Точка экстремума


Точка экстремума

В Украину прибыла очередная миссия Международного валютного фонда - проверять выполнение условий соглашения, подписанного советом директоров МВФ 28 июля и продленного 22 декабря прошлого года. Увы, как и в ходе предыдущих визитов ревизоров, украинская сторона не может похвастаться выполнением не то что полного перечня требований, но и целого ряда принципиальных договоренностей. В частности, одной из наиболее сложных - о реализации пенсионной реформы.

Кроме того, представители украинского правительства уже заявили, что попытаются отказаться от еще одного принципиально важного для МВФ решения - очередного (апрельского) повышения тарифов на газ для населения. Под вопросом - выполнение еще как минимум нескольких пунктов программы.

Анализ ситуации и перспектив своевременного выделения очередного транша усложняется еще и тем, что точные условия МВФ-ского соглашения, после их последнего пересмотра, до сих пор так и не опубликованы. И сегодня можно с высокой долей уверенности утверждать, что следующий транш вряд ли поступит в Украину до 15 марта с.г., как это планировалось. Более того, есть сомнения в возможности продолжения сотрудничества.

То, что нынешний раунд переговоров будет намного сложнее предыдущего, было очевидно еще в ноябре, когда Киев и миссионеры фонда согласовывали условия предоставления второго транша (на 1 млрд. СПЗ, или около 1,5 млрд. долл.). К слову, и ноябрьские консультации не прошли гладко, как бы высокопоставленные чиновники с украинской стороны ни хвастались выполнением "большинства ключевых условий Меморандума об экономической и финансовой политике".

Миссия в конечном итоге уехала с положительным вердиктом, сообщив о "достижении взаимопонимания на уровне экспертов" и намерении рекомендовать совету директоров фонда выделить очередной транш. Но с оговоркой - "после выполнения украинской стороной предварительных мер".

Выполнение предварительных мер затянулось. Вместо 30 ноября, как предполагалось по первоначальной версии соглашения stand by, перечисление транша состоялось в самый канун Нового года - 22 декабря, когда в Вашингтоне фактически уже начинались рождественские каникулы и деловая жизнь приостанавливалась.

Этому событию в Украине предшествовала эпопея с внесением в парламент - уносом из парламента законопроекта по пенсионной реформе, которая является одним из ключевых элементов нынешнего соглашения официального Киева и МВФ. Историю можно было бы назвать забавной и даже смешной, если бы она не была такой грустной, воочию демонстрируя, насколько низок сейчас уровень доверия зарубежных партнеров к украинским властям, когда дело касается выполнения договорных обязательств. Увы, нынешнему правительству пока не то что не удается восстановить серьезно подмоченную при премьере Тимошенко репутацию, но и приходится порой проявлять даже большую изворотливость, выманивая у вашингтонских визави очередные транши.

Так, условиями меморандума, судя по опубликованному в августе тексту, предельным сроком принятия закона о пенсионной реформе (а не только его подачи в парламент!) было установлено 31 декабря 2010 года. Это - один из так называемых структурных маяков, уклониться от выполнения которых, в отличие, например, от индикативных критериев, очень сложно. Тем более что, имея печальный опыт нескольких последних лет, украинскому правительству уже не верят на слово, исповедуя принцип театрального монтера Мечникова: стулья против денег. Единственное отличие в том, что стулья (то есть выполнение обязательств) - вперед.

Вот и пришлось правительству 13 декабря регистрировать в ВР законопроект без содержания. Хотя название и реквизиты на сайте фигурировали (№7455 от 13.12.2010 г. "О мерах по законодательному обеспечению реформирования пенсионной системы"), а премьер-министр Азаров в тот же день дал вице-премьеру Тигипко поручение организовать общественное обсуждение пенсионной реформы, текста документа никто не видел больше недели. Как пришлось объяснять спикеру В.Литвину, хотя законопроект вроде бы и был внесен в парламент и зарегистрирован, "затем Кабинет министров Украины взял его на доработку". Впрочем, анонимные источники информагентств по ходу сообщали, что на самом деле никакого законопроекта по пенсионной реформе правительство не вносило.

То ли повышенное общественное внимание к пенсионному реформированию, то ли значительно возросшая, благодаря горькому опыту предыдущего сотрудничества с Киевом, бдительность заставили быть начеку и функционеров МВФ, но объявление исполнительного совета директоров фонда о выделении Украине второго транша кредита stand-by последовало лишь после реальной передачи законопроекта в парламент (20 декабря 2010 года).

