Янукович. Начало


Янукович. Начало

Стодневный срок, на протяжении которого новая власть должна была показать "товар лицом", подходит к концу. Обещанные реформы (кроме судебной) - все еще лишь анонсы. Но с подходом президента к международной, кадровой и гуманитарной политике желающие уже успели познакомиться сполна.

На заре каденции Виктора Януковича (напомним, полномочия главы державы он получил 25 февраля) к напоминаниям представителей президентского лагеря о том, что первые 100 дней к новой власти по правилам хорошего тона полагается относиться со снисхождением, можно было бы воспринять со скепсисом. Ведь и в самом деле, многое ли изменится в стране за три с небольшим месяца?

Но уже к середине этого срока, после знаменательной встречи в Харькове, оказалось, что все-таки да - многое. И к знаменательной 100-дневной дате Виктор Федорович предоставил немало поводов поговорить о его манере управлять страной.

Среди них есть и курьезы, вроде самопроизвольно закрывающих дверей здания ВРУ в день инаугурации, плотного контакта с хвоей или непрекращающейся череды географических оговорок, и трагические случаи, как гибель человека при столкновении с президентским кортежем… Но главная причина интересоваться действиями президента - желание узнать, куда же он планирует отвести страну.

Если отдельные инициативы главы государства вызывают одобрение экспертного сообщества (или хотя бы его части), то общий "диагноз" может показаться не слишком утешительным. Девятнадцать опрошенных фондом "Демократические инициативы" специалистов в среднем невысоко оценили достижения первого этапа президентского правления. Перечень стандартных претензий к гаранту велик: здесь и резкий разворот во внешней политике, и неоднозначный подход к кадровой политике, и потворствование вольному обращению с Конституцией, и неумение объединить нацию вокруг своих начинаний… С одной стороны, 100 дней - действительно слишком небольшой отрезок времени, чтобы успеть переделать страну. С другой - уже первые шаги, сделанные в этом направлении, далеко не у всех вызывают энтузиазм.

Освежив в памяти предвыборную программу Виктора Януковича, можно заметить, что один из первых тщательно выделенных тезисов касался необходимости перемен в "верхах". "Смена власти - первый шаг на пути к обновленной стране" - спорить с этим утверждением трудно. Тем более, если учесть какое внимание в первые пару месяцев своего президентства Виктор Федорович уделил этой проблеме.

Одной только заменой таблички "Секретариат президента" на старую добрую надпись "Администрация", уменьшением зарплаты и разгоном "ющенковских" консультационных органов президент ограничиваться не стал. Первой серьезной переменой, не имеющей прямого отношения к главе государства, стало стремительное формирование коалиции имени отдельных депутатов, которая была собрана еще до того, как Конституционный суд с пониманием отнесся к такой инициативе.

После этого парламентское большинство получило возможность создать правительство, удобное для главы государства. Ярким примером того, что без консультаций со стороны президента дело не обошлось, служит тот факт, что премьером в итоге стал не самый рейтинговый кандидат. По мнению экспертов, для гаранта Николай Азаров является самым удобным главой Кабинета, чего сам глава правительства и не отрицал. Следом за переменами в Кабмине волна кадровых перестановок накрыла всю Украину: от центральных органов власти до представительств государства на местах.

Как отмечают внимательные наблюдатели, основным критерием для подбора руководства местными администрациями оказалось наличие "правильного" партбилета (а в случае со свеженазначенными "силовиками", может показаться, что большой кадровый плюс - донбасское происхождение): по подсчетам Агентства моделирования ситуаций 90 процентов губернаторов - члены ПР. Следующим логическим шагом могли бы стать полномасштабные перестановки и в органах местного самоуправления. Сделать это в конституционный срок - 30 мая, - как известно, уже не удалось.

Но в президентском лагере с недавних пор обрели убежденность, что даты, лучше 31 октября, в ближайшее время не сыскать. Вероятно, к тому времени будет закончено построение вертикали властной стабильности, каковой гордится президент, а заодно и - наведен порядок в партийных рядах. Собственную политическую силу глава государства не оставил вниманием. В конце апреля ПР провела съезд, в результате которого гарант стал "почетным лидером", Николай Азаров - главой партии, а, например, "группа Ахметова" лишилась представительства в руководящих структурах.

