Дай списать


Дай списать

В конце 2010 г. банки начали избавляться от безнадежной задолженности по кредитам. В распоряжении банкиров имеются несколько механизмов расчистки балансов от проблемных долгов. При этом выбор инструмента во многом зависит от типа проблемной задолженности.

Списывать - нехорошо

Так, “проблемку” можно списать за счет сформированных резервов. По данным НБУ, на 1 декабря 2010 г. банки сформировали 114,8 млрд грн. резервов под кредиты, а проблемная задолженность превысила 90 млрд грн..

По максимуму такой возможностью воспользовался Проминвестбанк. За счет резервов в конце 2010 г. были списаны кредиты на 4,4 млрд грн., что составляет около 16% кредитного портфеля этого финучреждения.

“В основном это были кредиты юридическим лицам, под которые были сформированы 100%-ные резервы. Во исполнение требований постановления НБУ №424 (постановлением №424 от 13.09.10 г. Нацбанк утвердил упрощенный порядок списания банками безнадежных кредитов, см. статью "Списатели") мы перевели задолженность на внебалансовые счета и будем продолжать работу по ее взысканию - прощать такие крупные долги никто не намерен”, - объясняет Владислав Кравец, член правления Проминвестбанка.

Эта операция не повлияла на финансовый результат банка, поскольку убытки уже были понесены ранее - в момент формирования резервов. В то же время списание “проблемки” позволило фин­учреждению высвободить капитал (т.е. увеличить норматив адекватности капитала Н2) для наращивания активных операций.

В декабре 2010 г. достаточно крупные суммы безнадежной задолженности списали также УкрСиббанк (326 млн грн.), ПриватБанк (254 млн грн.), “ВТБ Банк” (190 млн грн.) и “Альфа-Банк” (174 млн грн.). Ранее банки не могли применять упрощенный механизм из-за особенностей налогового законодательства.

Согласно налоговым нормам, списывать проблемную задолженность можно было только в случае признания должника неплатежеспособным, т.е. объявления его банкротом. Основанием для списания долгов физлиц являлось закрытие исполнительного производства по факту отсутствия у должника каких-либо активов.

То есть для осуществления правильного списания необходимо было ждать несколько лет. В противном случае налоговая служба трактовала использование резервов для списания как получение банком дохода.

Следовательно, возникала необходимость уплаты 25%-ного налога на прибыль. Если же речь шла о физлицах, то преждевременное списание долга трактовалось как предоставление подарка на сумму этого долга. Значит, банк, как налоговый агент неплатежеспособного заемщика, должен был уплатить вместо него 15% НДФЛ.

Смутные сомнения

Следует отметить, что очень многие банкиры не рискнули масштабно применять нормы постановления НБУ №424 до получения соответствующих разъяснений со стороны ГНАУ.

“Нацбанк принял этот документ единолично, это не совместное постановление с налоговой. Сегодня мы примем этот документ в работу, а завтра к нам придет налоговый инспектор и скажет: ничего не знаю - платите налоги”, - делится сомнениями председатель правления крупного банка, пожелавший остаться неназванным. В начале декабря 2010 г. Нацбанк потребовал от своих подопечных завершить списание безнадежных кредитов до конца года.

Однако большинство банков если и проводили сделки в соответствии с новым порядком, то на небольшие суммы, в качестве эксперимента. Так, “Эрсте Банк” в 2010 г. списал около 60 кредитов на 11,6 млн грн. Это были авто- и ипотечные кредиты населению в валюте.

“Списания происходили исключительно за счет сформированных страховых резервов. Общий дисконт (потери банка) в целом по списанному портфелю составил около 40% - по телу кредитов и около 25% - по процентной задолженности”, - отмечает Павел Цетковский, председатель правления “Эрсте Банка”. Банк “Хрещатик” в прошлом году списал безнадежную задолженность всего на 525 тыс.грн.

“Списания в рамках постановления НБУ №424 были, но суммы небольшие”, - говорит Дмитрий Зинков, председатель правления “ОТП Банка”. Любопытно, что некоторые фин­учреждения наотрез отказались комментировать тему списания проблемных долгов.

