2007 год - больше демократии, меньше права


2007 год - больше демократии, меньше права

2007 год прошел под знаком политического кризиса, который показал, что узурпация или монополизация власти в Украине со стороны любой элитной группы в обозримом будущем практически невозможна.

Также в прошедшем году в Украине состоялись еще одни выборы, признанные и внутри страны и международным сообществом честными и демократическими. Даже несмотря на то, что они были во многом навязаны стране, последняя избирательная кампания стала бесценным политическим опытом. Кампания 2007 стала очередным убедительным этапом становления выборной демократии в Украине.

В ходе трех последних избирательных циклов (2004, 2006, 2007) ценности равной политической конкуренции стали уже стандартом и для общества, и для элит. В ближайшем будущем в Украине могут меняться акценты политических режимов, но в их основе будет лежать именно работающая выборная демократия.

Безусловно, это не означает, что демократия в Украине уже стала отточенной процедурой. Но даже с нынешним багажом проблем, по уровню политических стандартов мы сегодня существенно опережаем большинство своих постсоветских соседей. Показательно также, что, пережив острейший политический кризис, страна прошла через него пусть и на грани, но без силовых столкновений и конфликтов.

Таким образом, 2007 год стал годом важных политических прецедентов:

Во-первых, речь идет о роспуске парламента президентом Ющенко. Будем объективны – роспуске квазилегитимном, по крайней мере, с формально-правовой точки зрения. В то же время кризис, видимо, поставил точку в вопросе о перспективах "чистых" форм правления в Украине - президентской или парламентской. 8 декабря 2004 года стало финалом авторитарной президентской власти. 12 января 2007 года, когда был принят закон о Кабмине, стало началом конца модели "чистого парламентаризма".

Полуторагодичный опыт антикризисной коалиции показал, что в украинских реалиях "чистый парламентаризм" вырождается в премьерский режим, где основным центром принятия решений является глава правительства, который навязывает свою волю и президенту, и парламентской коалиции. В итоге продолжения политреформы "по Морозу" было бы получено не распределение полномочий, а перенос центра принятия решений из одного здания в другое.

Одни игроки не хотели усиления полуавторитарного Януковича, другие – фигуры премьера как таковой. Но так или иначе, большинство украинских элит очевидно не желает больше подобных институциональных перекосов, приводящих к тому же к концентрации власти в одних персонифицированных руках (причем, не так важно, "своих", или "чужих").

Такая схема становится нежизнеспособной, когда в стране постоянно существуют равновесные власть и оппозиция - три года политической войны показали, что ни одна из групп не побеждает всерьез и надолго, и противник власти имеет вполне сопоставимые с властными ресурсы.

Во многом это объясняется электорально-географической спецификой Украины и структурой ее элит. Именно этот фактор и позволяет говорить о возможности выхода на сбалансированную политическую модель, когда проигравший получает чуть меньше чем победитель и как бонус - абсолютно реальный шанс вернуться к власти через выборную процедуру. В отличие от старой логики, когда победитель получал все.

Вторым принципиальным прецедентом для Украины стали досрочные парламентские выборы. Они могут стать привычной политической практикой, по крайней мере, до того момента, пока не будут окончательно отлажены баланс полномочий и процедурное взаимодействие в институциональном треугольнике "президент-премьер-парламент". Фактически – до принятия согласованной всеми ключевыми игроками новой редакции Конституции.

Кроме того, после досрочных выборов впервые в Украине произошла смена исполнительной власти путем смены парламентской коалиции. Всего несколько электоральных процентов изменили в данном случае не только кадровое наполнение власти, но и, скорее всего – формат государственной политики, направление реформ и т.д. Это говорит о том, что фактор общественных симпатий играет все большую роль в формировании политики, а "кабинетные" сценарии, построенные на внутриэлитных договоренностях становятся все более труднореализуемыми. Что, в частности, подтверждает и "электоральное возмездие" постигшее социалистов на досрочных выборах в парламент. Это обстоятельство, безусловно, учитывается элитами, и в этом смысле 2007 год был весьма показательным. Острая фаза кризиса была преодолена элитой, а дорогу досрочным выборам дали межгрупповые договоренности, оформленные 27 мая меморандумом Ющенко-Януковича-Мороза.

Однако фактически решение о том, кто именно будет формировать власть было передано гражданам. И это важнейший политический результат 2007 года. В этом смысле любые межэлитные договоренности (в том числе, и между Ющенко и Ахметовым, если таковые, конечно, имели место в действительности) вступали в силу только в случае создания соответствующих предпосылок в результате народного волеизъявления.