Судя по словам самого Виктора Януковича, пресловутая стабильность во власти может быть расценена как основное достижение первого этапа его президентства. Что предсказуемо: сначала нужно навести порядок в собственных рядах, а уже потом - в стране. Возможно, в силу этого, обещанные в программе реформы были отложены. К настоящему времени масштабно презентованы были только "околосудебные" инициативы гаранта, облегчающие жизнь граждан и усложняющие существование некоторых представительств третьей ветви власти.

Серьезное знакомство с другими инициативами вот-вот намечается: в ближайшие дни планируется познакомить народ с наработками зарубежных консультантов Рината Ахметова - возможно, в этот раз теоретические построения окажутся воплощенными в жизнь, тем более что того же требует Европа. Пока же президент не только успешно адаптировал властную систему, но и выполнял одну из базовых своих функций, согласно Конституции, - представлял государство в международных отношениях.

Во внешнеполитической активности Виктор Янукович действительно достиг определенных высот. Ярчайшей приметой его правления стала резкая смена ориентиров. В кратчайшие сроки Украина трепетно подружилась с Россией и существенно охладела к Атлантике.

Резкий крен в сторону Кремля - явление ожидаемое. На протяжении двух с половиной месяцев президенты Украины и России успели встретиться семь раз. Такая интенсивность должна была помочь нагнать время, потерянное за годы правления Виктора Ющенко. "Догнать и перегнать" Виктору Федоровичу удалось с лихвой. Лавры наиболее неоднозначного шага главы государства абсолютно заслуженно может получить знаменитый "Харьковский пакт": существенная скидка при оплате российского газа взамен на 25-летнее продление пребывания ЧФ РФ в Крыму.

Подобная инициатива и ее стремительное воплощение в жизнь сходу обзавелись ярлычком "Сдача национальных интересов" не только стратегических, но и экономических. Однако бодро стартовавший посыл к экономической интеграции со временем потерял обороты. "Экспромт" Владимира Путина о необходимости объединить "Газпром" и "Нафтогаз" взаимоотношения двух стран не могут толком "переварить" уже больше месяца, да с другими слияниями Украина пока не спешит. Зато одно из дел из долгого ящика - демаркация сухопутной границы между двумя государствами, наконец-то сдвинулось с мертвой точки. Правда, с делимитацией границы морской дела обстоят не так блестяще - но это изначально был куда более дискуссионный вопрос. Сдавать позиции в Керченском проливе власть пока не собирается, но вот сделать друзьям приятное в непринципиальных для себя вопросах - тоже не отказывается.

За месяцы своего правления гарант не церемонился с гуманитарными вопросами, раздражающими собеседников. И Степан Бандера с Романом Шухевичем - не герои, и Голодомор - не геноцид украинцев, и подход к оценке исторических событий нужно сменить, и судьбой русского языка обеспокоиться… А еще одной новостью, которая не могла не потешить Москву, стал отказ новой власти интегрироваться в НАТО.

Формулировка "Украина - внеблоковое государство" - уже давно является одной из излюбленных "мантр" Партии регионов. Со своим видением будущего (так "внеблоковое" или "нейтральное"?) власть имущие пока не определились. Тем не менее, плотно дружить армиями они ни с кем не хотят - ни с ОДБК (недавний экспромт уже Дмитрия Медведева), ни тем более с Североатлантическим альянсом. Декларируя готовность продолжать сотрудничество с НАТО, президент отметил: в Блок Украину все равно никто взять не сможет. Правда, говоря о недостижимых критериях, гарант слукавил - непременного выяснения воли народа на референдуме от Киева никто не требовал.

Постановив, что евроатлантическая интеграция Украины - "нереальна", власть, тем не менее, не собирается отказываться от интеграции европейской. Если судить по планам и обещаниям, то сотрудничество Киева с Евросоюзом идет полным ходом. Энтузиазм со стороны Европы понятен: там рассчитывают на то, что новая власть все-таки возьмется за реформы, которые она бодро гарантирует. В свою очередь, для Виктора Януковича и его окружения плотное общение с ЕС служит одновременно и индульгенцией, прикрывающей от обвинений в сугубо пророссийском курсе, и попытками взять на вооружение многовекторность образца эпохи Леонида Кучмы, и поводом потешить историческое самолюбие. Стать президентом, при котором было подписано соглашение об ассоциации и введен безвизовый режим, Виктор Ющенко не успел.

