Оптимизировать по-европейски


Оптимизировать по-европейски

Украинские и западные промышленники зачастую по-разному решают схожие задачи борьбы с кризисом, отличия есть и в возможностях, и в подходах. Однако вдумчивый анализ показывает, что у нас применимы и еще не используемые западные приемы. Как и на Западе, компаниям тяжпрома Украины нужна глубокая оптимизация бизнеса, от всестороннего снижения издержек до новых методов планирования.

Экономический кризис поставил производственные компании перед необходимостью максимального сокращения затрат и общей оптимизации бизнеса. Обозреватели МинПрома были приглашены на конференцию по управлению промышленным бизнесом в условиях кризиса. Она состоялась в конце весны в классическом промрегионе Германии, Руре. Попробуем на основе опыта зарубежных и отечественных экспертов проанализировать, что принципиально изменилось в тяжелой промышленности с кризисом, какие задачи стоят перед промкомпаниями и как они решаются.

Сырье - дешевле, сегменты - новые

Основная задача любого бизнеса - максимальная прибыль при минимальных издержках. В кризис, со всеобщим падением спроса, прибыли снизились, а вот расходы зачастую растут. В компании PricewaterhouseCoopers (PwC) связывают околокризисный рост расходов предприятий тяжпрома прежде всего со стремлением поставщиков товаров и услуг заложить в свои цены возросшие рыночные риски. Есть и более объективные факторы, пример - подорожание металлургического сырья (руды, коксующийся уголь). "Конечные производители из-за падения спроса вынуждены снижать отпускные цены, чтобы сохранить продажи", - отметил член Стратегического совета PwC от Швейцарии Маркус Нойхауз.

А значит, возникает потребность в более дешевом сырье и компонентах. Но если на Западе промпредприятия достаточно жестко связаны нормами качества продукции и редко отходят от этих норм при выборе сырья, замечают в ИК InvestoHills, то в СНГ и Украине производственники позволяют себе намного больше. Показательным примером управляющий партнер InvestoHills Андрей Волков считает нарушения нормативов строительными компаниями. Еще пример - скрытое использование метизниками более дешевого и менее качественного сырья, чем необходимо по стандартам качества изделий, заданного класса прочности и т.д.

"И если в Евросоюзе снижение качества продукции (тем более скрытое) грозит как минимум дальнейшей потерей спроса, то на отечественных рынках главным фактором для покупателя остается цена", - сказал А.Волков. На том же метизном рынке большинство потребителей по-прежнему предпочитает дешевый китайский товар, а не более качественный. Даже если последний дороже лишь ненамного (это относится и к нашим, украинским метизам).

"Мягким" и легальным вариантом работы с более дешевым сырьем в немецком автостроительном концерне Daimler AG считают предложение продукции из такого сырья не вместо, а в дополнение к традиционной. "Подобное расширение ассортимента во время кризиса позволяет сохранить и даже расширить спрос", - уверен член правления Daimler AG Вольфганг Бернхард. Пример - развитие автоконцернами ЕС выпуска недорогих автомашин.

Да и вообще развитие товарной номенклатуры приобретает в кризис особое значение. "Понятно, что эта задача требует вложений, - сказал А.Волков. - Но те, кто способен на развитие ассортимента, получают большой конкурентный плюс".

В этом же контексте важна задача выхода в новые перспективные сегменты, а также на географически новые рынки. Президент дивизиона "Сталь Европа" корпорации ThyssenKrupp Эдвин Айхлер рассказал, что одной из антикризисных мер компании стал выход на рынок материалов для аэрокосмической отрасли. А известный европейский производитель стройматериалов Lafarge в кризис плотно занялся строительством энергоэффективных зданий и сооружений. В Украине выход в новые ниши происходит в разных сферах: в индустрии стройматериалов, в химии, машиностроении (вспомним продуктовые инновации харьковской промгруппы УПЭК), ТЭК (ниша сжиженного газа, или - бензинов евростандарта). А насчет географии отметим возвращение отечественных металлургов на рынок Китая в 2010 году, а также активное продвижение в эту страну украинских железорудных предприятий. Развивается экспорт машиностроительной продукции в СНГ, Азию, Африку.

Сбросить балласт

Одновременно с продвижением в перспективные сегменты многие компании избавляются от непрофильных активов. Например, группа Виктора Пинчука в начале 2011, буквально через год после приобретения, продала страховую компанию "Оранта".

