Европейские бесценности. Украинцы хотят в ЕС, но играть по его правилам готовы далеко не все


Европейские бесценности. Украинцы хотят в ЕС, но играть по его правилам готовы далеко не все

В Украине уже появилось поколение людей, которые, как жители Западной Европы, ценности самовыражения ставят выше безопасности и выживания. Когда им исполнится 40, страна станет другой, считают социологи

Когда полтора года назад Виктор и Евгения Копп вернулись в Украину, они твердо решили сохранить привычки, приобретенные за годы жизни за рубежом. Европейская повседневность приучила их сортировать мусор, здороваться с соседями и решать проблемы в соответствии с установленными властью процедурами. На родине придерживаться этих простых, по их мнению, правил оказалось нелегко.

«Сразу после приезда у нас были идеалистические взгляды», – признается 29-летняя Евгения Копп. В течение трех лет она жила в Берлине, где изучала социологию, пока ее 31-летний супруг строил там же научную карьеру. За его спиной уже были три года учебы во Франции. Получив ученую степень, он перебрался в Германию. Прежде, чем вернуться на родину, где его ожидала престижная должность в компании Samsung, Копп добавил в резюме год работы в Италии.

С первыми трудностями супруги столкнулись, едва начав обустраивать киевский быт. Вспоминают, как обратились в ЖЭК с официальной просьбой провести в квартире электророзетки. Стремление новых жильцов соблюсти формальности удивило сотрудников учреждения, рассказывает Евгения. «Никто так не делает», – передает недоумение работников девушка. Обычно жильцы, мол, напрямую звонят электрикам. Один из электриков даже предложил паре «неофициально» провести розетки за меньшую, чем предлагают тарифы ЖЭКа, цену. Супруги настояли на своем, но с идеализмом попрощались. «Система настолько не работает, что даже сами исполнители не хотят ее поддерживать», – уверена Евгения.

Похожие выводы озвучивают эксперты, изучающие поведение и ценностные ориентиры украинцев. Они объясняют: в стране, где не действует принцип верховенства права, люди предпочитают решать проблемы в обход установленных правил. Многие уверены, что только личные договоренности и вознаграждение гарантируют качественное выполнение работы.

«Украинскому обществу сегодня свойственна потребность в безопасности, – рассуждает социолог Виктория Брындза. – А безопасность строится на личных связях».

Свои выводы участница Нестеровской группы, разрабатывающей стратегию развития страны, основывает на ряде масштабных социологических опросов. Один из них опубликовал минувшим летом Центр социальных и маркетинговых исследований СОЦИС. Проблемы безопасности и выживания, свидетельствуют его данные, уже много лет актуальны для более чем 60% украинцев. В противовес им жители большинства стран, входящих сегодня в Европейский Союз, на первое место ставят возможность самовыражения.

«У нас везде присутствует чувство небезопасности, которое подталкивает людей искать способы сделать свою ситуацию комфортней», – делится наблюдениями вернувшаяся на родину Евгения Копп. Ее супруг Виктор добавляет: «У нас [в Украине] вся жизнь – борьба».

Знак равенства

Повсеместное дружелюбие – первое, что удивляет многих украинцев, перебравшихся в одну из европейских стран. Абсолютно нормальным, вспоминает Евгения, в Берлине считалось здороваться в подъезде с каждым, даже если это незнакомец. С соседями по парадному принято поддерживать если не дружеские, то приятельские отношения.

Такие знакомства не только приятны, но и полезны. Девушка рассказывает о необычной, с точки зрения украинца, практике немецких служб доставки. Не застав дома заказчика, курьер отдает товар кому-то из соседей. По возвращению домой клиент находит на дверях записку с информацией о том, где искать заказ.

Негласные правила комфортного сожительства действуют в разных странах Европы. К примеру, в Чехии совершенно нормальным считается, придя в гости, оставить обувь на лестничной площадке, говорит перебравшаяся в Европу украинка Ирина Данильченко. В середине 1990-х она переехала в Прагу, где работает теперь лаборанткой в аптеке. Уроженка Луганска рассказывает, что горожане не только доверяют друг другу, но и активно участвуют в жизни двора и района. Каждую неделю-другую в почтовом ящике она находит местное издание со свежими новостями из жизни района. Чехи живо интересуются локальными проблемами и готовы решать их сообща.

Другая особенность жизни в ЕС заключается в том, что одинаково хорошо там относятся к людям разного статуса и с разными финансовыми возможностями. Семейство Копп отмечает, что взаимное уважение заложено у немцев буквально в подкорке. Они, мол, не подадут виду, даже если будут стоять в магазине рядом с бездомным, от которого, скорее всего, будет плохо пахнуть.

«В общении с людьми, скажем так, из особых социальных групп, они никогда не создают лузеров», – говорит Евгения. И рассказывает, как поддерживали ее в изучении немецкого языка местные знакомые. Они всегда замечали, когда она чего-то не понимает или долго молчит, приостанавливали беседу и начинали разъяснять.

«Уважение к личности вне зависимости от статуса, взглядов или происхождения, уважение к человеку, будь он твоим близким или нет – это нечто общее для всей Европы», – соглашается другая украинка Ирина Илюшина. Четыре года назад она переехала в Испанию, где теперь пишет путеводители и проводит экскурсии.

Закон и порядок

Евросоюз известен своей сложной бюрократической системой, которая в каждой из стран обрастает также национальными особенностями. В Германии она работает, словно швейцарские часы, а вот в южных Испании и Италии кажется более хаотичной, делятся живущие за рубежом украинцы. Впрочем, оформление документов и решение других официальных вопросов неизменно происходит по правилам.