Весьма наглядно это подтвердилось уже после досрочных парламентских выборов, когда столкнулись две логики формирования власти. Существенная часть элит, руководствуясь, видимо, некими негласными конвенциями, продвигала "широкую" коалицию, в то время как большинством общества был востребован все же "цветной" формат, причем - и с той, и с другой стороны. Коалиция демократических сил является "электоральной", а не "элитной" коалицией. Поэтому во втором пришествии Тимошенко есть определенный элемент справедливости. Ведь полтора года назад именно усилиями элит страна получила коалицию кардинально противоположную, сформированную в результате теневых разменов.

Теперь несколько слов о том, с чем пришли к концу 2007 года основные политические тяжеловесы - Президент, Юлия Тимошенко и Партия Регионов.

Президент

Виктор Ющенко может смело записать 2007-ой себе в актив. Хотя начинался год для президента весьма скверно - принятый в Верховной Раде 12 января конституционным большинством закон о кабинете министров фактически отодвигал главу государства на периферию политической жизни, резко усиливая роль и значение премьерского поста. Собственно, с этого момента политический кризис в стране стал неизбежен, поскольку новая властная конструкция государства несла в себе системный конфликтогенный дефект - когда всенародно избираемый президент имеет меньше полномочий, чем назначаемый, пусть и всенародно же избранной Верховной Радой, но все же назначаемый премьер. Именно институциональные причины обусловили политический кризис в гораздо большей степени, чем личностные противоречия Ющенко и Януковича.

Период с 12 января по 2 апреля в Украине стал расцветом парламентско-президентской республики в версии Мороза-Медведчука. В эти дни влияние Ющенко находилось на наиболее низкой отметке с момента его вступления на президентскую должность, и в эти же дни в Украине был, вероятно, самый "слабый" в институциональном отношении глава государства за все 16 лет украинской независимости.

Сегодня ясно, что в ближайшем будущем подобная ситуация вряд ли повторится - политический кризис привел к делегитимации Конституции 2004 года и краху парадигмы "чистого" парламентаризма в Украине. Элиты удостоверились в необходимости новой конституционной реформы и четкого, не допускающего двусмысленных толкований, разграничения компетенций между различными институтами и ветвями власти. Вполне очевидно, что модератором этой реформы будет Ющенко, и значит, следует ожидать некоторого увеличения полномочий президента.

В этой связи стоит заметить, что вплоть до дня "первого" роспуска Рады V созыва, глава государства действовал как "конституционалист", признавая и выполняя положения Основного Закона, хотя неоднократно и призывал к их пересмотру.

Подписав 2 апреля 2007 года сомнительный с правовой точки зрения указ о роспуске Верховной Рады Ющенко добился серьезного морально-психологического перевеса над антикризисной коалицией, продемонстрировав, что отныне и он, так же как и его оппоненты, имеет в арсенале политической борьбы не только "силу закона", но и "закон силы".

Это был переломный момент. Пойдя на управляемый кризис и демонстрируя готовность к силовым сценариям, Ющенко вернул себя на политическую арену в качестве игрока первой величины, более того, он вернул себе и перспективу второго президентского срока.

Значительно усилил свои позиции глава государства и по итогам досрочных парламентских выборов 30 сентября, даже, несмотря на то, что результат пропрезидентского блока НУНС оказался несколько ниже ожидаемого.

Во-первых, сам факт проведения этих выборов, а также последующего признания легитимности их результатов международным сообществом, значил для Ющенко не меньше, если не больше, чем конкретные итоги избирательной кампании.

Во-вторых, Ющенко впервые за время своего президентства получил лояльное большинство в парламенте. Это серьезно усиливает законодательные возможности главы государства и существенно повышает его реформаторский потенциал.

В-третьих, президенту удалось провести "своего" кандидата на пост спикера парламента. Это важная политическая победа Ющенко. Если бы коалиции удалось провести в спикеры Вячеслава Кириленко, это существенно усилило бы Юлию Тимошенко и подогрело бы ее интерес к участию в президентской избирательной кампании.

Продвинув Яценюка в спикеры, Ющенко обезопасил себя от возникновения сильной связки премьер-спикер, а заодно и от конкуренции со стороны главы Верховной Рады на президентских выборах.

Главной политической неудачей 2007 года для Ющенко стала потеря контроля над фракцией "Нашей Украины-Народной самообороны" и, как следствие, крах идеи создания на базе блока НУНС единой пропрезидентской партии. Ситуация для президента усугубляется еще и тем, что большая часть фракции подчеркнуто лояльна к Тимошенко. Очевидно, что потеря надежной опоры в партийном поле все больше будет подталкивать Ющенко к альянсу с крупным капиталом и участию в президентской гонке в качестве "кандидата элит".

Юлия Тимошенко

Вне всяких сомнений, 2007 год стал годом политического триумфа Юлии Тимошенко. Она открыла год 12 января законодательным "разменом" с Партией Регионов, после которого Янукович получил закон о кабинете министров, а БЮТ - столь необходимый им в тот момент закон об императивном мандате для депутатов местных советов. Еще тогда Тимошенко заявляла, что принимает этот закон "под себя", и не обманула - 2007 политический год завершился 18 декабря назначением лидера БЮТ на пост премьер-министра и утверждением правительства.

