Мина из прошлого: проблемные кредиты топят банки


Мина из прошлого: проблемные кредиты топят банки

Пока НБУ борется с неплатежеспособными и “схемными” банками, сами банки пытаются справиться с накопившимися проблемными кредитами. И хотя для украинских финучреждений работа с так называемыми “токсичными” активами отнюдь не в новинку, сегодня запаса прочности у банков почти нет. Поэтому неплатежеспособные заемщики больно бьют по всему банковскому сектору. По оценкам регулятора уровень проблемных кредитов на рынке сегодня – около 20%.

В свою очередь, аналитики утверждают, что реальный показатель вдвое больше – до 40%. “И по прогнозам эта цифра будет только расти”, – считает Елена Супрун, начальник управления отчетности процессов и поддержки возврата проблемной задолженности клиентов розничного бизнеса UniCredit Bank.

Многие банки делят выданные кредиты на три условных группы: те, что были оформлены до 2008 года; займы, выданные в период с 2010 по 2014 год; кредитные договора, подписанные после последнего “скачка” гривны в 2014-2015 годах.

Невыносимой головной болью для банков долгое время оставалась именно первая группа кредитов, большая часть из которых на волне роста финансового сектора предоставлялась в валюте, без должного анализа платежеспособности потенциальных клиентов. В итоге, обвал гривны осенью 2008 года спровоцировал волну отказов со стороны заемщиков погашать взятые на себя обязательства, и уровень неплатежей достиг 50-60%. А у отдельных банков – все 80%.

“Если проанализировать опыт в работе с проблемными кредитами, начиная с 2008, то в выигрыше оказались те банки, которые первыми пошли на переговоры с клиентами, и начали подбирать способы реструктуризации под их возможности. Продлевали договора, соглашались на конвертацию. В итоге, они и портфель сохранили, и клиентов”, – рассказывает один из акционеров “Платинум Банка” Дмитрий Зинков.

Борьба с последствиями заняла у банков почти три года, о чем косвенно можно судить по финансовому результату системы. Так, за 2009 год убытки банков составили 38,5 млрд гривен, за 2010 год – 13 млрд гривен, а по итогам 2011 года банки получили убыток в размере 7,7 млрд гривен.

За это время изрядно “похудел” портфель автомобильных валютных кредитов, и главной проблемой для банков осталась ипотека, срок “жизни” которой составляет 20-25 лет, а иногда и больше. Поэтому неблагополучных займов, выданных на покупку недвижимости, до сих пор много. По оценкам аналитиков, под реструктуризацию попало 50-60% ипотеки.

Почти возрождение

В 2010-2014 годах банки вели значительно более сдержанную кредитную политику. Во-первых, высокие процентные ставки и не оправившаяся от кризиса экономика не позволяли в полной мере возобновить кредитование. Во-вторых, банкиры стали активно пользоваться базами кредитных бюро, ужесточили оценку рисковости заемщиков и требования к ним. Кроме того, выдача валютных кредитов оказалась под запретом, поэтому влияние колебаний курса на кредитные портфели было минимизировано.

Однако девальвационный шок 2014-2015 года привел к тому, что платежная дисциплина заемщиков в связи с падением их доходов вновь резко ухудшилась. И даже те портфели, где доля “проблемки” не превышала 5-10%, резко преобразились – необслуживаемые займы заняли в них 30-40% и даже больше, вплоть до 50-60%. В их число попали как “свежие” автомобильные, так и потребительские (в том числе беззалоговые) кредиты, которые в 2012-2013 годах выдавались в особо больших объемах.

Кроме того, снова ухудшилась ситуация с погашением ипотеки. По разным оценкам, сейчас нормально обслуживается не более половины ипотечных кредитов. “Всего валютные кредиты физических лиц, по данным НБУ, к концу 2015 года составляли 3,8 млрд. долларов, из них более 2 млрд. долларов – это ипотечные займы”, – говорит Андрей Шевчишин, ведущий эксперт информационно-аналитического центра Forex Club в Украине.

В итоге, банкам вновь пришлось фиксировать убытки: за 2014 год отрицательный финрезультат банковского сектора достиг 53 млрд гривен, а в 2015 году он вырос до 66,6 млрд гривен.

Выдают с оглядкой

С прошлого года кредитование физлиц, по сути, остановилось. Например, портфель кредитов, выданных частным клиентам, за 2015 год сократился почти на 15%. Крупные займы, даже под залог ликвидного имущества, выдаются очень точечно. В сегменте беззалогового кредитования продолжают толкаться локтями от 5 до 10 банков. Причем, условия предоставления кэш-кредитов становятся все жестче, а суммы – меньше. Банкиры разводят руками, что, мол, сегодня лучше отказать пяти клиентам на этапе кредитной заявки, чем оформить два займа, которые затем не будут погашены.

“Все банки заинтересованы в том, чтобы выдавать кредиты нормальным заемщикам с минимумом рисков для обслуживания в будущем. Это позволит удерживать уровень просрочки на уровне 5-10%, что в сложившихся рыночных условиях является хорошим показателем. Нам по своему портфелю удалось довести этот индикатор до 1,5-3%”, – приводит пример член правления “Платинум Банка”, директор по рискам Вадим Кривовяз.

Впрочем, перед банками по-прежнему остается нерешенным вопрос с теми кредитами, которые уже имеют статус проблемных. Ключевая проблема заключается в том, что заемщики зачастую не могут вытянуть кредит даже в том случае, если банк согласен пойти на “мировую”. “Инструментов в банковском арсенале достаточно. Это судебное и досудебное регулирование, в том числе реструктуризации, добровольные погашения с дисконтом, конвертации, а также списания и продажи портфелей. Все они работают, но есть вопрос цены, которую банк готов и может заплатить”, – рассуждает Юлия Ворчак, директор по управлению рисками Фидобанка.

От трех и дальше

В феврале нынешнего года в Верховной Раде появился согласованный Нацбанком и банкирами законопроект о реструктуризации ипотечных кредитов. В случае его принятия, к процедуре реструктуризации смогут прибегнуть около 40% заемщиков, взявших кредиты на жилье в валюте. И это в значительной степени снизит давление со стороны проблемных займов. Однако, оборотная сторона такова, что банки такой вынужденной мере все равно не очень рады, так как убытков избежать не удастся. Да и на чистку портфелей им придется потратить явно не один год.

“После кризиса 2009 года понадобилось 3 года для стабилизации уровня проблемных кредитов. Сейчас ситуация иная, поэтому период очищения может затянуться на более чем 3-х летний период”, – считает Андрей Шевчишин.

Поэтому учитывая глубокий характер рецессии в украинской экономике и общее падение платежеспособного спроса, на полноценное возобновление кредитования до 2020 года рассчитывать вряд ли стоит. К тому же, Национальный банк сохраняет учетную ставку на высоком уровне 22%, что значительно охлаждает кредитную активность. И если говорить о доступных займах, то на снижение процентных ставок может уйти еще больше времени, поскольку дешевых источников ресурсов у банков нет, и в обозримом будущем не будет.

Павел Харламов

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Весь рынок:Кредит&Депозит
Все, что мы знаем про:НБУ
Рейтинг популярности материала «Мина из прошлого: проблемные кредиты топят банки» на Finance.UA - 2.4
В Контексте Finance.UA
Новости партнеров