Так, в Universal Bank в ответ на отправленный запрос сообщили: “Банк не имеет возможности предоставить комментарий на данную тему”. В “Райффайзен Банке Аваль” заявили, что предоставить информацию смогут не ранее 8 апреля, когда будут официально объявлены итоги работы группы за 2010 г.

Свалиться в коллектор

Учитывая налоговые риски списания кредитов за счет резервов, банки стали проявлять заинтересованность к продаже проблемных кредитов коллекторам.

“Некоторые банки осуществляют продажу до формирования резервов. Они тянут время, а потом просто продают проблемные долги”, - говорит Кирилл Ципривуз, директор коллекторской компании ФАСП.

Оценки объемов этого рынка сильно различаются. Так, по мнению Виктора Ореховского, директора по продажам компании Credit Collection Group (CCG), в 2010 г. банки продали коллекторам около 2 млрд грн. кредитной задолженности. Тогда как Ципривуз считает, что речь идет о 5 млрд грн.

Наиболее активно с коллекторами сотрудничает Правэкс-Банк. В конце прошлого года это финучреждение провело тендер по продаже “плохих” долгов на 520 млн грн.

Годом ранее банк продал безнадежные кредиты в размере 930 млн грн. Итого: почти 1,5 млрд грн. Кроме того, проблемные портфели в 2010 г. коллекторам продавали “Альфа-Банк” (600 млн грн.), Сведбанк (190 млн грн.), Кредобанк (170 млн грн.), УкрСиббанк (50 млн грн.), “ВТБ Банк” (25 млн грн.).

“Активно портфели продают 5-6 банков, у которых эта процедура поставлена на поток. Как правило, это крупные банки, но не входящие в Топ-5 крупнейших. В то же время крупнейшие игроки рынка пока не проводили таких сделок. Но они к этому придут: портфель накапливается, и рано или поздно придется принимать какое-то решение”, - говорит Ореховский.

По словам участников рынка, наиболее активно проблемную задолженность банков скупают 5-10 коллекторских агентств, среди которых CCG, “Укрборг”, Verdict, CredEx, “УкрФинанс” и “Прима-Коллект”.

Представители коллекторских компаний говорят, что цены проблемных портфелей составляют 5-20% номинальной суммы продаваемой задолженности.

Следует отметить, что под задолженностью понимается как собственно портфель кредитов, так и нереализованный заработок банков на нем. Доля второй составляющей в общей сумме зачастую даже превышает размер тела кредита.

По информации БИЗНЕСа, один из банков продал “проблемку”, которая на 80% состояла из начисленного, но не уплаченного процентного дохода, пени и прочих штрафных санкций.

“Стоимость портфелей составляет 3-5% их величины, так как продаются старые долги - двухлетней давности, они больше и не стоят. Более свежая “проблемка” может стоить около 8%”, - поясняет Ципривуз.

В свою очередь, Виктор Ореховский считает иначе: “Сейчас рынок перегрет - цены завышены, если сравнивать с Россией и странами Восточной Европы. Например, цена портфеля без залоговых кредитов с просрочкой более 1 года составляет около 20%”.

Впрочем, банкиры подчеркивают, что продавать коллекторам целесообразно только необеспеченные потребительские кредиты (PoS- и cash-кредиты, кредитные карты).

“Коллекторы, на мой взгляд, наиболее эффективно работают с беззалоговыми потребительскими кредитами. Когда у нас возникают “хвосты” по кредитным картам, мы продаем такую задолженность коллекторам”, - констатирует Дмитрий Зинков. Такое мнение разделяют и другие банкиры.

“Пока рынок сложился только по беззалоговым кредитам, при этом продается устаревшая задолженность, которую банки считают нецелесообразным взыскивать своими силами. Коллекторские компании пока не готовы и не заинтересованы вести судебные споры по залоговым кредитам, потому что это долго и дорого”, - поясняет Егор Кононенко, начальник департамента работы с просроченной задолженностью УкрСиббанка.

