Джон Харди: Ослабнет или укрепится? О факторах, которые будут влиять на доллар в 2018


Джон Харди: Ослабнет или укрепится? О факторах, которые будут влиять на доллар в 2018

Устойчивая динамика, сложившаяся в 2017 году, который отличался необычно высоким аппетитом к риску, обещает нам динамичный год, чреватый множеством непредсказуемых сюжетов и ростом волатильности. Прогнозирую дальнейшее ослабление доллара в течение всего года, особенно по отношению к иене. Не исключено, что единственный путь к новому укреплению доллара возможен только в случае реального кризиса ликвидности.

Последний квартал 2017 завершил год, выдающийся с точки зрения аппетита рынков к риску. Глобальные биржевые индексы US S&P 500 и MSCI стабильно росли каждый месяц, при этом доходность каждого из них составила около 20% (без дивидендов) в долларовом выражении.

Устойчивый рост активов развивающихся рынков обеспечил головокружительную доходность индекса MSCI EM – 34,3% в долларовом выражении, при этом доллар оставался нейтральным или снижался по сравнению с прошлогодними показателями.

Аппетит к риску и слабый доллар зачастую представляют собой две стороны одной медали, вопрос лишь в том, что из них следствие, а что – причина. Еще одним фактором, обусловившим приток инвестиций в рискованные активы, стали рекордные темпы покупки активов центральными банками, среди которых лидировали Европейский центральный банк, Банк Японии и, не в последнюю очередь, Китай в преддверии поворотного XIX съезда КПК, состоявшегося в октябре.

На валютных рынках в четвертом квартале наблюдалось постепенное затухание активности по мере снижения волатильности различных категорий активов. Укреплявшийся в течение всего года евро сделал передышку после того, как ЕЦБ объявил о радикальном смягчении своей политики в будущем.

Возможно, самым интересным событием на валютном рынке в четвертом квартале (не считая ряда изолированных, но любопытных тенденций, таких как возобновившийся рост южноафриканского ранда) стали «малые» валюты G10.

Две скандинавские валюты и три «сырьевых» доллара в составе «малых валют» начали квартал со слабых позиций, но, оттолкнувшись от дна, сумели в той или иной степени укрепиться к началу 2018 года. Основным фактором роста этих валют стал широко разрекламированный «синхронизированный глобальный рост», повышение цен на сырье и надежда на то, что сближение политики центральных банков сможет поддержать большинство валют в противовес не только USD, но и медленно раскачивающемуся ЕЦБ.

Ну, а теперь перейдем к первому кварталу и году в целом. Учитывая устойчивый импульс, накопленный в прошлом году, и впечатляющее начало торгов в первые дни 2018 года, многие из нас задаются вопросом, можно ли остановить неуправляемый рост аппетита к риску, который уже окрестили «всеобъемлющим пузырем».

Заглядывая в будущее, мы видим ряд очевидных факторов, которые рано или поздно положат конец беспечности, сложившейся в 2017 году. Это может произойти либо уже в первом квартале 2018 года, либо не ранее второго полугодия. Добавьте к этому уже наметившиеся факторы непредсказуемости, способные реализоваться в течение года, и 2018 год вполне может оказаться куда более нестабильным и динамичным, чем беспечная и безостановочная погоня за риском и внезапное снижение волатильности валютных рынков в конце 2017 года.

Наиболее значимые из очевидных факторов, способных негативно повлиять на ситуацию в начале 2018 года:

Инфляция – в четвертом квартале темпы инфляции оставались крайне низкими, что способствовало росту аппетита к риску, несмотря на то, что центральные банки повсеместно демонстрировали признаки переключения на нейтральный режим в кредитной политике.

Рост инфляции не окажет доллару особой поддержки, но будет способствовать снижению аппетита к риску и неблагоприятно скажется на чувствительных к риску валютах. Больше всего от этой ситуации может выиграть японская иена.

Бюджет США – в 2017 году в США второй год подряд отмечено увеличение дефицита бюджета. В 2018 году темпы роста дефицита станут еще агрессивнее в связи с нехваткой финансирования, вызванной непродуманной политикой президента Трампа в сфере налоговых реформ. В свете потенциального дефицита в триллион долларов США, ожидаемого в 2018 году, трудно представить, откуда возьмутся средства, если мировые валютные резервы перестали накапливаться теми же темпами, что и в прошлом. Этот фактор окажет наиболее негативное влияние на доллар в новом году.

Нас ждет динамичный год

2018 год обещает стать динамичным и насыщенным непредсказуемыми сценариями на рынке. Не могу с уверенностью предсказать, когда именно проявятся и как повлияют на рынок те или иные тенденции, но многих из них можно ждать уже в первом квартале.

Неожиданное ускорение темпов инфляции в США и обусловленная им существенная коррекция планов ФРС по повышению процентной ставки в начале 2018 года могут привести к непродолжительному укреплению USD.

Тем не менее, прогнозирую дальнейшее ослабление USD в течение всего года, особенно по отношению к японской иене, а также к евро и фунту стерлингов.

Валюты развивающихся рынков и рисковые валюты продемонстрируют определенный рост, поддерживаемый восходящей динамикой мирового рынка, но в случае заметного усиления волатильности (одно из базовых предположений нашего прогноза) их рост начнет замедляться.

Джон Харди, глава отдела стратегий на валютном рынке, Saxo Bank

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

  • !

    Колонка отражает исключительно точку зрения автора и может не совпадать с мнением редакции. Публикация колонок осуществляется согласно Правил, а Finance.ua выполняет лишь роль носителя. Копировать эти авторские материалы можно только при наличии ссылки на автора и Finance.ua.

Смотри также
Весь рынок:Валюта
Архивы:2018 2017 2016 2015
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua