Бизнес в Крыму: заложники ситуации


Бизнес в Крыму: заложники ситуации

Российским властям понадобилось ровно пять дней после крымского референдума 16 марта, чтобы сделать украинский полуостров 84-м субъектом Федерации. Игра шла по заранее расписанным нотам: признание результатов, проведение необходимых юридических процедур и голосований в Госдуме и Совете Федерации, а затем – подписание президентом Владимиром Путиным указа о включении Крыма в состав России. Реакция мировой общественности российских чиновников всех рангов не интересовала.

Украина аннексию Крыма не признала, но с реакцией явно запаздывала. 20 марта 276 депутатов Верховной рады поддержали в первом чтении законопроект, по которому в Крыму должен быть установлен «особый правовой режим на временно оккупированных территориях», призванный урегулировать права и свободы граждан. Депутаты поддержали самый радикальный из четырех имевшихся законопроектов.

Изначально за основу законопроекта был взят грузинский вариант. Но он составлялся совсем в других исторических условиях, во время военных действий. И статус территории, и состояние экономики коренным образом отличалось от того, что мы имеем сейчас. Юристы считают, что механическое перенесение норм не позволит в дальнейшем Украине надлежащим образом восстановить статус-кво и защитить себя от незаконных действий вначале представителей Республики Крым, а потом и агрессивной политики России.

Законопроект вызвал некий ступор у отечественных юристов, потому что в нынешнем варианте не решает проблем ни самих граждан, ни украинского бизнеса, работающего в Крыму. Особенно показательной является статья 8, где перечислен целый ряд ограничений, которые будут вводиться на этой территории.

«Например, необходимость осуществления хозяйственной деятельности, которая подлежит лицензированию только на основании соответствующих лицензий. Запрет на ввоз товаров военного и двойного назначения. Ограничивается железнодорожное, автомобильное, морское, речное, воздушное сообщение. Это, наверное, будет самой большой проблемой. Достаточно вспомнить опыт Северного Кипра, Абхазии, Приднестровья, Нагорного Карабаха. Получается, что местная железная дорога, по большому счету, будет носить только внутрикрымский характер. Или будет сообщаться с югом России, когда они там мост через Керченский пролив построят», – описывает ситуацию Алексей Кот, управляющий партнер ЮФ «Антика».

Несколько десятков украинских частных и государственных предприятий оказались в правовом вакууме. Речь идет как о крупных заводах и предприятиях, так и о розничных сетях с сотнями точек: ритейл, заправки, банковские и страховые учреждения.

Руководство компаний не понимает, кому платить налоги, где подтверждать право собственности, где оформлять новые лицензии и разрешения, если понадобится, как вообще определять свой статус. Согласно законопроекту, любая хоздеятельность, которая осуществляется на территории АРК и подлежит регулированию, запрещается. В противном случае собственник может быть объявлен предателем, со всеми вытекающими юридическими последствиями.

«Я не представляю, каким образом можно остановить производственные циклы и экономическую деятельность, которая осуществляется на определенной территории, не эвакуировав мощности и само производство. Мало того, что она запрещается, устанавливается еще и уголовная ответственность. В данном случае собственники бизнеса вынуждены будут либо перепродать его россиянам и избавиться от головной боли, либо формально нарушать законодательство Украины», – описывает перспективы Олег Малиневский, юрист компании FCLex.

Общая позиция юристов и собственников крымских предприятий выглядит следующим образом: ждать более определенных новостей. Вот ответ компании ДТЭК, владеющей 50% ОАО «Крымэнерго» и подконтрольной Ринату Ахметову: «Сейчас юристы компании пытаются проанализировать ситуацию и понять возможные варианты действий. Как вы догадываетесь, ситуация довольно нетривиальная, и ее рассмотрение требует времени». Подобная тактика во многом объясняется тем, что «Крымэнерго» тесно связано с экономикой материковой Украины.

Однако в результатах опросов Forbes уже наметились определенные тенденции – то, что может работать автономно, готово работать под более выгодной юрисдикцией. Так, розничные сети автозаправок ОККО и WOG заявили, что продолжат работу на Крымском полуострове. Останется в Крыму и розничный ритейлер «АТБ». Собственник ЧАО «БРОМ» Валерий Киптык также заявил, что его работа продолжится в новых условиях. ПриватБанк, ПУМБ, «Финансы и кредит», имеющие значительное количество отделений в Крыму, сегодня пытаются вычислить лучшие варианты для бизнеса.

По информации отечественного Минфина, в течение недели между референдумом и подписанием Путиным указа о присоединении самые ушлые украинские компании начали массово перерегистрироваться в Крыму. Очевидно, наиболее рисковые юристы просчитали, что ситуация с налогообложением решится не скоро, поэтому можно будет какое-то время работать и не платить налоги вообще. Но уже в 20-х числах марта Минфин принял решение блокировать все подобные попытки перерегистрации.

В Госдуме зарегистрирован законопроект о переходном периоде, который рассматривает Российская Федерация. В его рамках установлен определенный алгоритм действий для переоформления собственности, который будет происходить в данный период. Этот закон еще не принят, но бизнес, работающий в Крыму, изучает предложенные нормы и пытается сориентироваться по ним. В Украине пока что такого законопроекта с алгоритмами нет.

С критикой украинского законопроекта «об оккупированных территориях» уже выступило Управление Верховного комиссара ООН по вопросам беженцев (УВКБ ООН). Специалисты управления считают, что этот документ усиливает риск при перемещении из Крыма и может ограничить права граждан при внутреннем перемещении. Кроме того, он влечет ограничения в сфере экономических прав, урегулирования прав собственности и свободы перемещения, которые противоречат международным правовым нормам.

Для решения вопросов защиты украинского бизнеса в Крыму уже есть целый ряд идей. Они связаны с международными соглашениями Украины, нормами ВТО, в некоторых случаях – с нормами соглашений, заключенных в рамках СНГ и отдельно с РФ, есть двусторонние инвестиционные договоры.

Кроме того, чтобы сохранить налоговые платежи в бюджет Украины, необходимо срочно обратить внимание на все подписанные двусторонние и международные соглашения о налогообложении, трансфертное ценообразование, признать понятие «Центр образования прибыли», который определяет, какие предприятия из цепочки и где именно платят налоги.

Проблема заключается в том, что в таком случае Украине придется фактически признать аннексию Крыма и выстраивать с ним отношения как с субъектом РФ. Но вряд ли сегодня в Украине найдется политик, который сможет решиться на такой шаг.

Forbes предлагает вспомнить, кто из участников рейтинга 100 богатейших украинцев владеет активами в Крыму.

Инна Коваль, Влад Королюк

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Также по этой теме: Какое будущее ожидает Крым?
Рейтинг популярности материала «Бизнес в Крыму: заложники ситуации» на Finance.UA - 2.0
В Контексте Finance.UA