С ним соглашается Зинков: “В судебных разбирательствах лучше себя проявляют банковские юристы”. Тем не менее в прошлом году состоялась первая крупная сделка по продаже залогового кредита.

В ноябре 2010 г. компания CredEx купила у “Индекс-Банка” портфель залоговых кредитов на 160 млн грн. Коллекторы говорят, что основная сложность покупки залоговых кредитов заключается в объективной оценке портфеля.

Если бланковые кредиты банкиры готовы продавать почти за бесценок, то расставаться с залогами по обеспеченным кредитам они могут, только если им предложат солидную компенсацию, которая примерно соответствует рыночной стоимости залогового имущества.

В свою очередь, коллекторские фирмы просто не располагают такими ресурсами и уж тем более не рискуют “замораживать” их в сомнительных сделках. Они надеются, что на ближайшие годы им хватит работы даже с мелкими “потребами”. “Потенциал рынка реализован не более чем на 10%”, - уверяет Кирилл Ципривуз.

Весомый фактор

Как уже писал БИЗНЕС , наряду с коллекторами проблемную задолженность у банков активно выкупали небанковские финансовые компании. При этом юридически сделки оформлялись в виде фак­торинговых операций.

По данным Госфинуслуг, объем подобных операций, осуществленных небанковскими компаниями, за 9 месяцев 2010 г., по сравнению с аналогичным периодом 2009 г., увеличился почти в 4 раза - до 3,9 млрд грн.

Дело в том, что некоторые банки создали собственные компании - специально для передачи им проблемных кредитов. Например, своя факторинговая компания есть у “ОТП Банка” - “ОТП Факторинг”.

“Этой компании передаются залоговые кредиты населения. С долгами юридических лиц банк работает своими силами”, - объясняет Зинков. По его словам, операции совершаются с таким дисконтом, чтобы сделка имела нулевой финансовый результат для банка.

Например, если портфель проблемных кредитов составляет 100 млн грн. и покрывается сформированными резервами на 60%, то банк получает от компании 40 млн грн. В ближайшее время подобной структурой намерен обзавестись Банк Кипра.

Так, Владислав Байрака, председатель правления Банка Кипра, сообщил: “Для очистки баланса украинского банка правление Bank of Cyprus приняло решение создать в Украине специальную компанию с уставным капиталом в EUR15-25 млн, которая выкупит у Банка Кипра 150-200 млн грн. “токсичных” активов”.

Вообще, по словам участников рынка, специальные компании для “слива” проблемной задолженности есть у многих финучреждений, однако эта информация не афишируется.

“Думаю, у каждого банка есть компания, на которую он может списывать безнадежные кредиты, однако это непубличные сделки, о которых почти нет информации, - говорит г-н Ципривуз. - Однако такой подход не решает проблему, он ее просто маскирует. В то же время продажа долгов коллекторам позволяет сразу вернуть хотя бы часть суммы”.

По оценкам Ореховского, почти половину проблемных активов банки продают не коллекторам, а родственным компаниям. Однако есть проблемы с переброской в такие компании кредитов в валюте.

“Мы хотели продать родственной компании кредиты в валюте, но оказалось, что для этой операции такая компания должна получить валютную лицензию. А это требует немалого времени”, - сетует председатель правления крупного банка с иностранным капиталом, пожелавший остаться неназванным.

Побочный эффект

Любопытно, что иногда факторинговые компании выступают посредниками при покупке кредитной задолженности юридических лиц в целях установления контроля над компанией-заемщиком.

“Покупать мелкие кредиты физлиц - это вообще неинтересно. Мы покупаем у банков исключительно долги конкретных юридических лиц. При этом работаем в качестве посредников. Заказчиками выступают компании, заинтересованные в покупке долга, - рассказывает руководитель одной из небанковских финансовых компаний. - Допустим, есть долг завода, который производит яблочный концентрат, есть российская компания, заинтересованная в этом бизнесе. Ей интересно купить у банка его кредитную задолженность с большим дисконтом. Такую услугу может предоставить только факторинговая компания”.  