В Европе же, скажем, Lafarge пару лет назад избавился от своего довольно успешного огнеупорного направления. "Развитие бизнеса не означает, что нужно цепляться за все подряд. Даже если некое направление хорошо развито, но по каким-то причинам уже не столь интересно для нас - то уход с данного направления нормален и разумен", - сказал исполнительній вице-президент Lafarge Томас Фаррелл. В РФ продает свои электроэнергетические активы Норильский никель, Газпромбанк продал крупнейший нефтехимический холдинг РФ - Сибур, Евраз выставил на реализацию богатую шахту "Распадская", и т.д.

Вспомним и о выводе социальных объектов с баланса промпредприятий. В Европе эта тенденция выражена слабее - там социальные объекты не так уж часто входят в структуру производств. А вот отечественные промышленники продолжают активно избавляться от социалки. Некоторое исключение составляют заводы в моногородах, где население состоит в основном из работников одной компании, и коммунальная соцполитика - это продолжение социальной политики компании.

Человеческий фактор

М. Нойхауз констатирует: в эти годы сокращают персонал практически все. Так, ThyssenKrupp уже в начале 2009 года сократил 3 тыс. человек из 180 тыс., затем увольнения продолжились. Крупную горнодобывающую корпорацию Anglo-American к концу того же года покинули 20 тыс. сотрудников, а концерн ArcelorMittal - до 35% рабочего персонала (на отдельных активах). Неудивительно, что на своем украинском комбинате концерн проводит такую же политику, с 2005 года уменьшив штат с 57 до менее чем 40 тыс. чел. По словам генерального директора ПАО "ArcelorMittal Кривой Рог" (АМКР) Рината Старкова, "у нас слишком много персонала на единицу продукции и очень обширный социальный пакет, а это делает производство неконкурентоспособным. Хотя с 2005 года штат и сократился на 18 тыс. человек. Нужно уменьшить число работников до 20, а то и до 15 тыс.".

В целом сокращения в металлургии Украины в одном только 2009 составили 50 тыс. человек, а в прошлом году - 80 тыс. Впрочем, большинство экспертов действительно считает штаты меткомпаний раздутыми и в ближайшие годы ожидает сокращения еще 50-70 тыс. сотрудников. Первыми на выход снова готовятся пенсионеры, а также работники неосновного производства и офисов. Так, уже в І квартале 2011 года в металлургии дополнительно уволено более 2 тыс. человек.

Однако это не только чистые сокращения, но и перевод вспомогательных цехов и служб на аутсорсинг, когда люди фактически продолжают работать на компанию, но де-юре переходят в другую структуру. Крупные промпредприятия уже отдают на аутсорсинг не только охрану, уборку, питание, связь, но и сырьевое снабжение.

Член-корреспондент НАН Украины, ведущий специалист Физико-технологического института металлов и сплавов НАНУ Валерий Мазур заметил: да, работники - живые люди, им нужно на что-то жить. Но раздутые штаты данного вопроса не решают. "В украинской черной металлургии на получение 1 тонны стали затрачивается 52,8 человеко-часа, а в России - 38,1, в Германии - 16,8. При полной загрузке производительность труда на метпредприятиях Украины, обладающих полным металлургическим циклом, - 200-250 тонн стали на 1 рабочего в год, тогда как на современных электрометаллургических мини-заводах ежегодной мощностью 1,5-2 млн тонн стали это 3000-4000 тонн. Вывод один: нужно сокращать персонал", - сказал он.

Отечественного специалиста заочно поддержал В.Бернхард: "Не стоит бояться сокращений, если они действительно нужны. Ваша компания - не филиал государства и не социальная служба, бизнес должен быть эффективным и рациональным, в том числе и чтобы платить сотрудникам зарплату. Если профсоюзам есть что сказать по поводу - они говорят. А если молчат - значит, сказать особо нечего".

И минусы, и успехи

Еще один известный фактор, позволяющий снизить затраты и оптимизировать штат, - модернизация и реконструкция мощностей. "Западные компании, - отметил член управляющего комитета ArcelorMittal Михаэль Пфитцнер, - тратят сотни миллионов долларов на новые технологии и оборудование, ведь без этого на мировых рынках очень легко сегодня потерять позиции. Так, расходы ArcelorMittal на разработку технологий и продукции в 2010 году составили 280 млн долл., ThyssenKrupp - 680 млн евро".

