Инфляционное моделирование... с положительными побочными эффектами


Eвгений НИКОЛАЕВ, экономический эксперт, Украинский центр структурного прогнозирования

Подход Нацбанка и правительства к задаче сдерживания инфляции в Украине начал меняться. «Сигналом», свидетельствующим об этом, стала отмена с 1 апреля действовавшей более шести лет нормы об обязательной продаже экспортерами 50% валютной выручки. Это решение принято с целью сокращения эмиссии, к которой прибегает НБУ, чтобы выкупать поступающую в Украину валюту. Поскольку эмиссия напрямую влияет на инфляцию, уменьшение первой должно привести к снижению второй. В качестве «побочного эффекта» получаем более быстрое укрепление (ревальвацию) гривни по отношению к доллару. Согласно соответствующему прогнозу Минэкономики, к концу года курс приблизится к величине 5—5,1 грн./$1 (ревальвация на 4—6%).

В то же время необходимость ужесточения антиинфляционного регулирования обусловлена, как минимум, двумя причинами. Первая — непрекращающийся с прошлой осени ощутимый рост цен на товары первой необходимости. Вторая — принятие бюджета на 2005 г. в новой редакции, в которой он является почти настолько же социальным, насколько и инфляционным. Так, параметры нового бюджета были рассчитаны исходя из номинального ВВП 2004 г. в размере 345,9 млрд. грн., 2005 г. — 436 млрд. грн. и 8,2-процентного темпа роста реального ВВП, что выводит нас на темп роста цен в 16,5%. Следует оговориться, что эта цифра характеризует инфляцию на всех рынках, а не только на потребительском. Если правительство планирует выйти на официальную величину роста потребительских цен 9,8%, то цены производителей в текущем году вырастут более чем на 17% (в то время как официально заявлено 12,9%).

Цифры не самые оптимистичные. Однако, если рассматривать инфляцию как компонент более общих контуров экономической стратегии правительства, то можно прийти к более интересным выводам. Например, к тому, что происходит отказ от экспортоориентированной модели развития экономики. В первую очередь об этом свидетельствует ущемление интересов экспортеров. Оно проявляется в намерении позволить национальной валюте ревальвировать, в неоднозначной (до сих пор ) ситуации с реприватизацией, а также в закрепленных законом о бюджете ужесточениях налогового поля и ликвидации свободных экономических зон. Во-вторых, к этому же выводу приводит социальная переориентация политики, выражающаяся в резком увеличении социальных выплат из бюджета и снижении ввозных таможенных пошлин для того, чтобы добиться удешевления импорта. Суть в том, что развитие за счет стимулирования внутреннего спроса несовместимо с ориентированной на экспорт моделью, поскольку она нацелена на низкую оплату труда и на внешние (в отличие от внутренних) рынки сбыта произведенной продукции.

Практически все неприятные для экспортеров меры относятся к категории непопулярных: рядовые люди вряд ли обрадуются обесцениванию своих долларовых сбережений, а бизнес — росту налоговых отчислений или инвестиционным рискам. Однако эти меры могут оказаться достаточными для того, чтобы «срезать» инфляционную волну, возникшую в прошлом сентябре вследствие пенсионной эмиссии и развившуюся уже при новой власти. Монетаристы считают, что разрыв во времени между эмиссией и вызываемым ею ростом цен составляет 7—8 месяцев, поэтому пик инфляции, вызванной сентябрьским ростом социальных выплат, приходится на апрель—май. Названные выше непопулярные шаги, осуществляемые сегодня, помогут сбить этот инфляционный всплеск. После этого, стоит надеяться, правительство проявит чувство меры и откажется впредь от принятия новых труднопрогнозируемых и неоднозначных решений. Иными словами, жесткие постреволюционные шаги были объективно необходимы для запуска процесса трансформации экономической системы, но для сохранения внутреннего и внешнего кредита доверия, выданного новому руководству Украины, такие шаги скоро придется строго ограничить.

Укрепление национальной валюты при этом будет работать не только на смягчение инфляции. Это приведет к целому ряду последствий, таких как замедление роста золотовалютных резервов НБУ, снижение номинальных депозитных и кредитных ставок и темпов ремонетизации экономики, более гибкое курсообразование в целом.

По-видимому, Нацбанк решил в текущем году полностью избавить экономику от монетарной составляющей инфляции. При указанных выше расчетных значениях ВВП, курсе гривни и ожидаемом приросте валютных резервов НБУ за 2005 г. на $4,1 млрд. уровень монетизации экономики за год практически не изменится, остановившись на сравнительно невысокой цифре 36%. Монетарная политика в целом до начала следующего года будет выполнять сдерживающе-стабилизирующую роль противовеса инфляционно-социальной фискальной политике правительства, но отнюдь не роль стимула. Это, однако, может оказаться полезным для избежания резкого падения темпов роста экономики вследствие ее перегрева и «социализации»: действует принцип «медленно, но верно». А непосредственное использование стимулирующей функции денежно-кредитной политики начнется уже после парламентских выборов. Так, зафиксированный сегодня уровень монетизации в будущем даст возможность вновь использовать эмиссионный механизм для стимулирования роста на относительно неинфляционной основе, поскольку эмиссия будет поглощаться неудовлетворенной потребностью предприятий в оборотных средствах.

Здесь уместно упомянуть переориентацию правительства Украины с внешних на внутренние заимствования. В текущем году планируется получить кредит в Украине на сумму 6,2 млрд. грн. и вернуть 3,1 млрд. грн., а на внешних рынках — привлечь 3,2 и выплатить 6,2 млрд. грн. государственного долга. Понятно, что долговая политика косвенно влияет на инфляционные процессы, так как заимствования правительства на внутреннем рынке стерилизуют денежную массу. Но есть ли у правительства какая- либо иная мотивация отказываться от внешних кредитов в пользу внутренних, кроме ручного антиинфляционного регулирования, — пока что не ясно. Сейчас Нацбанк мог бы предложить коммерческим банкам начать снижение гривневых депозитных и кредитных ставок. Парадокс в том, что, при снижении номинальной величины ставки реальные банковские доходы по кредитам и расходы по депозитам в силу укрепления гривны можно сохранить, и при этом, поскольку ревальвация происходит на фоне инфляции (как роста цен, но не как обесценивания денег!), стоимость кредитов для хозяйствующих субъектов снизится. В этом случае не исключен ряд интересных последствий. Например, депозитные и кредитные ставки в национальной валюте Украины приблизятся к ставкам в иностранной валюте. Во-вторых, НБУ сможет более активно кредитовать коммерческие банки (на выкуп излишней валюты теперь будут расходоваться не все гривневые средства НБУ, а только их часть), и учетная ставка станет не только сигнальным, но и реально действующим инструментом монетарного регулирования. В-третьих, такие изменения подхода к монетарной политике логично вызовут переход от практически фиксированного к плавающему (в пределах определенного коридора) валютному курсу, на что уже указывают специалисты. Кстати, экономически слабые страны не могут позволить себе плавающее курсообразование, поэтому переход к нему станет новым подтверждением реальности происходящего в нашей стране экономического роста.

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Кредит&Депозит
Смотри также
Весь рынок:Кредит&Депозит Казна и Политика
Все, что мы знаем про:НБУ
Рейтинг популярности материала «Инфляционное моделирование... с положительными побочными эффектами » на Finance.UA - 2.2
В Контексте Finance.UA