Большие ставки Америки


Большие ставки Америки

400 лет назад Япония впервые пыталась вести торговые переговоры в Тихоокеанском регионе. Она послала самурая по имени Гасекура Цуненаґа в Европу через Акапулько, чтобы заручиться разрешением непосредственно торговать с Новой Испанией (нынешняя Мексика). Кроме всего прочего, он должен был еще и получить соответствующий документ от Папы. Но поскольку сегун тогда резал католиков, согласия понтифика он не получил.

И только в течение последнего десятилетия такие сделки наконец увенчались успехом. Но над ними все еще господствуют интересы, которые выходят за пределы чистой торговли и попадают в область геополитики. Америка и Китай идут тремя отдельными путями к коммерческим сделкам, которые могут определить будущее тихоокеанской торговли. Один из них не включает КНР, второй – обходит Соединенные Штаты, а последний пока является журавлем в небе.

Пока дальше всех зашел американский проект транстихоокеанского партнерства (ТТП), к которому имеет отношение Китай. Параллельно, но с некоторым отставанием движется Региональное всеобъемлющее экономическое партнерство (РВЭП), которое охватывает только страны Азии, включая Китай, плюс несколько государств, которые тоже участвуют в переговорах по ТТП.

Далекая мечта – это создание Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли (АТЗСТ), в которую войдут и Америка, и Китай и которая, возможно, объединит составляющие ТТП и РВЭП. Поднебесная поставила вопрос о АТЗСТ на повестку дня встречи лидеров 21 государства АТЭС в Пекине в ноябре. Ученые из Университета Брандейса Питер Петри и Али Абдул-Рахим в своем новом отчете для Совета тихоокеанского экономического сотрудничества пишут: «Почти через 50 лет после своего появления эта идея получает поддержку благодаря инициативам РВЭП и ТТП и затяжной патовой ситуации в переговорах о мировой торговле».

По мнению торговых экспертов, ТТП имеет амбициозную программу на короткую перспективу. Главную роль там играют США и Япония. Остальные участники – Австралия, Бруней, Канада, Чили, Малайзия, Мексика, Новая Зеландия, Перу, Сингапур и Вьетнам. Вместе эти страны производят около 40% мирового ВВП, поэтому это делает ТТП одним из самых масштабных соглашений о зоне свободной торговли под руководством США. Администрация Обамы надеется, что ее дополнит еще более амбициозные соглашение с ЕС.

ТТП имеет целью не просто снятие тарифных барьеров. Оно должно также решить трудные вопросы интеллектуальной собственности, услуг, государственных закупок, требований трудового и экологического законодательства. Поскольку в ТТП входят такие страны, как Вьетнам и Малайзия, цепочки поставок в которых зависят от дешевой рабочей силы, то переговоры и так не могли быть простыми. Но когда в 2013 году к союзу присоединилась Япония, которая очень балует своих фермеров поддержкой, они усложнились еще больше. Но после 19 раундов переговоров видим значительный прогресс. Очень желательно закончить работу до Нового года, хотя в прошлом году в следующие сроки уложиться не удалось.

Перед РВЭП, где главная роль принадлежит АСЕАН, стоит почти нереальная задача посадить за стол переговоров Китай и Японию. Этот проект уделяет больше внимания, чем ТТП, вопросам доступа к рынкам и устранению препятствий для цепочек поставок. Но в РВЭП входит неповоротливая Индия; кроме того, планам может помешать очень неспешный стиль переговоров по консенсусу, который царит в АСЕАН.

Требуй большего

По словам торгового представителя США Майкла Фромена, ТТП должно обеспечить высокие стандарты работы, создать одинаковые условия для конкуренции между государственными и частными предприятиями, «обеспечить свободный и открытый интернет». При неформальных переговорах с партнерами по ТТП на августовской встречи в Мьянме он спросил их о РВЭП – и ответы ему не очень понравились. Если ТТП ставило целью ликвидировать почти все тарифы, то Индия просила РВЭП уменьшить их до 40%. Китай занимал промежуточную позицию, очевидно, выжидая, пока появятся какие-то результаты.

Вполне ожидаемо, в процессе подготовки к саммиту 21 государства АТЭС в этом месяце в Пекине США и Китай также не могли прийти к согласию относительно предложенного Пекином плана АТЗСТ. Заместитель министра торговли КНР Ван Шоувень образно назвал ТТП и РВЭП «двумя колесами одного велосипеда», и Администрация Обамы с облегчением узнала, что правительство Поднебесной больше не считает ТТП антикитайским сговором. Но источники в АТЭС говорят, что американцы выступили против плана Китая провести анализ осуществимости АТЗСТ, а еще у них разногласия относительно временных границ. По словам одного из чиновников, Америка «решительно настроена на успех с ТТП» и не хочет отвлекаться на АТЗСТ.
Различие вызывает еще и вопрос о том, что станет основой АТЗСТ. В конечном итоге Америка хотела бы привлечь Китай к ТТП и на этой основе разрабатывать детальные, сложные соглашения о транстихоокеанской зоне свободной торговли. Но он не захочет принимать заокеанских правил игры в отношении государственных предприятий и доступа к интернету. Вариант с РВЭН дал бы ему больше самостоятельности.

