Напряженная остановка


Напряженная остановка

Продажа крупнейшего химического актива – Одесского припортового завода – снова сорвана. Вчера конкурсная комиссия ФГИ отказалась признать покупателем компанию "Нортима", контролируемую акционерами ПриватБанка.

А премьер-министр Юлия Тимошенко обвинила участников конкурса в сговоре. "Нортима" оспорила решение фонда в суде, но добиться признания продажи будет непросто, отмечают юристы. Тем временем Кабмин и ФГИ уже готовятся к новому конкурсу, который должен состояться весной следующего года.

Утренний оптимизм

В Фонде госимущества (ФГИ) были готовы к тому, что продажа 99,567% акций ОПЗ будет проходить нестандартно. Подходы к зданию ФГИ по улице Кутузова, 18/9, где проходил конкурс, с 8.00 были перекрыты двойной цепью милиции, а в холле фонда дежурил спецназ. За милицейское оцепление даже не пустили автомобили инвесторов – два джипа Hummer Михаила Кипермана и Mercedes G-класса Тимура Новикова, представлявших компанию "Нортима", стояли за 100 м от входа в здание, на бульваре Леси Украинки.

Напомним, ранее президент Виктор Ющенко издал указ, призванный заблокировать приватизацию ОПЗ в этом году, и обратился с аналогичным требованием в Конституционный суд. Окружной админсуд Киева 22 сентября приостановил проведение конкурса по иску "Днепроазота" (контролируется группой "Приват").

Впрочем, никаких неприятных сюрпризов в ходе подготовки к торгам не было, если не считать малочисленный митинг, участники которого скандировали "Остановим белую с косой!". Глава конкурсной комиссии, заместитель председателя ФГИ Игорь Белоцерковец объяснил, что, поскольку исполнительная служба не открыла дело по решению окружного админсуда Киева и судебный исполнитель не потребовал остановить торги, Минюст разрешил ФГИ провести конкурс. Затем он вполне буднично принял от инвесторов их программы развития ОПЗ, отметив, что все они правильно сшиты, пронумерованы и росписи есть на всех страницах.

В конкурсе приняли участие все три инвестора, подавшие заявки,– "Нортима", контролируемая группой "Приват", "Фрунзе Флора" Константина Григоришина и "Азот-Сервис", аффилированная с российским концерном "Сибур". Накануне конкурса с заявлением выступил один из членов конкурсной комиссии – начальник отдела секретариата президента Евгений Капинус.

Он доказывал, что продажу не следует проводить до того, как Конституционный суд рассмотрит иск президента Виктора Ющенко. Его поддержал представитель "Нортимы" Роман Жуган, потребовавший, чтобы господин Белоцерковец назвал компанию, которой суд персонально запретил участвовать в конкурсе – "Азот-Сервис". Господин Белоцерковец отреагировал на выступления господина Капинуса спокойно: "Спасибо за информацию. Приступим к конкурсу".

Конкурсные предложения

Сюрпризы начались после того, как, распечатав предложения по стартовой цене, ФГИ обнаружил, что заявка компании "Азот-Сервис", которую в фонде называли фаворитом торгов, самая слабая – они предложили за завод всего 4 млрд грн. "Фрунзе Флора" – 4,02 млрд грн, а "Нортима" – 4,1 млрд грн. С последней суммы и начались торги.

В глаза бросалось то, насколько торги отличались от аукциона по продаже 93,02% акций ОАО "Криворожсталь" в 2005 году. Дело не только в том, что в ходе продажи ОПЗ было 18 аукционных шагов, а "Криворожстали" – 76. И не в том, что цена ОПЗ выросла лишь на 18%, а меткомбината – на 240%. Главное отличие состояло в поведении покупателей.

