Нехай горить


Нехай горить

В середине августа тональность новостей из Европы в очередной раз резко изменилась. Если в начале весны “греческий” кризис спровоцировал появление множества “похоронных” прогнозов относительно дальнейшей судьбы Евросоюза, то ближе к концу лета стало понятно, что еще какое-то время единая Европа протянет.

По крайней мере, панику по поводу бюджетных дефицитов европейских стран брюссельским чиновникам удалось умерить, создав стабилизационный фонд, Германия воспользовалась падением евро и укрепила свои позиции в ЕС и в мировой экономике, а еврозона с 1 января 2011 г. пополнится новым членом - Эстонией.

Замыкает череду бравурных новостей недавнее заявление еврокомиссара по вопросам бюджета Януша Левандовского о возможном введении наднациональных налогов в ЕС. В то же время кризис суверенных задолженностей никуда не делся, а девальвация евро - это не только прибыль для экспортеров, но и убытки для населения и банков.

Ernst&Young, не самая мелкая компания, продолжает прогнозировать дальнейшее размежевание севера и юга ЕС. По прогнозам аналитиков этой корпорации, в Греции, Португалии, Испании рецессия продлится до 2014 г., а Германия и Нидерланды продолжат восстанавливать экономику. БИЗНЕС попытался разобраться, что же на самом деле ждет крупнейшую экономику мира и нашего непосредственного соседа в ближайшей перспективе.

А что, если вдруг

Несмотря на оптимистические заявления, финансовые эксперты призывают все же проявлять осторожность и просчитывать наихудший вариант, а именно: что произойдет, если еврозона все-таки не выдержит испытания нынешним кризисом?

“Даже если официальная позиция состоит в том, что евро не может потерпеть крах, невозможно себе представить, чтобы чиновники и регуляторы совсем не думали о вероятных последствиях в случае крушения валюты”, - считает управляющий M&G Optimal Income Fund Ричард Вулнаф.

Сценарий полного распада еврозоны предложил и экономист финансовой компании ING Марк Клиффе. По его расчетам, это приведет к сокращению ВВП стран-участниц на 4-9%; пострадают также государства, не входившие в еврозону.

Страны, составляющие ядро Евросоюза, захлестнет дефляция, а в периферийных странах, наоборот, потребительские цены повысятся, по меньшей мере, на 10%.

Дорвавшись до печатного станка, правительства попытаются удешевить свои товары на внешних рынках, обесценивая свои валюты: в Ирландии, Португалии и Испании девальвация составит 50% по отношению к гипотетической новой немецкой марке, а в Греции - 80%, считает эксперт.

Не на шутку пострадает и Германия, мотор современной экономики Европы: немецкий экспорт в страны еврозоны, составляющий сегодня значительную долю всего экспорта ФРГ, мигом утратит конкурентоспособность. Это приведет к падению ВВП Германии на 10%.

Когда они едины

Европейские лидеры, напротив, о худшем не говорят, а в течение всего лета неустанно озвучивают призывы к сплочению и единению. Сначала председатель Европейского совета Херман ван Ромпей заявил, что для эффективного преодоления кризисов необходимо создать единое экономическое правительство в рамках еврозоны.

Потом эту же тему поднимали канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Николя Саркози. Причем на этот раз речь уже шла о правительстве, юрисдикция которого будет распространяться на все 27 государств ЕС, а не только на 16 членов еврозоны.

Эти предложения выглядят сенсационно лишь на фоне весенних заявлений, когда руководство той же Германии вообще угрожало выйти из Евросоюза.

Но в более широком контексте эти инициативы кажутся логичными, продолжая давно уже взятую линию на неолиберальное объединение ЕС в единое конфедеративное государство, подкрепленную в декабре 2009 г. принятием Лиссабонского договора.

“Лиссабонскому” духу вполне соответствуют предложения лишать права голоса страны, нарушающие европейский Пакт финансовой стабильности, ограничивающий допустимый размер госдолга 60% ВВП страны, а размер бюджетного дефицита - 3% ВВП. “Так и только так мы сможем добиться прогресса в Европе”, - уверена Меркель.

Эти ограничения были приняты еще десять лет назад, когда только был введен евро. Но Франция и Германия первыми нарушили Пакт финансовой стабильности. На практике он не соблюдался никем: все считали (как выяснилось теперь, справедливо), что ни одной стране еврозоны не позволят обанкротиться.

Сегодня немецкие политики “накручивают” граждан против “ленивых дармоедов” в Греции и других странах, не соблюдающих финансовую дисциплину. Однако глава Европейского центробанка (ЕЦБ) Жан-Клод Трише напомнил, что именно безответственная политика Берлина и Парижа привела к кризису. “Немецкой общественности следовало бы так бурно реагировать на нарушения европейского Пакта стабильности не сейчас, а еще в 2004 г.”, - отметил он.

Лови момент

Кульминацией европейского единения стало предложение ввести в ЕС систему прямого налогообложения в обход национальных правительств. О таких планах прессе рассказал Януш Левандовский. Традиционно бюджет ЕС формируется за счет трансфертов из 27 национальных бюджетов, размер которых для каждого государства высчитывается исходя из размера ВВП и доли НДС в бюджетных доходах.

Второй источник бюджетных доходов - “собственные средства”. Под таковыми имеют в виду прежде всего поступления от таможенных пошлин, которыми облагают товары, ввозимые на европейский единый рынок. В 1988 г. эти поступления составляли 89% доходной части общеевропейского бюджета.

Но сейчас, когда годовой бюджет ЕС вырос до EUR140 млрд (около 1% ВВП), их доля сократилась до 24% - остальное должно перечисляться из национальных бюджетов. По мнению г-на Левандовского, “нынешняя структура доходов ЕС не отражает духа европейских договоров”.

Чтобы исправить эту досадную ситуацию и уменьшить зависимость евробюрократов от избирателей отдельных стран, он предложил ввести ряд прямых налогов: на банки, на финансовые транзакции, на авиаперелеты и на выбросы углекислого газа. Эти предложения прозвучали как раз накануне начала обсуждения бюджета ЕС на 2014-2020 гг.

Еще в январе этого года еврокомиссар утверждал, что “Европа не готова к европейскому налогу”: слишком уж непопулярным окажется введение новых налогов, еще и взимаемых никем не избранными брюссельскими чиновниками. Но волна возмущения действиями банкиров, захлестнувшая всю Европу, внесла в повестку дня вопрос о введении специальных банковских налогов.

Если уж их взимать в любом случае, то не все ли равно, куда пойдут деньги? Таким вопросом задались в Еврокомиссии и стали ловить момент. Введение наднациональных налогов проталкивается под прикрытием двух популярных в народе идей: защиты окружающей среды и наказания нечистоплотных финансистов.

Для национальных бюджетов это означает некоторое сокращение обязательных трансфертов в брюссельский “общак” - на это упирают энтузиасты новых налогов. Но это также означает, что правительства отдельных стран уже не смогут ввести свой налог “на экологию” или “на банки”. “С политической точки зрения, такие перемены на данном этапе совершенно нереалистичны”, - считает директор исследовательского центра Bruegel Жан Пизани-Ферри.

Собственные налоги - один из четырех атрибутов государства, наряду с территорией, правом издавать законы и наличием аппарата принуждения. Территория у ЕС есть давно, а в остальных трех направлениях европейские чиновники активно работают.

Что мешает

Впрочем, все идет не так гладко, как кому-то хотелось бы: возникает множество вопросов со стороны сторонников объединения, на которые участники процесса отвечают по-разному. Прежде всего, в каких рамках объединяться? В последнее время речь идет об интеграции в рамках всех 27 государств ЕС, но почему Дания или Великобритания, не входящие в зону евро, должны подстраивать свою бюджетную политику под стандарты стран, на территории которых действует единая валюта?

Для еврозоны общие фискальные стандарты целесообразны, а для остальных членов ЕС - вряд ли. Границы Шенгенской зоны и Таможенного союза ЕС тоже не совпадают ни друг с другом, ни с границами ЕС. И одно дело говорить об экономической интеграции, и совсем другое - призывать, например, к созданию общеевропейских вооруженных сил или полицейского ведомства.

Во Франции представитель президентского Объединения в поддержку республики Ксавье Бертран заявил на прошлой неделе, что в целях борьбы с нелегальной миграцией “на общеевропейском уровне необходимо более жесткое регулирование, чтобы пограничные службы могли работать как на воде, так и на суше”.

На практике это, опять-таки, означает дальнейшее объединение ЕС (ведь общеевропейские органы получают такие полномочия, которых раньше у них не было), но совсем не то, о котором мечтали жители европейских стран.

Многие процессы тормозятся, как можно судить, в ходе аппаратных интриг, противостояния между нынешними брюссельскими чиновниками и национальными лидерами с большими амбициями.

Так, предложение создать новые учреждения, призванные гарантировать бюджетную дисциплину, бурно поддержали немецкое и французское руководство, а также председатель Европейского совета (фигура во многом декоративная).

А представители реальной власти в ЕС - глава ЕЦБ и глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу - отнеслись к идее довольно прохладно. Господин Баррозу заявил, что не видит такой необходимости.

Вместе с тем, когда Еврокомиссия озвучила идею общеевропейских налогов, два крупнейших государства - Великобритания и Германия - выступили категорически против. “Великобритания считает, что вопросы налогообложения члены ЕС должны решать на национальном уровне”, - заявил министр коммерции Джеймс Сасун, пообещав, что коалиционное правительство его страны заблокирует подобные инициативы.

Его можно понять: если Брюссель получит право взимания налогов, Великобритания может распрощаться со своими офшорными зонами. По аналогичным причинам не рад этому, вероятно, и Кипр. Да и Лондон в целом очень осторожно относится к любым попыткам углубить интеграцию ЕС.

Германия, мотор евроинтеграции, тоже поспешила откреститься от озвученной инициативы: “Мы будем отбиваться от налогов ЕС и от вмешательства ЕС в национальные системы налогообложения”, - пообещал представитель немецкого Минфина.