Тем больше поводов проявить активность для нынешних обитателей Банковой. Но главное затруднение, как и ранее, заключается в степени правдоподобности реформ. Без них авансовое доверие, которое Брюссель демонстрирует в отношении главы украинского государства, рискует быстро растаять. Пока же теплота двухсторонних отношений, подогреваемых обещаниями, радует взор. В принципе, при желании подход можно найти к любому геополитическому сердцу. Например, с неожиданным успехом Виктор Янукович съездил на "ядерный" саммит в США. Пообещав отказаться от высокообогащенного урана, гарант определенно порадовал равнодушного к восточноевропейской политике Барака Обаму. А вот в Украине и это решение встретили неоднозначно…

Внимание к европейским планам, в отличие от евроатлантических, может объясняться тем, что избирателям нового президента такие взгляды ближе. До сих пор на словах глава государства "тематические" интересы своего электората не ущемлял. Гуманитарная политика, характерная для новой власти, полностью соответствует тому, что хотел бы услышать не только Кремль, но симпатики пророссийского курса в нашей стране. Стоит отметить, что сам президент больших усилий в этой сфере не прилагает - например, указ о присвоении Степану Бандере звания Героя, так и не отменен. Но, в то же время, он не мешает своим сторонникам упражняться в инициативах, направленных на сужение сферы украинского языка или смену официального взгляда на историю.

Такое равнодушие Виктора Януковича (можно допустить, что с окончанием очередной предвыборной кампании вопрос экстренного огосударствливания русского языка главу государства остро не беспокоит) лишь способствует углублению противостояния между разными частями страны. А время от времени возрождающееся внимание к "околокультурным" чаяниям народа объединению не способствует. Например, масштабному празднованию Дня победы в лучших советско-российских традициях послужить таким источником общего порыва, судя по всему, так и не удалось. Впрочем, некоторую идеологизацию по советской модели трудно не заметить. Хорошей иллюстрацией может послужить намерение крымских властей провести 1 сентября на вверенной им территории "единый урок по изучению программы президента".

Возможно, специфика гуманитарного "поведения" президента обусловливается еще и тем, что ему трудно почувствовать себя главой всего государства. Даже после сравнительно благополучных поездок во Львов расслоение на "Мы и они" не исчезнет из актуальной на сегодня политической практики. Проявлением неумения сосуществовать и работать с другой точкой зрения могут служить отношения с политическими противниками. В этом случае показательна уже даже риторика властей: как и во времена Леонида Кучмы, оппозиция вновь стала "так называемой". Разобщенность "меньшевиков" - сущий подарок для власти, ведь именно она позволяет сильным страны сей ситуативно решать, кто тут "конструктивно" критикует, а кто нет.

Другим поводом задуматься над умением реагировать как на политические протесты, так и на общественные инициативы, служит "околоцензурная" ситуация. Как известно, обратив внимание на ряд жалоб журналистов, на Западе обеспокоились судьбой свободы слова в Украине. Власть же не преминула заподозрить, что без происков оппозиции дело тут не обошлось. Хотя ей стоило бы пересмотреть свои взгляды на природу возможных протестов (особенно сейчас - после событий в Киеве и Харькове): на позиции "Есть мнение мое и оппозиционное, оно же - неправильное" демократическое правление не построишь.

Поводов сделать вывод о том, каким будет будущее правление Виктора Януковича, большинству его антипатиков уже хватило. На кого-то критично подействовало правовое обеспечение процесса создания коалиции, кого-то поразила кадровая политика, кто-то до сих пор не может прийти в себя после "харьковского пакта" и ряда "щедрых" предложений российской стороны. У симпатиков, для которых 100 дней - не срок, еще все впереди. Свое веское слово еще должны сказать реформы - если они действительно будут не только разрекламированы, но претворены в жизнь.

И все же одна только фраза Виктора Януковича, сказанная им в Страсбурге: "Демократия - это порядок" - многих заставила задуматься. Плотная работа с кадровым ресурсом, опосредованная (через Кабмин, парламентское большинство, местное руководство) концентрация власти в одних руках, готовность принимать непопулярные у значительной части народа геополитические решения в одночасье и с минимальным обсуждением - такие приметы первого этапа правления Виктора Януковича не способствуют оптимистичному взгляду на будущее его правления. Недаром некоторые эксперты вспоминают словосочетания "авторитарный режим" и "российский сценарий". Стартовал Виктор Янукович мощно и интересно. Но еще интереснее, куда именно он прибежит, и что может приобрести и рискует растерять страна по дороге.

Ксения Сокульская

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Сервис подбора кредитов
  • Отправьте заявку
  • Узнайте решение банка
  • Подтвердите заявку и получите деньги
грн
Заказать кредит онлайн
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua