Энергетический экзамен для Порошенко


Энергетический экзамен для Порошенко

От новоизбранного президента Петра Порошенко ожидают конкретных шагов для стабилизации ситуации в Украине. И едва ли не первым шагом должно стать решение газовой проблемы Украины и России. Но, кроме газового вопроса, в государстве наберется добрый десяток энергетических проблем, без решения которых государству грозит дальнейшее скатывание в пропасть зависимости от импорта энергоносителей и деградации топливно-энергетического комплекса. Готов ли Порошенко предложить реальную энергетическую платформу, а не очередные обещания?

Сейчас в предвыборных выступлениях Порошенко больше преобладали популистские заявления вроде «политической» цены на газ, добычи сланцевого газа, достройки LNG-терминала и незначительных поставок реверсного газа. Пока что это можно списать на традиции агитационной риторики в Украине.

«Во-первых, мы будем завозить реверсный газ. Во-вторых, будем сокращать потребление. В-третьих, будем развивать технологию сланцевого газа и построим терминал по сжиженному газу – у нас есть договоренности с нашими американскими партнерами по доставке его сюда», – заявлял Петр Порошенко.

Forbes разобрался, с какими трудностями действительно придется столкнуться президенту Порошенко и на кого опереться в спасении энергетической отрасли.

Существенным минусом стало то, что в предвыборной программе Порошенко фактически отсутствовали конкретные шаги в энергетике. А соответственно, остается загадкой, что будет делать Порошенко со следующими болезненными проблемами: хронические задолженности за газ перед Россией; стагнация собственной добычи газа; замораживание проектов разведки нетрадиционного газа Shell и Chevron; потеря нефтегазового шельфа Черного моря; уменьшение транзитного газового потенциала Украины; рост дотаций для убыточных государственных шахт; дальнейшая зависимость рынка от импорта и упадок собственных нефтеперерабатывающих заводов; отсутствие мер по энергоэффективности и энергосбережению в жилищно-коммунальном секторе и другие важные энергетические вопросы.

Единственный абзац на шести страницах программы Порошенко касался диверсификации энергопоставок и снижения потребления энергии. В результате может сложиться впечатление, что в Украине больше нет проблем, но на самом деле это не так.

Газотранспортная система Украины

Проблема. В газовой отрасли на Порошенко ожидает пласт проблем. Главная – это пересмотр условий контракта и снижение цены на газ до уровня $320–350. Известно, что «Газпром» не снижает цену на газ просто так. Поэтому обществу нужно понимать, на какие «жертвы» готов пойти новый президент Украины ради скидки. В этом же контексте стоит проблема «харьковских соглашений» и «долга» на сумму $11 млрд, озвученную российским премьером Дмитрием Медведевым.

Ожидаемые шаги. Получение более низкой цены вне суда в Стокгольме возможно за счет сотрудничества с Россией. При таких условиях сохранить ГТС в государственной собственности может не получиться, хотя это было бы самым лучшим вариантом для Украины. Для Порошенко и парламентской коалиции останется вариант продажи частей «Нафтогаза» (фактически ГТС), где будет присутствовать «европейский партнер», или создания консорциума для управления ГТС. Правда, Россию уже меньше интересует такой вариант сотрудничества. Ведь Москва настроена довести до логического конца проект «Южного потока». Украинская ГТС будет интересна «Газпрому» исключительно с точки зрения пользы для ЕС – использования подземных хранилищ и уменьшения роли магистральных газопроводов.

Проблема. Будущему президенту не избежать ответственности за инициативу правительства Азарова, подхваченную правительством Яценюка, о создании на базе подземных хранилищ газа центральноевропейского «хаба».

Создание газового «хаба» необходимо для эффективного использования подземных хранилищ Украины. За последние восемь лет отказ хранить газ в ПХГ со стороны «Газпрома» привел к тому, что к началу каждого отопительного сезона «пустует» и не приносит дохода часть хранилищ объемом 10–12 млрд куб. м.

Ожидаемые шаги. Привлечение европейских компаний к хранению газа. Хотя на данный момент – пока фактическим оператором украинской ГТС является «Газпром» и остаются риски при транзите – для ЕС не целесообразно пользоваться ПХГ. Также необходимо при наличии клиентов повышать стоимость хранения газа с нынешних 6 евро до минимально уровня 15–20 евро за закачку, хранение и отбор 1000 куб. м.

Проблема. Угроза для загрузки украинской ГТС со стороны России, которая лоббирует строительство «Южного потока».

Ожидаемые шаги. Получение гарантий от ЕС относительно первоочередного использования со стороны европейских компаний мощностей ГТС Украины для транзита российского газа. Также лоббирование Украиной прекращения строительства «Южного потока». Правда, эти шаги Украине будет сложно реализовать, поскольку у государства нет политического веса у ЕС. Также страны ЕС даже сейчас не могут воспрепятствовать реализации «Южного потока».

