты отечественного производителя - это все равно, что ввести пошлины на бананы, которые у нас не растут", - пытается подчеркнуть абсурдность ситуации коммерческий директор столичной сети "КЛО" Вячеслав Стешенко.
Вторым ключевым моментом, который во многом проистекает из первого, стали цены на импортные нефтепродукты стандартов Евро-4 и Евро-5. "Цены на качественный импорт были выше цен на топливо украинских НПЗ и таким образом не могли быть проблемой для украинских производителей", - отмечает один из наших собеседников.
Еще одним важным моментом в расследовании стала также угроза получения ответных торговых санкций со стороны стран - экспортеров нефтепродуктов (речь идет о сумме около 2 млрд. долл. в год) в случае применения Украиной специальных мер против этих стран.
Точку же в процессе поставила очевидная неизбежность роста цен и возможный дефицит нефтепродуктов в случае ликвидации импорта. "Украинские НПЗ контролировали 95% рынка, и это не уберегло нас от кризиса в разгар весенней посевной 2005 года", - говорит собеседник, знакомый с нюансами обсуждения вопроса пошлин в рамках МКМТ.
Вполне очевидно, что украинские НПЗ стали жертвой своей инвестиционной политики, обусловившей многолетнее отставание от зарубежных конкурентов не только из стран Европы, но и из той же Беларуси. "До 2008 года работа заводов была прибыльной, тем не менее к этому сроку они не перешли на улучшенные стандарты качества, как это предписывалось государственной программой", - говорит источник, знакомый с ходом спецрасследования, утверждая, что в противном случае не было бы необходимости в таких объемах качественного импорта.
После боя
В одну новую установку гидроочистки дизтоплива на Мозырском НПЗ инвестировано больше, чем во все украинские НПЗ за последние три года
Крайне символичной и полностью отвечающей духу описанных событий стала реакция основных участников спецрасследования на решение комиссии. Так, 28 декабря на Мозырском НПЗ в Беларуси ввели установку гидроочистки дизельного топлива мощностью 3 млн. тонн в год. Отныне весь мозырский дизель отвечает ныне действующему в Европе стандарту Евро-5, а в случае надобности завод готов обеспечить выпуск и Евро-6. Инвестиции в проект составили 250 млн. долл. Одновременно менеджмент предприятия показал площадки строительства установок вакуумной перегонки мазута и установки изомеризации, которые стартуют в 2012 году и суммарно обойдутся заводу в кругленькую сумму - 196 млн. долл.
В свою очередь компания "ТНК-ВР Коммерс", оператор одного из крупнейших украинских НПЗ - Лисичанского, сделала… заявление. В нем решение МКМТ названо "противоречащим интересам страны и украинских потребителей". Основ­ным виновником своего "поражения" компания почему-то видит Министерство экономического развития и торговли, которому "полностью безразлична стратегическая отрасль страны". Характерно, что именно глава Мин­эконом­развития Андрей Клюев не далее чем в минувшем ноябре дал поручение Минэнергоуголь­про­му разработать программу развития нефтеперерабатывающей отрасли. И уж совсем непонятно, зачем своим заявлением, которым все равно ничего уже не изменишь, портить отношения с вице-премьер-министром, которому, к тому же, многие пророчат премьерство…
Между тем свое недовольство нефтепереработчики должны адресовать ни кому иному, как отраслевому министерству, о котором в своем заявлении "ТНК-ВР Ком­мерс" не упоминает. Хотя "родное" министерство откровенно предало своих подопечных в ходе расследования межведомственной комиссии. Например, "ТНК-ВР Коммерс" вполне резонно полагает, что "одним из вариантов решения межведомственной комиссии могло стать введение квот на импорт нефтепродуктов, которые не ограничивали бы ввоз продукции Евро-5, несколько ограничивали импорт топлива Евро-4 (это топливо производится отечественными НПЗ) и запрещали ввоз горючего, соответствующего более низким стандартам".