О проблемах же и достижениях украинских промышленников в части обновления производства сказано уже немало (см., например, статью "Мартеновский груз" от 31 мая). Отметим кратко, что главные антикризисные векторы металлургии Украины, кроме закрытия мартенов, - это переход с газа как энергоносителя на уголь и его производные (вспомним технологии пылеугольного вдувания), освоение непрерывной разливки стали, модернизация энергетического хозяйства в целях энергосбережения. Мазур уточнил: затраты на сырье и материалы при получении квадратной заготовки даже из конвертерной стали в Украине на 7-30% выше, чем в РФ. Если же брать суммарные энергозатраты по всей цепочке (чугун, сталь и прокат), то они примерно на 30% больше, чем в ЕС. "Энергоемкость выплавки 1 тонны стали у нас достигает 840 кг условного топлива (у.т.), а в ЕС цифра в 1,9 раза меньше (450 кг у.т.), - подчеркнул специалист. - В себестоимости проката у нас расходы на энергоносители занимают до 50%, в промышленно развитых странах - 20%".

Тем не менее с началом кризиса отечественным производственникам удалось добиться снижения себестоимости продукции. Сказались и Меморандум Кабмина с компаниями ГМК, и собственные оптимизационные меры, и локальное подешевение многих видов промсырья. И если в 2008 году выплавка стали стоила в стране 585-590 долл./тонн, то в 2009 этот показатель упал вдвое, до 280-290 долл./тонн. А снижение стоимости металла облегчило жизнь машиностроителям и сказалось на ценовых трендах во многих других отраслях, от химии до пищепрома.

В 2010 году, сообщили в центре "Держзовнишинформ", затраты металлургов снова выросли (на 120-130 долл./тонн), но некоторые меткомпании все равно улучшили свои финпоказатели. Скажем, АМКР получил 1,2 млрд грн. чистой прибыли, хотя годом ранее понес 120-миллионные убытки. Позитивная тенденция сохранилась в ГМК и в І квартале этого года: относительно января-марта 2010 г. метхолдинги сократили убытки от реализации на 59,3%, до 1,1 млрд грн.

Если обобщать

Но поводов для оптимизма пока немного. Аналитики полагают, что до конца года себестоимость стали вырастет еще на 100 долл./тонн, до 570 долл./тонн. Дорожают все энергоносители, меняется налоговая база, не ослабевает конкуренция на внешних рынках, а внутренний спрос остается слабым. "Сочетание этих факторов и далее заставляет промышленников активно искать пути оптимизации бизнеса, - резюмирует Волков (InvestoHills). - На Западе ситуация, по сути, такая же, и многое из тамошнего опыта может пригодиться нашим компаниям: от подходов к ассортименту до отношения к социальным проблемам".

В этой связи Айхлер напомнил: "Не стоит зацикливаться на чем-то одном - на сокращении затрат или даже на новых технологиях. В столь глубокий и комплексный кризис нужно глубоко перетряхнуть бизнес, анализируя его работу как единого организма, а не по кускам. Нужна оптимизация всей корпоративной бизнес-модели, от постановки стратегических задач до ужесточения контроля за расходами небольших отделов".

"Несложный пример: аналитики и руководители при нестабильной конъюнктуре не готовы отвечать за прогноз ключевых для компании показателей. Нормальным стало прогнозирование не конкретных цифр, а интервала - значений выручки, стоимости сырья, курса валют и т.п. В такой ситуации планирование неизбежно становится сценарным, когда просчитываются сразу несколько вариантов. Это позволяет более гибко и эффективно перераспределять ресурсы в интересах приоритетных направлений. Притом работу по оптимизации ключевых процессов надо сделать обязательным разделом оперативных планов всех основных подразделений. Вдумчивый, но решительный подход к подобным задачам уже позволил нам нарастить доходность, и в текущем финансовом году мы ожидаем роста операционной прибыли до 2 млрд евро, или на 1,67%. Уверен, что на такие проценты посткризисного ренессанса способны и ведущие индустриальные компании Украины", - уверен Айхлер.

Максим Полевой

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Рейтинг популярности материала «Оптимизировать по-европейски» на Finance.ua - 2.0
В Контексте Finance.ua