Почему крупнейшая страховая компания мира оказалась под следствием в США?


Владимир ЦХВЕДИАНИ

В конце мая нынешнего года в США разразился очередной корпоративный скандал: власти Нью-Йорка подали гражданский иск против крупнейшей в мире страховой компании AIG, ее бывшего главы Мориса Хэнка Гринберга и бывшего финансового директора Говарда Смита. В исковом заявлении говорится, что Гринберг и Смит, покинувшие свои посты, когда началось расследование, принимали участие в многочисленных жульнических сделках, переоценивали ключевой андеррайтинговый бизнес компании и тем самым повышали котировки акций, то есть "дорисовывали дутые доходы" в отчетах.

Выяснилось, что за пять лет компания получила чистого дохода на $3,9 млрд. меньше, чем считалось ранее. Кроме того, скорректированный в результате следствия доход за 2004 год также оказался на 11,9% меньше. Постараемся проанализировать, зачем AIG раздувала свои активы и почему сегодня ею занялось американское государство. Опыт показывает, что "просто так" скандалы со столь мощными корпорациями, как AIG, не возникают.

Посттеррористическая эпоха, последовавшая после трагедии 11 сентября 2001 года в США, характеризовалась не только ростом влияния различных государственных органов и спецслужб, но и, как это ни странно, новым подъемом в мировой страховой отрасли. Практически все страховые компании очень быстро возмещали всем пострадавшим от всевозможных терактов причиненный ущерб — что не удивительно, если учесть, что мировое страховое сообщество давно уже превратилось в своеобразную надгосударственную организацию. Практически все крупные риски в обязательном порядке перестраховываются, все страховые корпорации образуют гигантский международный страховой пул, который, в принципе, абсолютно не заинтересован в том, чтобы хоть где-нибудь в мире упало доверие к страховым компаниям.

Если проследить за расходами среднего западного обывателя или фирмы, то получается парадоксальная вещь: из года в год суммы, которые физические и юридические лица платят в виде налогов государству, остаются более или менее стабильными, а вот страховки и страховые взносы неуклонно растут. Другой парадокс заключается в том, что если налоги государству физические и юридические лица платят в добровольно-принудительном порядке, то страховаться насильно формально никто не заставляет. Однако без страховки в цивилизованном мире с вами не будут иметь дела даже сотрудники скорой помощи, а в бизнесе она стала привычным и необходимым атрибутом.

При этом механизм перестрахования таков, что страхователь зачастую не знает, кому в конечном итоге достанется большая часть его страхового платежа. Однако поскольку страховые компании хотят максимально обезопасить себя от всевозможных рисков, они создают базы данных на своих клиентов и при перестраховании, естественно, делятся информацией с компаниями-перестраховщиками. Так зачастую достаточно конфиденциальная в страховом сообществе информация становится открытой для ведущих страховых корпораций.

Таким образом, де-факто страховой рынок давно глобализировался, и крупнейшие мировые страховые компании начинают создавать своеобразные собственные квазигосударственные структуры. При этом очень похожие на государства и использующие опыт госорганов — с собственной службой безопасности, разведкой, огромным штатом юристов и т. п. — вплоть до полувоенизированных подразделений, в чью задачу входят превентивные мероприятия по предотвращению страховых рисков.

В принципе, "переложение" функций государства на страховые компании идет в экономически развитых странах уже давно и успешно, причем простые граждане успели это заметить и почувствовать. Не сомневаюсь, что данный процесс рано или поздно начнется и у нас: в соседней России он уже идет полным ходом. Взять, к примеру, такое явление, как страховая медицина (в странах Восточной Европы, да и в России она де-факто уже внедрена): наличие у вас полиса означает не что иное, как перекладывание проблем финансирования здравоохранения с плеч государства на население. Причем страховые компании в данном случае являются лишь финансовыми посредниками, поскольку плательщики своими страховыми взносами содержат не только медицинские учреждения, но и штаты компаний, обеспечивая последним неплохие прибыли. Аналогичным образом пенсионные и социальные выплаты перекладываются на страховые компании, занимающиеся пенсионным страхованием и страхованием жизни.

Вроде бы дело благое, но вместо запросов"скромных" чиновников страхователь в итоге должен обеспечивать гораздо более высокие требования сотрудников и менеджеров страховых компаний. Даже на дорогах практически во всех государствах мира страховые компании давно стали продолжением местных автоинспекций: без страховки автомобиль может ездить только по двору своего владельца.

Таким образом, став глобально необходимыми в коммерциализированной социальной сфере, страховые компании быстро наращивают свое финансовое могущество и становятся все более сложными и разветвленными структурами. Естественно, чтобы содержать всю свою громоздкую инфраструктуру и развиваться, им периодически становится недостаточно прибылей от деятельности, и они должны (чуть было не сказал — вынуждены) привлекать инвестиционные ресурсы. В последние годы инвесторы довольно охотно вкладывают свои деньги в акции страховых корпораций, благоприятствуя страховому бизнесу во всем мире. В свою очередь компании, чтобы привлечь инвесторов, начали злоупотреблять отчетностью и фактически раздувать свои доходы.

Следовательно, нет ничего странного в том, что крупнейший в мире страховщик — компания AIG — определенное время занимался преднамеренным обманом инвесторов и за 5 лет "дофантазировал" в отчетах $3,9 млрд. "лишнего" дохода. Во многом благодаря этому котировки акций компании выросли на 4,3%. Правда, после того как прокурор Нью-Йорка обнародовал обвинение AIG в махинациях, акции страховой компании вновь упали.

Интересный парадокс. На первый взгляд, компания, которая показала "лишнюю" прибыль, совершила, с точки зрения любого бухгалтера, безумие: ведь таким образом она как бы добровольно платит повышенные налоги. Однако овчинка стоит выделки. Высокие котировки акций страховой компании на фондовом рынке и рост ее капитализации означают, что для своих нужд она может легко привлечь намного больше финансовых ресурсов, чем было уплачено налогов, и, используя привлеченные средства уже в собственных целях, стать активным игроком не только на экономическом, но и на политическом поле.

То, что отчетностью крупнейшей американской страховой компании занялась прокуратура Нью-Йорка, свидетельствует о назревании острого конфликта между американским государством и крупнейшими американскими страховщиками. И это вполне можно было предвидеть. Фактически раздувание финансовой отчетности — только повод, который, скорее всего, "подвернулся под руку" правоохранительным органам. Дело в том, что у власти в США сегодня находятся республиканцы. В то же время в руководстве ведущих "акул" страхового бизнеса США доминируют сторонники демократической партии.

Практически мы видим очередной этап войны между "демократическим" финансовым истеблишментом США, которому усиление роли американских государственных институтов не особо нравится, и Госдепартаментом, который, как любая бюрократическая структура, стоит на страже интересов государственной машины и, естественно, недоволен ситуацией, когда страховые компании в ряде случаев подменяют собой государство. Конфликт между американскими госорганами и крупнейшим мировым страховщиком способен положить начало серьезным пертурбациям на финансовом рынке, которые могут негативно сказаться на сегодняшнем состоянии мировой экономики. Но это тема отдельной публикации.

  • i

    Если Вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам об этом.

Сервис подбора кредитов
  • Отправьте заявку
  • Узнайте решение банка
  • Подтвердите заявку и получите деньги
грн
Заказать кредит онлайн
В Контексте Finance.ua