Конечно, нельзя исключать, что в последней версии меморандума, условия которого как раз и пересматривались в ходе ноябрьского визита миссионеров МВФ, дедлайн по принятию пенсионного закона был отодвинут на более позднее время (с учетом реальной невозможности уложиться в ранее установленные сроки). Как все обстоит на самом деле, сказать с уверенностью нельзя - нынешняя редакция меморандума за минувшие два месяца так и не была официально опубликована. Для сравнения: полный текст первой редакции нынешнего соглашения между МВФ и Украиной был обнародован на сайте фонда 11 августа - менее чем через две недели после утверждения советом его директоров.

"ЗН" обратилось в Вашингтон с просьбой объяснить задержку с публикацией текста меморандума после его последнего пересмотра. В ответ мы получили объяснение, что причины задержки имеют административный характер: заседание совета директоров состоялось 22 декабря - в преддверии, как мы уже упоминали, праздников (католического Рождества, за которым следуют православные праздники). Таким образом, "традиционные три недели", которые требуются для финализации и публикации документа, на самом деле стартовали с 10 января.

Также в МВФ пообещали опубликовать документ "очень скоро".

Однако неофициальные объяснения, полученные нами попутно, указывают, что у задержки могла быть и еще одна причина: согласование публикации всячески затягивала украинская сторона, видимо, узрев в тексте меморандума какую-то нежелательную для населения информацию.

Но если нынешнее содержание меморандума станет скоро известно (хотя какой в этом прок, если условия уже вновь пересматриваются), то утверждение пенсионного закона, видимо, состоится еще нескоро. 1 февраля 2011 года (видимо, по случаю приезда миссии) было объявлено только о начале второго этапа публичных консультаций по законопроекту, а вице-премьер Тигипко сообщил о намерении отозвать (снова!) документ из парламента, чтобы учесть полученные в ходе первого этапа публичных обсуждений предложения. По его словам, дополненный документ будет подан в парламент до 16 февраля, когда должны состояться парламентские слушания по "пенсионному" вопросу. То есть уже после отбытия миссии МВФ из Киева.

Впервые наличие просроченных обязательств перед МВФ Тигипко признал еще 26 января, заявив, что "мы не готовы (к продолжению сотрудничества с МВФ), пока не приняли все необходимые решения". При этом объяснение ситуации (в эфире "5-го канала") было достаточно путанным: "У МВФ есть четыре требования, которые они закладывали как основные решения, которые бы позволили нам получить программу с ними. Мы приняли более 20 решений. Думаю, что сейчас мы внесем изменения и добавим еще решения, потому что сейчас идет очень активное обсуждение".

Повторная констатация просрочки прозвучала из уст вице-премьера через несколько дней: "Если посмотреть по программе МВФ, то мы эти сроки пропустили". Но при этом чиновник был настроен весьма оптимистично: "Я думаю, что с МВФ мы сможем договориться".

Договариваться, конечно, можно. Тем более что условия меморандума действительно не являются священной коровой. Однако, к сожалению, пенсионная реформа - далеко не единственное не выполненное украинской стороной обещание.

В своем еженедельном обзоре аналитики "Райффайзен банка Аваль" привели перечень наиболее заметных преград для успешного завершения нынешней миссии фонда. "В частности, показатель денежной базы незначительно превысил уровень, заложенный в программе (впрочем, это был всего лишь индикативный критерий, невыполнение которого не является серьезным нарушением соглашения), - утверждается в отчете. - Кроме того, не до конца ясно, смогла ли Украина вложиться в показатель общего фискального дефицита, предусмотренного соглашением с МВФ (6,5% ВВП). Ведь ситуация в "Нафтогазе", судя по всему, остается достаточно тяжелой, поэтому не исключено, что финансовый дефицит компании намного превысил прогнозный показатель в 1% ВВП".

От себя добавим, что оценка финансовых показателей "Нафтогаза" за прошлый год крайне затруднительна по причине полной информационной закрытости ведомства. Едва ли не единственный увидевший свет показатель - данные о стоимости закупок голубого топлива, не представляющие в отрыве от остальных индикаторов никакой практической ценности.

Если что и могло вселить гражданам некоторый оптимизм, так это недавние заявления двух главных функционеров по энергетическим вопросам: сначала - министра энергетики и угольной промышленности Юрия Бойко, затем - первого вице-премьера Андрея Клюева. Оба объявили о намерении отказаться от предусмотренного условиями все того же меморандума 50-процентного повышения цен на газ для населения с 1 апреля с.г.