Расставить точки над «і»

Однако сама идея ТТП еще должна преодолеть огромные препятствия – в основном не технические, а политические. Самая большая забота Администрации президента Обамы (некоторые считают, что это ее вина) – еще одна аббревиатура: ПСТ («полномочия для содействия торговле»). Они позволяют американскому правительству заключать соглашения о свободной коммерции, которые не подлежат рассмотрению постфактум; Конгресс может только одобрить или отвергнуть результат переговоров в целом. ПСТ, которые когда-то назвали «скоростным маршрутом», уступили место новым торговым соглашениям в 2007 году. После 2012-го Белый дом пытается восстановить их, но даже демократы на Капитолийском холме устроили обструкцию.

В Японии препятствия немного меньше относительно ПСТ, но столь же незыблемы. Они имеют отношение к рису и другой «священной» местной продукции, как пшеница, говядина, свинина, молочные и сахар. Японские фермеры – немногочисленный и редкий вид, и большинство из них уже в весьма преклонном возрасте. Но в роли охранников сугубо национального производства они не уступят никому. При поддержке JA (огромного сельскохозяйственного лобби в Токио) фермеры всю жизнь воевали с попытками снизить расценки на такую продукцию. Экономист Ричард Кац говорит, что сельское хозяйство дает лишь 0,8% ВВП Японии, но фермеры не хуже за американский Конгресс держат ТТП в заложниках.

В сентябре, через несколько дней после того, как Синдзо Абэ еще раз подчеркнул в США, ТТП имеет большое значение для повышения конкурентоспособности Японии в сельском хозяйстве, а также может помочь стране адаптироваться к старению населения, переговоры по ТТП между двумя государствами резко прекратились. Стороны обвиняли друг друга, хотя американцы до сих пор подозревают, что проблемы не в личных предпочтениях Абэ, а в том давлении, которое фермеры имеют на чиновников. Со своей стороны, японцы понимают: даже лучшее их предложение не обязательно должно найти поддержку в американском Конгрессе, поэтому без ПСТ ТТП вряд ли возможно.

Торговый представитель США Фромен вмещает ТТП в угрожающе амбициозный контекст. Называет его ключевым моментом азиатского вектора США, шансом засвидетельствовать решимость в создании институтов для решения территориальных споров и возможностью показать развивающимся странам (имеется в виду Китай), каким экономическим правилам должна подчиняться мировая экономика. «Во время, когда нет уверенности относительно курса глобальной торговой системы, ТТП может сыграть центральную роль в установлении правил дорожного движения для критически важного региона, который находиться в состоянии перемен», – говорит он. Обратная сторона медали: неудача станет еще большей опасностью и Фромен это признает.

Многие авторитеты в Вашингтоне соглашаются, что сейчас стоит вопрос о лидерстве США в Азии. Политический эксперт Центра стратегических и международных исследований Майкл Грин считает, что провал ТТП означал бы «сомнения относительно важности Соединенных Штатов как тихоокеанского государства и был бы отречением от лидерства». Это, кроме того, уничтожило бы стимул к реформированию экономик Японии и Китая. Мирейя Солис, эксперт по японских исследованиях (Институт Брукингса) говорит, что это стало бы «сокрушительным ударом по авторитету Америки».

Эти взгляды находят отклик в Восточной Азии. Юрист Саймон Тай (Сингапур) считает, что провал ТТП был бы катастрофой: «Если внутренние вопросы этих двух стран не удастся решить, то американо-японский альянс не сможет управлять регионом». Дебора Элмс, директор Азиатского торгового центра в Сингапуре, замечает следующее: пока «американский разворот» проявился в основном в том, что в Австралии расквартировали лишнюю тысячу морских пехотинцев: «Без ТТП он все еще будет означать лишь немного больше солдат в Дарвине».

Обеспокоены даже представители Вооруженных сил Америки. По словам одного высокопоставленного офицера в тихоокеанской зоне, «ТТП объединяет страны, которые видят будущее за общей торговлей, прозрачностью и верховенством права. Это та модель, которую продвигают США и Европа в противовес китайской. Шанс изменить линию развития Китая или объявить о его неучастии».

Однако, когда Обама и вспоминает ТТП, он делает это в основном в контексте защиты американских рабочих мест, а не сохранение места США в мире. Президент никогда не прилагал все усилия, чтобы добиться от Конгресса голосования по ПСТ. У него и Синдзо Абэ еще есть время на спасение торговых переговоров. Но если Обама не будет лидером в этом процессе, первенство самой Америки на Тихом океане станет не таким убедительным, как об этом часто говорит президент.

The Economist

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Весь рынок:Мир
Рейтинг популярности материала «Большие ставки Америки» на Finance.ua - 2.1
В Контексте Finance.ua