Егор Кононенко, начальник департамента работы с просроченной задолженностью УкрСиббанка

- Конечно, продажа безнадежных кредитов коллекторам предпочтительнее, чем просто их списание за счет резервов. Цена проблемных портфелей, как правило, колеблется в пределах 10-15% суммы задолженности.

Но когда речь идет, скажем, о 30 млн грн. и более, то даже 10% этой суммы лучше, чем ничего. Тем более что расходы на проведение тендера не превышают нескольких тысяч гривень. Мы продаем коллекторам кредиты ежеквартально. Это портфель, состоящий из PoS-кредитов и карточных займов.

Прежде всего мы проверяем деловую репутацию коллекторской компании. Для нас важно, чтобы она работала с заемщиками корректно и в рамках законодательства.

Кроме того, возможны ситуации, когда банк передал кредит с признаками мошенничества (заемщик не установлен), т.е. непонятно, с кого взыскивать задолженность.

В таких случаях банку важно понимать, как поведет себя коллектор, будет настаивать на возврате договоров банку и потребует обратно часть денег или же изначально возьмет подобный риск на себя.

Вадим Березовик, член правления по рискам банка “Форум”

- Продажа “плохих” долгов сторонним компаниям пока не особо выгодна банкам в силу ценовой политики, сформировавшейся на рынке.

В 2010 г. мы списывали кредиты, по которым банк провел все соответствующие процедуры - банкротство, ликвидация предприятий, реализация всего имущества, которое было на компаниях. Наша главная задача - за текущий и следующий год полностью расчистить свой баланс.

То есть тех проблемных активов, которые есть на нашем балансе сейчас, через два года не будет. Несмотря на то что НБУ принял определенные нормативные документы, упрощающие процедуры списания, в ряде случаев банки просто боятся списывать кредиты, поскольку нет соответствующих разъяснений от налоговой администрации.

Кроме того, существует еще одна проблема. По-прежнему достаточно сложно списывать кредиты физлиц - в основном из-за опасений цепной реакции среди добросовестных заемщиков, которые, увидев, что чей-то долг был списан, прекратят обслуживать собственные кредиты.

Елена Домуз, вице-президент “VAB Банка”

- Мы использовали два механизма расчистки баланса: продажу розничного необеспеченного портфеля через тендерную процедуру внешним компаниям и списание за счет резервов обеспеченных кредитов, которые соответствуют критериям, определенным постановлением НБУ №424.

В основном были списаны кредиты в иностранной валюте. Основная проблема состоит в том, что банковское и налоговое законодательство до сих пор не урегулированы в вопросе определения безнадежной задолженности.

Поэтому банки в своей деятельности при списании кредитов ориентируются прежде всего на налоговое законодательство. В то же время процесс списания безнадежной задолженности по налоговому законодательству достаточно длительный и затратный, прежде всего в части временных ресурсов.

Виктор Ореховский, директор по продажам Credit Collection Group

- В конце года банки традиционно активизируют продажу проблемных кредитов, поэтому судить о степени влияния на этот процесс постановления НБУ №424 проблематично.

Тендеры по продаже проблемных портфелей планировались банками еще в октябре-ноябре. Наша компания в прошлом году участвовала, как минимум, в 10 тендерах, из них семь-восемь проходили осенью.

Бывают закрытые конкурсы, когда банки сами рассылают предложения поучаствовать двум-трем определенным коллекторским компаниям, а бывают публичные тендеры, о которых они извещают на своих сайтах.

Обычно тендеры являются закрытыми. На рынке есть пять коллекторских компаний, которые борются за покупку проблемных долгов.

Многое зависит от банка - для одних важен имидж, для других - предложенная цена. Под имиджем понимается, будет ли коллектор работать с должниками, придерживаясь морально-этических норм.

Дмитрий Гриньков

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Сервис подбора кредитов
  • Отправьте заявку
  • Узнайте решение банка
  • Подтвердите заявку и получите деньги
грн
Заказать кредит онлайн
В Контексте Finance.ua