На торгах по продаже "Криворожстали" глава "Индустриальной группы" Сергей Тарута постоянно советовался с кем-то по телефону, заметно нервничал и в конце концов раздосадованно заявил: "По такой цене нам этот завод вообще не нужен!" Нервничали и другие участники. Вчерашний конкурс был достаточно вялым. Представители "Азот-Сервиса", например, не звонили по телефону, а, выйдя с торгов, несмотря на сотни посыпавшихся на них вопросов, не проронили ни слова, виновато улыбаясь прессе. Лецитатор остановил конкурс около 12.00 на сумме 5 млрд грн, предложенной "Нортимой". Конкурсная комиссия удалилась на совещание.

Холодная реальность

Комиссия совещалась недолго. Уже в 12.10 к прессе вышел и. о. председателя ФГИ Дмитрий Парфененко и объявил, что конкурс признан несостоявшимся. "Позиция фонда и правительства – не продавать такие жемчужины по заниженным ценам. Но вы сами все видели, как проходили торги. Поэтому мы признаем конкурс несостоявшимся. ОПЗ остается в государственной собственности",– сообщил господин Парфененко. По его словам, цена контрольного пакета акций ОПЗ составляет по меньшей мере 8-10 млрд грн. А стартовая цена 4 млрд грн предполагала длительные торги, как в случае с "Криворожсталью".

Первый заместитель председателя специальной контрольной комиссии Верховной рады по приватизации Александр Бондарь, присутствовавший на заседании конкурсной комиссии и вышедший вместе с господином Парфененко, рассказал, что, по мнению членов комиссии, "Сибур" просто несерьезно подошел к конкурсу, предложив за объект цену, заниженную в несколько раз. "Их поведение сложно объяснить",– отметил он. Позже поведение "Сибура" объяснила премьер-министр Юлия Тимошенко.

По ее мнению, налицо сговор участников конкурса, то, что они договорились купить ОПЗ на двоих, заплатив за него заниженную сумму. Инвесторов же, способных заплатить больше, по ее словам, распугали иски со стороны "Днепроазота", аффилированного с "Нортимой".

Инвесторы не согласились с утверждением премьера. В "Сибур-холдинге" заявили, что их цена обусловлена нынешней ситуацией на рынке минеральных удобрений, а также тем, что ОПЗ имеет большую затратную базу. Господин Новиков уверен, что госпожа Тимошенко должна либо привести доказательства сговора, либо извиниться. А предприниматель Константин Григоришин сказал Ъ, что у ФГИ изначально были завышенные прогнозы относительно цены акций ОПЗ. Представители "Нортимы" вчера заявили: "Мы намерены потребовать от фонда признать конкурс состоявшимся, а в случае если этого не произойдет – компенсировать нам убытки за то, что конкурс был сорван, несмотря на внесенный залог".

Господин Парфененко, напротив, считает решение конкурсной комиссии полностью легитимным. Он ссылается на закон "О приватизации", согласно которому конкурсная комиссия имеет полномочия принимать решения о легитимности конкурсов. Эти же полномочия предусмотрены положениями ФГИ "О проведении приватизационных конкурсов" и "О конкурсной комиссии". "Конкурсная комиссия – это все равно что суд присяжных. Даже если ее решение сомнительно, на практике оспорить его практически невозможно",– соглашается партнер компании "Правовые партнеры" Андрей Доманский.

По мнению Александра Бондаря, непросто будет доказать и факт убытков, нанесенных группе "Приват" со стороны ФГИ. "Обвинение строится на том, что конкурс сорван по вине комиссии. Но ФГИ может принести в суд полученные Антимонопольным комитетом доказательства аффиляции 'Нортимы' и 'Днепроазота', после чего суд будет вынужден принять во внимание тот факт, что конкурс пытались сорвать как раз бенифициары этих двух компаний",– заявил он.

Несмотря на обещания "Нортимы" оспорить продажу в суде, ФГИ начал подготовку третьего конкурса по продаже акций ОПЗ. Как рассказал вчера господин Парфененко, он может состояться весной следующего года. По его словам, тогда конъюнктура рынка минеральных удобрений и политическая ситуация в стране будут более благоприятными.

Олег Гавриш

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
В Контексте Finance.ua