«Если тебе нужен какой-то документ, ты получишь его быстро, без лишних трудностей и именно в то время, с точностью до минуты, о котором тебе сообщат заранее», – делится опытом Илюшина.

Она рассказывает, что одним из открытий в Испании стало для нее существование специального органа, принимающего жалобы на работу любого бюрократа. Такие жалобы эффективны, и рассматривают их не дольше трех дней. Кроме того, клиент зачастую платит лишь за материалы, используемые для изготовления документов.

«Когда все устроено грамотно, это придает определенную расслабленность», – делится личным опытом визажист Доната Деликатна. Она родилась в Украине, более десяти лет прожила в Литве, а теперь регулярно ездит туда к друзьям и родственникам. Литовская система, где паспорта выдают по расписанию, а оформление субсидий не требует прохождения «трех кругов ада», называет главным отличием между странами.

«Законы и правила долгое время воспринимались украинцами как чужеродные, ведь они были насажены властью», – анализирует причины явления участница Нестеровской группы Брындза. А вот европейцы несколько сот лет назад совместными усилиями пришли к согласию и зафиксировали его в законах. Поэтому считают их понятными и легитимными.

Среди украинцев, напротив, укоренилось восприятие, будто законы абсурдны и делают из человека дурака, отмечает Брындза. Именно по этой причине многие считают, что нужно «проявлять всю изобретательность, чтобы их обходить».

Ощущение ответственности за выполнение правил начинается с необходимости контролировать расходы, объясняет украинец Кирилл Семенов, в течение десяти лет живущий в соседней Словакии. Разработчик аэрокосмических систем говорит, что в Европе принято организовывать нечто наподобие украинских объединений совладельцев многоквартирных домов (ОСМД). Словацкий аналог ЖЭКа является лишь посредником между жильцами и компаниями, которые их обслуживают. Поэтому соседи регулярно собираются для обсуждения насущных забот.

«Баталии там похлеще Аустерлица, потому что речь идет о судьбе их денег, – отмечает Семенов. – Квартплата достаточно большая, и распределение этой суммы определяется самими жильцами. На низовом уровне есть очень четкое понимание прав и ответственности».

Большие надежды

Среди европейцев, наиболее близких украинцам по ценностным ориентирам, эксперты выделяют балтийцев. Будучи выходцами из СССР, они сумели сделать рывок и уже в 2004-м году присоединились к ЕС. Политико-экономические трансформации происходили бок о бок с изменениями в характере жителей государств.

«Чудеса случаются, но медленно», – описывает украинка Деликатна, жившая в Литве, тот путь, который прошла страна на ее глазах с момента вступления в Евросоюз. Категория людей, которые привыкли жить и работать так, как делали это при Советском Союзе, там все еще есть, но такие люди теперь, скорее, исключение из правила. Деликатна добавляет: «Система стала логичной, работает быстро и прозрачно, от бардака уже отошли».

Ценности не являются чем-то нерушимым и могут меняться от поколения к поколению, подтверждает историк Ярослав Грицак. По его мнению, позитивные сдвиги начались в Украине еще накануне революции достоинства. Появилась группа людей, которые, подобно парижским революционерам 1968 года, ценности самовыражения ставили выше ценностей выживания.

Как правило, под влиянием войны и экономических кризисов людям свойственно вновь выводить базовые ценности на первый план. Однако результаты исследования центра СОЦИС показывают, что отката не произошло. Опрос выявил тех агентов изменений, чьи ценности сопоставимы с ценностями жителей западных стран. Это молодые жители крупных городов, получившие высшее образование.

«Когда это поколение достигнет возраста 45-50 лет и придет к власти, будет новая страна», – уверен Грицак.

Это произойдет быстрее, если проанализировать и понять правила, по которым привыкли жить европейцы. Пример приводит Барри Гэбб, канадский экономист, который специализируется на странах Восточной Европы и в данный момент живет в Одессе. По его наблюдениям, украинцы излишне наивны в своих представлениях о Евросоюзе. Они, мол, ожидают много хорошего, не понимая, что европейцы в первую очередь ориентируются на прибыль и крайне редко готовы тратить деньги, движимые простым желанием помочь.

Быть прагматиками на Западе учат со студенческой скамьи. По словам Гэбба, украинские университеты не развивают в воспитанниках умение интерпретировать факты и фильтровать информацию. А еще не готовят к жизни в условиях жесткой конкуренции.

«В моем офисе всегда был кто-то старше и опытней, чем я, – рассказывает канадец. – Привычной является практика наставничества. Работодатели приходят в вузы, и это служит для молодежи отличным стимулом. Ведь если амбициозный студент слышит от работодателя своей мечты, что он недостаточно квалифицирован, это дает хороший толчок».

Свой метод адаптации к европейской модели жизни предлагает Брындза. По ее словам, большинство украинцев воспринимают пока лишь те правила, которые полезны для них лично, а не справедливы для всех. Поэтому необходимо научиться вести диалог и вырабатывать правила, создающие равные условия для всех.

Анализируя ценностные ориентиры украинцев и европейцев, историк Грицак отмечает еще одну особенность нынешнего положения дел. По его мнению, Европа декларирует ряд ценностей, однако не готова их защищать. В то время как среди украинцев есть достаточное количество тех, кто понимает их и даже готов за них умирать. Об этом свидетельствовала революция достоинства.

«Когда мы говорим о европейских ценностях, то, на самом деле, говорим о себе и о том, какими мы хотим стать», – резюмирует Грицак.

Оксана Мамченкова

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Смотри также
Рейтинг популярности материала «Европейские бесценности. Украинцы хотят в ЕС, но играть по его правилам готовы далеко не все» на Finance.UA - 2.5
Топ новости
Обсуждают

Читают

В Контексте Finance.UA
Новости партнеров