Антикоррупционная коррупция


Антикоррупционная коррупция

Судьба антикоррупционных законопроектов и инициатив в Украине традиционно грустна. Очередной в ряду таких проектов - №5437, о Национальном антикоррупционном комитете (НАК), тоже пал бесславной смертью в сессионном зале ВР 7 июля. За него проголосовали лишь 115 депутатов из 226 необходимых для принятия. Немногие заметили "потерю бойца" - разве что сам автор, известный "фронтовик" Арсений Яценюк.

Честно говоря, вряд ли и сам Арсений Петрович всерьез рассчитывал на возможность принятия его законодательного детища. Законопроект, скорее, был пиарным продуктом, направленным на иллюстрацию "выполнения" Яценюком одного из основных лозунгов своей предвыборной кампании. Это доказывает и "фронтовой" стиль документа, который предлагал просто таки "ревтрибуналовское" решение: взять спецподразделения СБУ и МВД по борьбе с коррупцией да и объединить их в единый комитет. Причем этот комитет будет "военным формированием со специальным статусом", а подчиняться будет напрямую Президенту.

Звучит эффектно, но эффективности в этом маловато. Проект буквально разгромило Научно-экспертное управление ВР: ну, не согласовываются с Конституцией и действующим законодательством его ключевые положения. Государственный орган со специальным статусом не может существовать вне системы органов исполнительной власти. Военное формирование должно вести военные (боевые) действия в случае "внешней вооруженной агрессии", а коррупционеры – это все-таки внутренняя агрессия против государства. Как правило, безоружная. Танками и самолетами их не возьмешь. Потому не может быть такой комитет "военным формированием". Хотя могла бы быть очень живописная картинка: впереди глава государства на белом коне, за ним бойцы НАК в пятнастых комбинезонах атакуют коррупцию на "бэтээрах".

К тому же, Конституция дает исчерпывающий перечень полномочий Президента – и никакого руководства Национальным антикоррупционным комитетом там нет. И это лишь часть замечаний экспертов аппарата парламента, которые порекомендовали вернуть проект его разработчику.

Впрочем, даже если бы этот законопроект вдруг был бы принят, это совсем не гарантировало бы его выполнения. В Украине бывают интересные коллизии, например, вступление в действие принятых законов может надолго откладываться. Особенно, если речь идет о борьбе с коррупцией.

Еще летом 2009 года Верховная Рада, выполняя обязательство Украины перед Советом Европы в данной сфере, приняла три базовых закона: 1) "Об основах предотвращения и противодействия коррупции", 2) "Об ответственности юридических лиц за совершение коррупционных правонарушений", 3) "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности за коррупционные правонарушения".

Однако практических последствий никаких не наступило. Вступление в силу этими тремя законами сначала перенесли на 2010 год, а затем – и на 2011-й. Но никто из экспертов не верит в то, что эта "троица" вообще хоть когда-то заработает. По крайней мере, без внесения коренных изменений. Почему? В свое время (11 декабря прошлого года) основную причину объяснил с небывалой откровенностью тогдашний министр МВД Юрий Луценко: "Мы должны зарабатывать через платные услуги и благотворительные фонды. Если с 1 января это остановится, милиция неэффективно будет работать, как и другие силовые структуры".

Если перевести это на нормальный язык, то это будет значить примерно следующее: "Правоохранительные органы, которые якобы борются с коррупцией, зарабатывают на этой самой коррупции, а потому без коррупции прожить не могут". Тот, кто хоть иногда сталкивался с формированием благотворительных фондов при органах МВД, ни на минуту не усомнится, что это и есть та сама коррупция. Она же, миленькая, процветает во всех специальных и внебюджетных фондах государственных органов, на которые замахнулись три упомянутых закона. Насколько известно автору, никто эти прекрасные "кормушки" для тысяч высокопоставленных чиновников отменять не собирается. А через них перераспределяются миллиарды гривен – сколько именно, не знает никто, такие фонды не подотчетны даже Счетной палате. А еще три "замороженных" закона обязывают декларировать все доходы и расходы госслужащих, а также их ближайших родственников. И даже подарки. Причем за "левые" расходы, которые выходили за рамки официальной платы, предусматривалось не просто административное наказание вплоть до увольнения, но и уголовная ответственность. Как говорил один известный киноперсонаж, "на это мы пойтить не могём". Народные депутаты устроили "неправильным" законам "глубокую гибернацию", невзирая на грозные предостережения мониторингового комитета ПАСЕ. Попутно они очень помогли миллионам украинских предпринимателей-совместителей, которым пришлось бы отказаться от других видов деятельности и терять свои кровные. Кстати, именно этим многие депутаты и мотивировали свое "отлагательное" голосование. Не объясняя, почему нельзя было откорректировать эти драконовские нормы законов во время их рассмотрения и чтений.