Следует сказать, что возвращение Тимошенко в премьерское кресло было в некотором смысле исторической неизбежностью.

В 2005 году Юлия Владимировна получила премьерский пост из рук президента Ющенко, который спустя всего 8 месяцев ее уволил, по мнению самой Тимошенко - несправедливо. В 2006-ом БЮТ участвует в парламентских выборах с лозунгом "народного премьера", но в последний момент все изменяет переход Мороза в противоположный политический лагерь. В 2007 году Тимошенко получает пост премьера фактически напрямую от избирателей.

Именно БЮТ своим результатом на досрочных парламентских выборах 30 сентября обеспечил, пусть и незначительный, всего в несколько депутатских мандатов, но перевес демократической коалиции.

В общем, Юлия Тимошенко, став инициатором и соавтором политического кризиса, стала и его главным выгодоприобретателем. Начав год в практически полном политическом одиночестве с блокады парламентских туалетов и электрощитовых, лидер БЮТ завершает его на посту премьер-министра и в качестве лидера парламентской коалиции.

Однако уже сейчас заметны и основные риски для Тимошенко. Это, прежде всего, груз трудновыполнимых обещаний, данных своим избирателям в угаре всеобщего популизма летом 2007 года. Темы контрактной армии и советских вкладов могут значительно снизить рейтинг Тимошенко, что для нее очень опасно, поскольку избиратели - это ее главный актив.

И второе - это угроза быстрого формирования мощной межэлитной коалиции "АнтиЮля" и развертывание масштабной экономической и информационной войны против Тимошенко.

Партия Регионов

2007 год для Партии Регионов стал "вторым" 2004-ым. Виктор Янукович ушел с должности премьер-министра, ПР сократила свое представительство в Верховной Раде на 11 мандатов, потеряла власть и была вынуждена перейти в оппозицию. Ситуация усугубляется тем, что ПР переживает серьезный внутренний и идейный кризис. В течение 2007 года в партии окончательно вызрел раскол на "административное" крыло во главе с Януковичем и "бизнес"-крыло, ориентирующееся на Рината Ахметова. Но серьезный конфликт интересов внутри партии тщательно камуфлируется и вряд ли будет формализован ранее 2010 года. В году прошедшем ключевой ошибкой ПР стало педалирование темы "коалиция в 300 голосов".

Эта тема небезосновательно была проинтерпретирована как заявка на упразднение президенциализма в Украине и впоследствии была успешно использована оранжевыми для легитимации роспуска парламента и мобилизации своих сторонников.

Кроме того, Партия Регионов излишне увлеклась наращиванием политических мышц - с доведением численности партийцев до одного миллиона и прирастанием варягами из других партий ПР все больше утрачивала управляемость и гибкость, а также способность к адекватной оценке ситуации.

Утратив властный статус Партия Регионов оказалась перед рядом сложных вызовов, отвечать на которые ей придется в ближайшее время.

Во-первых, партии предстоит пройти серьезную внутреннюю дискуссию на вечные темы - кто виноват и что делать?

Во-вторых, ПР придется выстраивать отношения с потенциальными союзниками не с позиций "большого брата", как это было в антикризисной коалиции, а на равноправных основаниях. Пока все попытки регионалов формализовать оппозицию в парламенте не увенчались успехом. Ни коммунисты, ни Блок Литвина не хотят в новую "антикризисную" коалицию, но только уже в оппозиции. Перед партией маячит призрак политической изоляции.

В-третьих, и, это главное, ПР поставлена перед выбором оппозиционной стратегии. Есть несколько базовых вариантов - можно сделать ставку на Януковича и президентские выборы 2010 года, можно поставить на мобилизационный сценарий и добиваться новых перевыборов в парламент, а можно уйти в "конструктивную" оппозицию и договариваться с президентом.

Вместо эпилога

Уходящий год показал, что украинское государство переживает серьезный инфраструктурный кризис. В первую очередь - государство как система, от центральных органов до местных властей. На протяжении кризиса как никогда очевидной стала заангажированность и коррумпированность судебной системы, и по большому счету - отсутствие конституционного правосудия. То же касается и силовых структур, "поделенных" между сторонами конфликта.

С другой стороны, впервые с 2004 года Украина получила "замкнутый" цикл власти, когда все ее три ветви могут двигаться примерно в одном направлении. Несмотря на очевидные противоречия внутри новой власти, мы впервые за последние годы можем говорить о возможности более или менее скоординированного государственного курса и целостной государственной политики.

Руслан Бедрик, Андрей Кузниченко

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
В Контексте Finance.ua
Опросы