5 фактов об отношениях Москвы и Минска в сфере энергетики


5 фактов об отношениях Москвы и Минска в сфере энергетики

Беларусь сообщила России о планах повысить с 2017 года тарифы на транзит нефти по своей территории на 20,5%. Что далее последует и чем завершались такие споры раньше? DW собрала факты.

С 1 января 2017 года Беларусь объявила, что планирует в одностороннем порядке поднять тариф на транзит российской нефти по своей территории. Таким образом Минск пытается выторговать для себя более выгодные условия поставок газа из России и возможность не погашать уже накопленный долг за газ, указывают эксперты. В истории энергетических отношений двух стран уже не раз случались подобного рода конфликты. Что предшествовало нынешнему спору и чем он может разрешиться?

Фактор “Белтрансгаза”

Оператором газотранспортной системы (ГТС) Беларуси сейчас является компания “Газпром трансгаз Беларусь” (до до апреля 2013 года – “Белтрансгаз”). “Газпром” давно пытался получить сначала долю в “Белтрансгазе” (тогда предприятие было государственным), а затем и полный контроль. В 2002 году Минск и Москва договорились создать на базе “Белтрансгаза” совместное с “Газпромом” предприятие. Взамен Беларуси предлагался газ по внутрироссийским ценам.

Однако Минск затягивал переговоры по “Белтрансгазу”, в результате чего цены на “голубое топливо” для него начали расти. В 2004 году это даже привело к резкому, но кратковременному прекращению поставок российского газа в Европу через территорию Беларуси.

На рубеже 2006-2007 годов ситуация едва не повторилась, однако буквально в последние часы 31 декабря контракты на поставку и транзит все же были подписаны. А летом 2007 года “Газпром” стал владельцем 50% “Белтрансгаза”.

2010-2011 годы: пат и мат

Тем не менее газовые конфликты на этом не прекратились. Задолженность Беларуси за газ росла, составив к лету 2010 года, по подсчетам российской стороны, почти 200 млн долларов. Официальный Минск заявил, что не согласен с наличием долга, и выставил в ответ свой счет: “Газпрому” были предъявлены претензии, что он якобы не доплатил за транзит в Европу те же 200 млн долларов.

В ответ Москва приняла решение перекрыть газ. Ограничение поставок достигало 60% от контрактного объема. В конце июня Минск выплатил “Газпрому” долг и потребовал от него аналогичного шага. Будучи акционером “Белтрансгаза”, “Газпром” обязался через него переводить средства в так называемые инновационные фонды Беларуси.

Что осталось за кулисами переговоров, до конца так и не прояснилось. Однако после улаживания взаимных претензий в газовых отношениях двух стран наступило затишье. В 2011 году президент России Владимир Путин объявил о предоставлении Беларуси скидки на газ. А конце в 2011 года “Газпром” стал владельцем оставшихся 50% “Белтрансгаза”.

Украинская подоплека

В сегодняшнем конфликте, на первый взгляд, на авансцене не газ, а нефть: именно об увеличении тарифа на транзит нефти по своей территории говорит Беларусь. Однако, как объяснил DW ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков, лежащий на поверхности нефтяной вопрос на самом деле был исчерпан еще весной 2016 года.

“Все началось в начале года, когда “Транснефть” продавала нефтепродуктопровод, проходящий по территории Украины. Чтобы показать (покупателям. – Ред.) нужность этой трубы, “Транснефти” был выгоден дефицит топлива в Украине, и здесь главной помехой была Беларусь, с 2014 года резко нарастившая продажу дизтоплива украинцам”, – вспоминает эксперт.

По его словам, белорусским экспортерам стало выгоднее переориентировать потоки с Европы на Украину, поскольку в последней резко выросли цены на дизельное топливо – как из-за возросшего в результате военной кампании спроса, так и из-за заметно сократившегося производства.

“Россия дала Беларуси сигнал отправлять больше нефтепродуктов в Европу, но Минску это было невыгодно. Запахло конфликтом, но вопрос оказался исчерпан, когда “Транснефть” закрыла сделку по продаже трубы”, – отмечает Юшков.

Газовый спор-2016

Однако окончательно успокоиться ситуации помешал газовый вопрос. Из-за низких цен на нефть, в привязке к которым формируются и цены на газ, стоимость тысячи кубометров газа для Германии приблизилась к внутрироссийским значениям. Ссылаясь на подписанное в 2011 году межправительственное соглашение, Беларусь затребовала таких же цен (за вычетом еще и экспортной пошлины) и для себя. Когда Москва отказалась, Минск проигнорировал этот факт и стал платить исходя из своих соображений о ценовой справедливости. По сделанным “Газпромом” подсчетам, белорусский долг к октябрю составил 340 млн долларов.

В надежде мотивировать белорусских коллег соблюдать финансовую дисциплину Москва решила сократить поставки нефти в страну, поскольку благодаря этому (производству нефтепродуктов и их экспорту) серьезно пополняется бюджет Беларуси. В ответ Минск заявил о том, что с октября на 50% поднимет тарифы на транзит по своей территории российской нефти.

Конфликт грозил всерьез разрастись, однако, как и бывало ранее, его почти удалось погасить на уровне первых лиц. “После общения с Лукашенко Путин решил пойти на уступки. Условия были такие: Беларусь должна рассчитаться до октября по старой цене, далее до конца года выставлялась фиксированная ставка в районе 100 долларов за тысячу кубов газа. А с 2017 года Беларусь должна была перейти на среднероссийскую цену: 4500 рублей за тысячу кубов с поправочным коэффициентом”, – продолжает Юшков. Но и этот вариант Минск не устроил, поскольку выплачивать долг там отказались.

Хочешь послушного соседа – плати

По мнению эксперта, тот факт, что в последней версии требований Беларусь снизила уровень угрозы до 20,5-процентного повышения тарифа на транзит, говорит о том, что стороны наметили путь к сближению позиций: “Российская сторона настаивает на примерно четырехпроцентной индексации. В итоге, думаю, будет компромисс: примерно на 10% они повысят тариф и при этом вернут долг не полностью”.

Нефтегазовый аналитик “Райффайзен банка” Андрей Полищук полагает, что уступки со стороны Москвы неизбежны: “России придется уступить и фактически продолжить субсидировать экономику Беларуси. Это нормально для страны, поддерживающей более слабых сателлитов у своих границ. Это характерно для всего мира”.

По словам Полищука, погашение долга может происходить по-разному: “Вопрос в схеме: его или спишут, или перенесут на будущие платежи, или переведут в статус госдолга, а потом забудут, как это обычно бывает. А чтобы от этого не потерял “Газпром”, возможно, ему субсидируют потери через бюджет”.

Евлалия Самедова

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Весь рынок:Энергетика
Все, что мы знаем про:Газпром
Рейтинг популярности материала «5 фактов об отношениях Москвы и Минска в сфере энергетики» на Finance.UA - 2.2
В Контексте Finance.UA