Парадоксальная вещь: после того, как депутаты в сущности вырвали из рук стражей порядка законодательное оружие борьбы с коррупцией, они без устали планируют создание новых бюрократических структур, которые должны такую борьбу успешно вести. И это не только приснопамятная идея Арсения Яценюка относительно "военного формирования во главе с Главнокомандующим".

Вообще говоря, тех структур и так немало. Управление по борьбе с экономической преступностью МВД (УБЭП), спецподразделение "К" СБУ, налоговая милиция, Военная служба правопорядка (в составе Вооруженных Сил Украины), наконец, правительственное Бюро по вопросам антикоррупционной политики, которое должно координировать всю работу в данном направлении. А результат – в полном соответствии с известной пословицей о куче нянь и несчастной детке. Если в 2008 году Украина занимала 134 место в мире по уровню коррупции, то по итогам 2009 потеряла еще 12 позиций и упала на 146-те (рейтинг составляется по принципу "от лучшего - к худшему"). Но законодатели упрямо "продавливают" создание самой "главной" антикоррупционной структуры. В начале марта этого года в ВР был зарегистрирован проект закона № 5031 "О Национальном бюро антикоррупционных расследований Украины". Авторы – депутаты практически всех фракций ВР: бютовец О.Рябека, квазибютовец Г.Омельченко, коммунист І.Калетник, нунсовцы Г.Москаль и Ю.Кармазин и литвиновец О.Зарубинский. Их объединяет разве что причастность к силовым органам – СБУ, МВД, таможне (исключение – Зарубинский).

А еще депутатов объединяет невероятная любовь к Кабинету Министров им. Азарова, которому они и собираются подчинить новую антикоррупционную структуру. По замыслу авторов, она будет иметь узкую специализацию и сосредоточится на выявлении и расследовании фактов коррупции среди "высших должностных лиц". Правда, как отметило все то же Главное научно-экспертное управление ВР, в законодательстве такого термина просто нет, потому никто не может четко очертить круг этих "VIP-лиц". Кроме того, эксперты управления не считают необходимым специальный закон о таком органе и предоставлении ему специального статуса.

Влияние парламента на Нацбюро законопроект ограничивает влиянием парламентского комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией: лишь с ним согласовывается назначение и увольнение руководителя структуры. Дискриминация какая-то выходит относительно других депутатов. Кстати, Конституционный Суд в своем решении № 12-рп/2009 в мае 2009 года признал неконституционными аналогичные положения о гипертрофированных полномочиях профильного комитета ВР в Законе Украины “Об организационно-правовых основах борьбы с организованной преступностью”. У нас, конечно, нет прецедентного права, но…

Интересно, что ст. 25 законопроекта устанавливает ограничение относительно задержания, осмотра личных вещей, транспортных средств, возбуждения уголовного дела в отношении самих работников Национального бюро. Следовательно, сами они априори безгрешны.

Сомнительно, честно говоря, как сомнительно и то, что безгрешны работники Кабмина, которые и получат в подчинение новую структуру. Более того, на правах журналиста выскажу оценочное суждение: автор уверен, именно в этом правительственном доме на Грушевского и находится один из мощнейших центров коррупции в Украине.

Потому тяжело не согласиться с теми обозревателями, которые указывают, что в случае появления Нацбюро (или Нацкомитета) "и без того нищенские бюджеты МВД и СБУ могут перераспределить в интересах нового ведомства. Не исключено, что после создания еще одного антикоррупционного органа начнется перетягивание каната между силовиками, которые будут перехватывать друг у друга информацию, будут использовать чужие банки данных и доказывать свою "нужность" в момент раздачи госбюджетных средств".

Вот такая выйдет "антикоррупционная коррупция"!

А Кабмин, между прочим, не слишком спешит бороться с коррупцией. Вчера директор бюро по вопросам антикоррупционной политики Руслан Рябошапка сообщил, что Кабмин до конца текущего года планирует лишь разработать государственную антикоррупционную концепцию.

По его словам, в основу концепции будет положен самый лучший международный опыт и последние наработки украинских научных работников и экспертов в этой сфере. "Это направление работы для нас является одним из важнейших", - заметил Рябошапка.

Что же, ожидаем концепции. Может, потом и борьба какая-то начнется с коррупцией. Но если будут созданы какие-то "специальные" структуры, которые займутся освоением бюджетных средств, тогда вряд ли.

Николай Писарчук

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

  • !

    Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство "УНИАН", в каком-либо виде строго запрещена.

Смотри также
Сервис подбора кредитов
  • Отправьте заявку
  • Узнайте решение банка
  • Подтвердите заявку и получите деньги
грн
Заказать кредит онлайн
В Контексте Finance.ua