Добыча и транзит газа


Фото Thinkstock

Проблема. Стратегическим пунктом повестки дня стоит вопрос добычи газа, находящийся сейчас в состоянии стагнации. Если к этому добавить потерю Украиной «Черноморнефтегаза», который к 2015 году нарастит добычу газа с 1 до 3 млрд куб. м, то государство могло экономить на покупке почти 2 млрд куб. м импортного газа. Без Крыма Украина добывает около 20 млрд кубометров.

Ожидаемые шаги. При отсутствии государственных средств – привлечение инвестиций со стороны ЕС и США. Пока никто не проявляет интереса. В противном случае в течение следующих пяти лет президентства Порошенко Украина может недосчитаться как минимум еще 1–2 млрд куб. м.

Проблема. Потеря нефтегазоносного шельфа Черного моря и инфраструктуры «Черноморнефтегаза», в том числе двух современных буровых платформ стоимостью $800 млн.

Ожидаемые шаги. Обращение к одному из международных судов с требованием возместить стоимость «буровых» и попытаться получить компенсацию за неполучение прибыли на шельфе Черного моря. Проведение переговоров с Россией о компенсации.

Проблема. Отсутствие разведочных работ на Юзовском и Олесском участках по изучению перспектив добычи нетрадиционного (в том числе сланцевого) газа со стороны Shell и Chevron.

Ожидаемые шаги. Пересмотр результатов конкурса и соглашений о разделе продукции в случае дальнейшего отсутствия работ.

Проблема. Катастрофическое снижение транзита российского газа, наблюдающееся в последние шесть лет. В 2013 году Украина транзитировала всего лишь 52% (83 млрд куб. м) российского газа в ЕС, а еще шесть лет назад, в 2008 году, – 75% (116 млрд куб. м).

Ожидаемые шаги. Пересмотр транзитного контракта с Россией с фиксацией объема транспортировки газа на минимальном уровне 90 млрд куб. м. Одним из условий согласования со стороны «Газпрома» может стать участие в приватизации или создание консорциума по управлению ГТС.

Диверсификация источников поставок газа

Проблема. Приостановка проекта строительства LNG-терминала. При этом часть работ по подключению к ГТС Украины уже выполнена за счет средств «Укртрансгаза».

Ожидаемые шаги. Возобновления программы сотрудничества с американской компанией Excelerate Energy по установке плавучего терминала, способного принимать до 3 млрд куб. м газа. В то же время заключение соглашений о покупке сжиженного газа непосредственно у компаний или на спотовом рынке. Без этого эффективность реализации проекта будет равна «нулю». Только после этого можно продолжить поиск инвестора для наземного терминала.

Проблема. Небольшие объемы поставок реверсного газа. Прекращение импорта газа из ЕС после ценового компромисса с «Газпромом».

Ожидаемые шаги. Разработка долгосрочного сотрудничества с ЕС по строительству интерконнекторов на всех европейских направлениях – Польша, Словакия, Венгрия, Румыния. Это позволит в будущем использовать интерконнекторы для временных поставок газа из ЕС в Украину.

Рынок электроэнергетики, добычи угля, нефтепродуктов, энергоэффективности

Проблема. Реализация проектов по газификации угля совместно с Китаем была приостановлена. Украина теряет один из путей диверсификации поставок газа, а также будет вынуждена сократить добычу угля.

Ожидаемые шаги. Возвращение к рассмотрению условий кредита Китая для этих целей. Это позволит отчасти загрузить работой действующие угольные шахты в Украине, а также получить дешевый ($260) по сравнению с дорогим российским газом синтетический газ.

Проблема. Зависимость украинского рынка нефтепродуктов на 80% от импорта топлива. Функционирование только одного (Кременчуг) из двух рабочих НПЗ в Украине.

Ожидаемые шаги. Решение вопроса о возобновлении работы Лисичанского НПЗ, который сейчас принадлежит российской «Роснефти».

Проблема. Строительство двух блоков Хмельницкой АЭС. Продление сроков эксплуатации трех блоков на АЭС в 2014–1015 годах.

Ожидаемые шаги. Согласование условий построения двух блоков на ХАЭС за счет российского кредита или поиск других инвесторов этого проекта. В случае отказа от российского кредита возможность привлечь компании из США или ЕС кажется маловероятной. Продолжение жизнедеятельности трех блоков на АЭС требует почти 1 млрд евро. Часть средств Украине придется привлечь в виде кредитов.

Проблема. Необходимость продолжать развитие альтернативной энергетики – ветровой, солнечной, энергии биомассы, биогаза.

Ожидаемые шаги. Дальнейшая государственная финансовая поддержка проектов, получающих «зеленый тариф». Гарантии для действующих электростанций по неизменности законодательства в этой сфере.

Проблема. Уменьшение зависимости жилищно-коммунального хозяйства Украины от российского газа.

Ожидаемые шаги. Проведение работ по замене теплотрасс, утеплению домов, учету тепла, разработке эффективной системы кредитования и льгот для населения с целью экономии энергии. Повышение тарифов на тепло. Рассмотрение путей приватизации или концессии теплокоммунэнерго.

Проблема. Частичный отказ от ядерного топлива российской компании «ТВЭЛ» и переход на топливные сборки Westinghouse (Япония). Углубление конфликта с Россией и возможные технические конфликты российских реакторов «ВВЭР» и топливных сборок Westinghouse.

Ожидаемые шаги. Расширение сотрудничества с Westinghouse в сторону строительства блоков АЭС, а не превращение Украины на площадку конфликта «ТВЭЛ» и Westinghouse. Это позволит избежать обвинений и противостояний по лоббизму интересов Westinghouse, а не реальных попыток Украины диверсифицировать поставки ядерного топлива.

Проблема. Прекращение совместного с Россией проекта по строительству завода для производства ядерного топлива. Углубление конфликта с Россией в энергетической отрасли.

Ожидаемые шаги. Альтернативный вариант строительства завода или пересмотр условий строительства завода с Россией. В любом случае Украина самостоятельно не сможет организовать полноценное производство ядерного топлива, поскольку отсутствует процесс обогащения урана.

Проблема. Неэффективная энергетическая стратегия Украины, принятая лишь в 2013 году и направленная на поддержку одной из крупнейших частных энергокомпаний Украины «ДТЭК».

Ожидаемые шаги. Пересмотр действующей энергостратегии с учетом новых обстоятельств на рынке топливно-энергетического сектора.

Энергетические риски Петра Порошенко

Безусловно, мгновенно решить все перечисленные проблемы топливной отрасли – не под силу Порошенко. Но предпринять практические шаги по каждому пункту – это будет значить заложить фундамент энергетической независимости, что все только обещают уже более 20 лет.

В нынешней ситуации новому президенту стоит не втягиваться в сомнительные проекты. Ведь сейчас многие, надеясь на легковерие и податливость будущего главы государства, попытаются рассказать Порошенко «сказки» о 20 млрд кубометров реверсного газа, добычу 15 млрд сланцевого газа, получение 10 млрд газа через еще не построенный LNG-терминал, перспективы 30–40 млрд кубометров биогаза.

Все будет зависеть от того, на кого новый президент решит опереться в энергетической политике – на фантазеров или реалистов.

Одним из тяжелых решений для него станет поиск компромисса и баланса интересов между энергетическими «олигархами». Придется искать общий язык с крупнейшим участником газового рынка Дмитрием Фирташем, который контролирует 70% рынка облгазов и остается влиятельным газовым трейдером со связями в России. Тем более что и Порошенко, и Кличко (партнер Порошенко на выборах), и Фирташ поддерживают контакты.

С Фирташем придется искать общий язык в вопросе завершения приватизации части облгазов, в которой он заинтересован.

Сложнее будет найти консенсус с группой «СКМ» Рината Ахметова. Его энергетическое подразделение «ДТЭК» сегодня сконцентрировало более 50% добычи угля в Украине и контролирует производство 25% электроэнергии. Проблема Ахметова будет стоять рядом с проблемой приватизации угольных объединений, которые должны были продать еще в 2012 году. Ведь в противном случае часть шахт придется закрывать, а работников – увольнять, что в нынешней сложной экономической и политической ситуации будет тождественно социальному взрыву.

Еще сложнее будет вести диалог с авторитетом бензинового рынка Игорем Коломойским и его группой «Приват». К тому же «Приват» контролирует часть электрораспределительных сетей – облэнерго. Почувствовав постреволюционный вкус власти, Коломойский мог увеличить собственные «аппетиты».

Нынешнего губернатора Днепропетровщины интересует будущая приватизация «Нафтогаза Украины», в частности его двух частей – уже контролируемой на 40% «Укрнафты» и контролируемой менеджментом «Укртранснафты». Кроме этого, на «Нафтогаз» лакомым глазом смотрит и Фирташ.

Его сфера интересов – «Укргаздобыча» и «Укртрансгаз». Собственно, ожидания олигархов подтверждаются заявлениями премьер-министра Арсения Яценюка о возможной продаже монополиста. Поэтому, скорее всего, формирование энергетической платформы президента Петра Порошенко начнется с реформирования «Нафтогаза» и налаживания диалога с финансово-промышленными группами Украины.

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Весь рынок:Казна и Политика Энергетика
Все, что мы знаем про:АП
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.ua
Опросы