Прогнозируемое банкротство


Технология разорения предприятий становится все более популярной

Сергей ВИКТОРОВ

Не секрет, что ситуацию, сложившуюся на Днепропетровском металлургическом заводе (ДМЗ) им. Петровского, можно охарактеризовать, по меньшей мере, как "довольно странную". То Генеральный прокурор заявит, что пора разобраться, то министр промышленной политики раскритикует качество управления предприятием. Кстати, об управлении. Официальный владелец завода — государство фактически не контролирует его еще с 1999 года. А собственник фактический — днепропетровская компания "Приват-Интертрейдинг", по словам шефа Минпрома Анатолия Мялицы, "доводит комбинат до ручки". Что, в общем-то, не удивительно: обанкротившееся предприятие купить проще и дешевле, чем преуспевающее.

Частные руки

Решение о приватизации арендного предприятия ДМЗ им. Петровского было принято еще в 1996 году. Начался приватизационный процесс на довольно мажорной ноте. За два года — с 1997-го до 1999-го — ФГИ удалось реализовать около 16% акций по льготной приватизации за приватизационные и компенсационные сертификаты. Таким образом, к 1999 году государственная доля снизилась до 60%. Однако далее события развивались не столь оптимистично.

Согласно данным правительственной рабочей комиссии по изучению причин тяжелого финансового состояния ДМЗ им. Петровского от 7 ноября 2003 года, с 1 января 1999 года по 1 октября 2003 года дебиторская задолженность предприятия увеличилась в 7,7 раза — до 923,4 млн. грн. Доля "дебиторки" в активах предприятия возросла, таким образом, с 15 до 58%. "Кредиторка" за то же время увеличилась в 2,4 раза — до 1295,1 млн. грн., а такой показатель, как доля текущих обязательств в структуре пассивов, вырос с 69,1 до 81,3%.

В 1999 году начался процесс перехода завода в разряд "проблемных", когда компании "Приват-Интертрейдинг" удалось получить в управление госпакет акций ДМЗ — 60,28%. Окончательно же государство потеряло контроль над ДМЗ им. Петровского в декабре 1999 года, когда на проведенном собрании акционеров удалось сменить менеджмент, а в составе Наблюдательного совета образовался вакуум представителей государства, все еще владеющего контрольным пакетом предприятия. Получив в свои руки рычаги управления предприятием и пакет акций ДМЗ им. Петровского, "Приват-Интертрейдинг" сделал все возможное, чтобы заблокировать проведение собрания акционеров. С 1999 года, когда состоялось первое и последнее собрание акционеров, их больше не проводили.

Судебные игры

Дальше — больше. Сразу же после прихода к власти на ДМЗ "Приват-Интертрейдинг" инициировал "конфискацию" у государства 18% акций ДМЗ им. Петровского, подав иск в арбитражный суд. Зная, как обстоят дела с украинским правосудием в ситуациях, когда в борьбу с государством вступает хорошо "подкованная" в судебных тяжбах структура, предположить исход событий с государственной собственностью можно было заранее. 14 сентября 2000 года Высший арбитражный суд принял решение, обязавшее ФГИ возвратить 18% акций ДМЗ в собственность акционерного общества до 14.10.2000 г. Однако, учитывая, что фактически собственником акций было общество арендаторов, возвращать эти акции должны были именно арендаторам, а не акционерному обществу.

А теперь начинается самое интересное. Так, согласно решению суда, собственником акций становится акционерное общество. Последнее, по всем законам, должно было вернуть эти акции акционерам, входившим ранее в общество. В данной ситуации вопрос об использовании акций должен был быть вынесен правлением и Наблюдательным советом на рассмотрение собрания акционеров, но решение принял почему-то Наблюдательный совет. Уже 18 октября 2000 года были составлены договоры купли-продажи акций с компанией "Бизнес-инвест".

Интересно, что продажа акций состоялась без каких-либо подтверждающих документов о передаче бумаг со стороны ФГИ. Распоряжение о смене реестра ОАО (проще говоря, решение о смене собственника 18% акций) было подписано в ФГИ лишь 6 декабря 2000 года. Иными словами, документ из Фонда был выписан постфактум.

Протокол о заседании Наблюдательного совета, на котором было принято решение о продаже акций, был сначала датирован 20 декабря 2000 года. В то же время регистрация протокола, по данным информированного источника, произошла впоследствии, но… уже под датой 12 октября 2000 года. При этом средства от продажи акций предполагалось направить на возвращение кредитов. Не исключено, что кредиты были взяты у структур, близких к группе "Приват…".

Проверка прозрачности

Следующим этапом "приватизации" предприятия должно было стать прогнозируемое банкротство ДМЗ, что никак не могло не беспокоить государство. Оно и беспокоилось. Так, в письме на имя премьера от 15 июля 2003 года глава Фонда госимущества Михаил Чечетов сообщал, что группа "Приватбанка" искусственно доводит предприятие до банкротства, в течение длительного времени фактически контролируя финансовые потоки предприятия.

Обвинения Фонда в адрес банка нашли подтверждение 19 марта 2001 года, когда Хозяйственный суд Днепропетровской области начал рассмотрение дела о банкротстве ДМЗ. Инициатором банкротства, по некоторой информации, стал основной кредитор завода — все тот же "Приватбанк". Основанием для таких предположений было то, что в состав новосформированного комитета кредиторов вошли в основном структуры, имеющие непосредственное отношение к банку. А представителей государства в комитете снова не оказалось.

Данная схема "приватизации" позволяет обеспечить полный контроль предприятия. Процедура банкротства под "кредитора" по всем канонам предполагает приход на предприятие "своего" управляющего санацией. При этом остальные акционеры предприятия теряют контроль над своей долей собственности.

Впрочем, сколько бы ни говорилось о проблемах управления предприятиями в рамках наших ФПГ, дело вряд ли можно так просто "сдвинуть с мертвой точки". Проблема даже не в том, что предприятие искусственно доводится до банкротства, а в том, что "Приват-Интертрейдинг", похоже, не ограничивает приватизационные "аппетиты" лишь "Петровкой", пытаясь использовать как судебные, так и политические рычаги влияния на государственные органы.

Нет сомнений, политическая поддержка в украинских условиях — фактор весомый, однако стоит попытаться, "невзирая на лица", ответить на следующий вопрос. Может ли структура, занимающаяся присвоением госакций, задерживающая зарплату рабочим и фактически доведшая предприятие до банкротства, может ли такая компания участвовать в приватизации государственных предприятий? Ведь не секрет, что в цивилизованных странах государство никогда бы не допустило к приватизации компанию, практикующую подобные "схемы" приватизации.

Недвусмысленный ответ на заданный вопрос дал Михаил Чечетов, предложив правительству принять постановление об обязательной проверке всех участников конкурсов по приватизации на чистоту происхождения капиталов. Желание ФГИ использовать опыт проверки прозрачности происхождения капитала, полученный при продаже ДМК им. Дзержинского, в этой связи можно только приветствовать.

А может, для подобных "инвесторов" вообще стоит наложить запрет на участие в приватизационных конкурсах?

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Рейтинг популярности материала «Прогнозируемое банкротство » на Finance.UA - 2.0
В Контексте Finance.UA