Действительно, это было бы компромиссное решение, устраивающее все стороны процесса и, по сути, являющееся элементом нетарифного регулирования. Проблема лишь в том, что ни сами переработчики, ни Мин­энергоугольпром о таком варианте в ходе расследования и не вспоминали. Так откуда возьмется нужное решение? Или все же была задача перекрыть весь импорт?
"Отметим, что действие старых стандартов качества топлива государство снова намерено продлить, а закон о стимулировании модернизации НПЗ так и не был принят", - подсказывает "ТНК-ВР Коммерс" пути улучшения ситуации в отрасли.
Угадайте, кто является ответственным за эти проекты? Правильно, Минэнергоуголь­пром. Ведь что касается отмены старых стандартов, то этому ведомству вообще никто не мешает это сделать.
"Скажите, что для нефтепереработчиков сделало „родное“ министерство за те два года, в течение которых занимают свои кресла его нынешние чиновники? По моим наблюдениям, тема пошлин интересовала отдельных чиновников профильного ведомства лишь в периоды соответствующей лоббистской активнос­ти (читайте - составления бюджетов) со стороны нефтепереработчиков", - говорит президент Ассоциации операторов рынка нефтепродуктов Украины Леонид Косянчук.
Как победить жадность
Позитивное решение МКМТ, сохраняющее диверсифицированную и конкурентную структуру украинского рынка нефтепродуктов и поэтому идущее вразрез с общей тенденцией монополизации рынков и отраслей, оставляет в повестке дня такой вопрос: "Что делать с украинской нефтепереработкой?". Ситуация сегодня выглядит таким образом, что ставка на российские нефтяные компании, которым Украина отдала за копейки свои НПЗ во время приватизации в конце 90-х, себя не оправдала. Во всяком случае, по темпам модернизации мы отстаем от всех соседних стран, а точнее, стоим на месте. "Лукойл" запустил последнюю новую установку (висбрекинг) на Одесском НПЗ после завершения капремонта в 2008 году; в Лисичанске последний такой праздник был в 2005 году (изомеризация), да и то установку построили на базе существующего оборудования. В Кременчуге последняя технологическая установка по производству МТБЭ была пущена в 2001 году, еще в бытность Юрия Бойко директором этого завода.
На одну лишь гидроочистку белорусы потратили больше, чем все украинские НПЗ за последние три года! Мало того, по сути нет не только текущей работы по новым проектам, но даже четких планов развития. Все, как говорится, "взагалі" и "по верхах". Сейчас заводы пеняют на импорт, а что мешало инвестировать тогда, когда рынок безраздельно принадлежал им? Эта "динамика" уже заставляет считать не такой уж глупой версию о том, что инвестиционный саботаж российских компаний в нефтепереработке Украины является спланированным и четко координируемым из единого центра.
Что же делать в такой ситуации? Прежде всего, необходимо менять тональность разговора с владельцами НПЗ, потому что они становятся, как говорится, очень прошенными. Необхо­димо получить от них четкое понимание перспектив каждого предприятия и подписать четкий график выполнения инвестиционных программ, как это недавно сделали в России, предусмотрев санкции за срыв работ.
Далее. Необходимо "решать вопрос" с "Укртатнафтой": в ней "Нафтогазу Украины" принадлежит 43%, но управление находится руках группы "Приват", выжимающей последние соки из мощнейшего завода, способного самостоятельно обеспечить 80% рынка нефтепродуктов Украины. Здесь государству нужно брать ситуацию в свои руки (есть разные варианты) и срочно начинать восстанавливать крупнейший НПЗ. Другим придется принимать решение - уходить или тоже модернизироваться. Преиму­щество "кременчугского" проекта в том, что, помимо современной индустрии, государство станет крупным игроком на рынке.
Самое же элементарное и сложное одновременно - это создание цивилизованного внутреннего рынка, то есть это когда без контрабанды, фальсификата и таких явлений, как "Ливела". Пока в этом направлении подвижки слабые, на смену одной беде приходит другая. Уже есть данные о том, что в этом году нас ждут новые "интересные" проекты.
Сергей Куюн
По материалам:
Дзеркало Тижня
Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter , чтобы сообщить нам об этом.

Поделиться новостью

Подпишитесь на нас