Очевидно, Германия, которая явно претендует на лидерство в Европе, еще недостаточно переформатировала под себя структуры ЕС, и если ввести общие налоги сейчас, они будут проходить “мимо кассы”. Отсюда - пока абстрактный характер призывов Берлина к созданию “европейского экономического правительства”.

Тело расширяется

Как и прогнозировал БИЗНЕС, экономика Европы пока “выруливает” благодаря экспорту, который заметно вырос после девальвации евро. Во II квартале ВВП еврозоны вырос на 1%, а Германии - на 2,2%, что является рекордным показателем с момента объединения страны.

“Грекам же и испанцам, у которых ВВП продолжает снижаться, остается только учиться у немцев, как использовать проблемы соседей в своих интересах. Дисбалансы в Европе могут усугубляться и дальше”, - констатирует аналитик ГК “Альпари” Егор Сусин.

Действительно, если Словакия, Германия и Эстония демонстрируют рост ВВП, то в Испании, на Кипре, в Болгарии, Греции и особенно в Латвии спад продолжается.

Этим летом многие порадовались за Эстонию, в которой с 1 января начнет ходить евро. Но, по мнению экспертов, дальнейшего расширения еврозоны ждать не стоит. “Скептические настроения на этот счет стали заметнее даже в таких экономически сравнительно здоровых странах, как Польша и Чехия.

Там увидели, насколько серьезными в политическом и экономическом отношении могут быть последствия вступления в зону евро”, - комментирует глава банка Raiffeisen International Херберт Степич.

Украинский край

Более тесно интегрированный ЕС сможет выставлять больше претензий своим торговым партнерам, в частности Украине, уверен директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик.

“Позиция Брюсселя в вопросах торговли ужесточится. Могут усилиться позиции стран, конкурирующих с Украиной в отдельных отраслях и стремящихся ослабить ее положение на мировых рынках.

Им будет проще влиять на ход переговоров о создании зоны свободной торговли между Украиной и ЕС”, - прогнозирует он. Кроме того, эксперт предупреждает и о других последствиях: “Как только в ЕС будут принимать какие-то новые, единые для всех правила, Еврокомиссия тут же будет требовать от Украины и других своих соседей перехода на эти неопробованные нормы”.

По его словам, консолидация Евросоюза означает, что Брюссель с новой силой будет навязывать Украине неолиберальную экономическую модель, вокруг которой сейчас объединяется и сам ЕС. “Во главу угла будет поставлена идея конкурентоспособности, по максимуму постараются все выжать из государства и передать в частные руки.

Пенсионная система тоже будет перекраиваться по западноевропейским лекалам: пенсионный возраст будет повышаться, а в пенсионную систему пустят частный капитал”, - считает Кулик.

В то же время президент Украинского центра развития внешнеэкономических отношений Анатолий Пинчук указывает на положительные стороны сплочения наших западных соседей: “Для Украины это будет означать упрощение торговли с ЕС, упрощение трудовой миграции. Вообще, речь будет идти о расширении “четырех свобод”: перемещения капиталов, товаров, услуг и людей”.

Отдельный вопрос - непосредственные соседи Украины, входящие в ЕС, такие как Польша или Румыния. Отношения с ними у официального Киева не всегда идеальные. Особенно богаты скандалами украинско-румынские отношения: наши страны постоянно пытаются поделить то Черноморский шельф, то устье Дуная, то Буковину с Бессарабией.

Есть претензии к Украине и со стороны Венгрии. Однако здесь как раз не стоит нагнетать панику: по мнению экспертов, восточноевропейские страны от консолидации ЕС не усилятся, а скорее, ослабятся. Вряд ли Бухарест сможет действовать смелее, рассчитывая на поддержку всей Европы.

Скорее, наоборот: свобода действий румынских политиков будет значительно ограничена, их полномочия в области внешней политики будут урезаны в пользу брюссельских чиновников.

Генрих Гиммлер, рейхсфюрер СС (1942 г.)

“Европейская империя образует конфедерацию свободных государств, в число которых войдут Великая Германия, Венгрия, Югославия, Словакия, Голландия, Бельгия, Валлония, Люксембург, Норвегия, Дания, Эстония, Латвия, Литва.

Эти страны будут самоуправляемыми. У них будет общая европейская валюта, общее управление в некоторых отраслях, в том числе в полиции, внешней политике и армии, в которой различные нации будут представлены национальными формированиями.

Торговые взаимоотношения будут регулироваться специальными соглашениями, и в этой сфере будет главенствовать Германия, как наиболее сильная в экономическом отношении страна, способная содействовать развитию слабых.

Быть может, только через три поколения Запад примет этот новый порядок, для которого и были созданы войска СС”

Денис Горбач

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Казна и Политика
Смотри также
Сервис подбора кредитов
  • Отправьте заявку
  • Узнайте решение банка
  • Подтвердите заявку и получите деньги
грн
Заказать кредит онлайн
В Контексте Finance.ua