Конечно, учитывая другие непопулярные решения (повышение тарифов на тепло и горячую воду, а также на электроэнергию), такая отмена оказалась бы очень кстати для снижения растущего социального напряжения в стране, за которым уже реально маячит угроза катастрофических электоральных потерь нынешней власти. Но неужели нынешнее финансовое состояние НАКа позволяет такую роскошь?

Кстати, еще одной из наиболее важных договоренностей с МВФ ("структурных маяков") было обязательство украинской стороны до 31 декабря 2010 года "приступить к имплементации реформы и реструктуризационной стратегии для "Нафтогаза" в соответствии с принципами Брюссельской декларации". Увы, дальше принятия закона о реорганизации внутреннего рынка газа этот процесс не продвинулся: с тех пор не увидел свет ни один подзаконный акт, не говоря уж о реальных шагах по реорганизации.

Кстати, Украина не выполнила еще один индикативный, но крайне показательный критерий - обязательство автоматизировать возмещение НДС, сведя к нулю накопление задолженности по самому коррупционному налогу. Объяснения причин своей несостоятельности у чиновников Минфина и ГНАУ, конечно же, есть, и главное из них - наличие больших объемов фиктивных заявок. Но существует, однако, и мнение, что на самом деле проблема не решается из-за слишком высокой цены вопроса. И даже поражающие воображение откаты - здесь не главное. По данным осведомленных источников ZN.UA, даже после роста в прошлом году ставок за услуги конвертаторов (с 7-8 до 12-15%) объемы теневых операций в прошлом году составили 450-500 млрд. грн. В нынешнем году потенциальный оборот отмывочно-конвертационной системы, предположительно, превысит 800 млрд. грн. Крышуется эта система, естественно, в самых высоких властных кабинетах, и перераспределение денежных потоков в нужном направлении уже состоялось. Поэтому кто же рискнет сломать ей хребет?

Следующий камень преткновения, как справедливо отмечают аналитики "Райффайзена", - ситуация с проблемными банками. "НБУ и правительство намерены и далее предоставлять финансовую поддержку рекапитализированным банкам (на данный момент планируются дополнительные инъекции капитала на сумму 12,5 млрд. грн., и это не учитывая банк "Надра"), - отмечается в аналитическом отчете. - В то же время МВФ и Всемирный банк критически настроены в этом вопросе и говорят о том, что, возможно, наиболее оптимальным выходом из текущей ситуации является ликвидация этих институтов (так как их перспективы возврата к нормальной рыночной деятельности и последующей приватизации выглядят достаточно туманными)".

Ликвидировать, наверное, было бы можно, если бы не тот факт, что три крупнейших учреждения - "Надра", Укргазбанк и "Родовид Банк" - сейчас находятся в сфере интересов наиболее влиятельных лиц из президентского окружения. Так, банк "Надра", как известно, небезразличен Дмитрию Фирташу, Укргазбанк - премьер-министру и его ближайшим доверенным лицам, а "Родовид Банк" - крайне непубличному, но чрезвычайно влиятельному господину по фамилии Иванющенко.

Продолжающееся невыполнение "Родоводом" (уже получившим многомиллиардное рефинансирование!) обязательств перед вкладчиками является форменным издевательством не только над его клиентами, но и над остальной банковской системой, налогоплательщиками и самим государством. Но кто рискнет пойти против интересов человека, фамилию которого чиновники произносят сейчас в основном шепотом?

Как видим, выполнение соглашений с МВФ подошло к той черте, за которой уже интересы не только простых обывателей, но и наиболее сильных групп влияния, которых реформы до сих пор практически не касались. Поэтому дальнейшее продвижение на этом пути будет сопряжено с еще большими трудностями, чем прежде.

Между тем, как уже неоднократно отмечалось, последующие транши больше не предназначены для использования в бюджетных целях, поэтому необходимость в их получении для Киева серьезно снижается. Макроконъюнктура пока тоже этому способствует. Так что едва ли не единственная серьезная преграда для нового "развода" с МВФ - это угроза снижения суверенных рейтингов, а с ними - доверия международных кредиторов и инвесторов в случае, если главный кредитор опять отвернется от Украины. На фоне предстоящих пиковых выплат по внешнему долгу это обстоятельство очень сложно игнорировать. Что перевесит?

Юрий Сколотяный

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Казна и Политика
Смотри также
Рейтинг популярности материала «Точка экстремума» на Finance.ua - 2.0
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua